Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Артур Алибеков: «Мы не деньги раздаем!»

Актуальное интервью.jpgВ республике много и давно говорят об инвестициях. Однако самих инвестиций пока немного. После критики, прозвучавшей в моей колонке в предыдущем номере, на связь вышел новый глава Корпорации развития Дагестана Артур Алибеков, решивший пояснить подлинное положение дел в вверенном ему институте развития. Оказалось, что все было еще хуже, чем я даже предполагал, но шансы исправить ситуацию есть. И важную роль в этот должно сыграть бизнес-образование дагестанцев, которым мы планируем заняться на страницах нашей газеты.

– Изначально вокруг Корпорации был большой пиар, озвучивались миллиарды уставного капитала, тысячи гектаров земель в уставном фонде. На сегодняшний день что она собой представляет?

– При создании Корпорации в 2013 году у кого-то была гипотеза, что наличие большого уставного капитала является хорошим инструментом для привлечения инвестиций. Согласно этой теории, в уставной капитал внесли земли на 4,7 млрд и на 300 млн ВОЛС. Кто-то предполагал, что можно взять этот уставной капитал, прийти в банк и обменять на деньги для инвестиций, либо надеялись, что придет крупный инвестор и еще пять миллиардов живых денег вложит. Не удалось. Стабильных инструментов финансирования операционной работы тоже не было продумано. В результате Корпорация оказалась с большой налоговой нагрузкой за имущество, долгами, судами и отсутствием понятных источников финансирования. В итоге потенциальный институт развития оказался в критической ситуации.

В 2019 году в правительстве решили Корпорацию реанимировать и изменить концепцию ее работы. Если ранее была цель сделать чисто коммерческое предприятие и путем размещения финансов получать дивиденды, то теперь нам была поставлена задача на основе мирового опыта сделать из Корпорации современный региональный институт развития.

С 2020 года наша команда приступила к работе, получив в наследство миллионные долги, заблокированные счета, арестованные земли, судебные разбирательства. И почти никаких доходов, потому что изначально никто не продумал за счет чего организации жить. Часть ликвидных земельных участков из уставного капитала еще в 2017-2019 гг. были возвращены республике, которая передала их Росгвардии и флотилии. Не было ни людей, ни оргтехники, ни помещений, фактически толком ничего, кроме юридического лица. Из успехов были лишь четыре проекта, получившие через Корпорацию в 2017-2018 годах финансирование по линии госпрограммы развития СКФО. Но и у каждого из них были свои проблемы в реализации. Сегодня приходится выстраивать всю работу полностью заново.

 

– Что намерены делать?

– Для начала разделили направления своей работы: операционную и инвестиционную деятельность.

С финансированием операционной деятельности в 2020 году нам помогла республика. Сейчас работаем над тем, чтобы обеспечить операционную доходность от оставшегося имущества – у нас, напомню, остались ВОЛСы. Мы провели инвентаризацию, очистили их от обязательств и они выставлены на открытую площадку на право аренды. Из земли у нас остался остров Тюлений и «Золотые пески» в Дербентском районе. На «Золотых песках» мы сейчас делаем инвестиционную площадку, провели топосъемку, сейчас проводим зонирование территории, часть планируем под отель, часть под глэмпинг-парк, часть под развлекательный компонент. Эти меры призваны повысить операционную эффективность до самообеспечения.

Инвестиционную деятельность также выстраиваем сызнова, уже подобраны финансовые аналитики, корпоративные юристы и остальной персонал, необходимый для работы с инвестпроектами. Мы разработали новый устав, Стратегию Корпорации, Инвестиционную политику, регламентирующие деятельность документы. При этом не все предприниматели хотят прямых инвестиций в свой уставной капитал, делить свою долю с кем-то. Поэтому, помимо прямых инвестиций, начали разрабатывать такой инструмент как займы. Это займы от 5 млн рублей и выше под залог на софинансирование реализации качественных инвестиционных проектов. Советом директоров принято решение использовать ставку рефинансирования ЦБ в качестве базового условия индексирования и возврата капитала, чтобы с учетом инфляции при возврате они имели ту же ценность, что и при выдаче. Все, что возвращается – будет направлено обратно на реинвестирование в другие проекты. Параллельно мы создали воронку инвестиционных проектов, которые заявились для получения инвестиций. Стало очевидно, что многим предпринимателям важны этические нормы, такие как соблюдение норм ислама при использовании финансов. Оказалось, примерно 30-35% предпринимателей хотят работать в соответствии с канонами ислама. Поэтому совместно с Агентством по предпринимательству, Духовным управлением мусульман, алимами и специалистами мы начали создавать инструмент финансирования, обеспечивающий соблюдение норм светского и исламского права. Один инструмент будет ближе к лизингу (товарная рассрочка), другой ближе к прямым инвестициям (мушарака). Здесь важно обеспечить баланс между рисками, нормами исламского права и светского законодательства.

Пока мы еще физически не успели настроить все механизмы инвестирования, потому что одна из первых практик республик СКФО по созданию набора инструментов регионального государственного инвестирования, и мы занимаемся снятием административных барьеров. В других регионах тоже есть Корпорации, но далеко не все могут осуществлять прямую инвестиционную деятельность, потому что это требует огромной нормативки, компетенций систематизации принятия решений, методологии отбора проектов и т. п. Поэтому пока завершается настройка региональных инвестиционных инструментов, мы основной упор в настоящее время сделали на привлечении внешних инвестиций в регион.

Внешние инвестиции – это крупные компании, которые реализуют проекты в разных странах и регионах. В первую очередь мы вышли на ключевые компании в секторе возобновляемой энергетики, которые в рамках госпрограмм строят солнечные, ветровые и малые гидростанции в России и за рубежом. Причем тысячи мегаватт солнечных и ветровых электростанций уже построено в других регионах, включая соседние: Ставрополье, Астраханскую и Волгоградские области. В Калмыкии сейчас строятся солнечные и ветровые объекты. У нас, несмотря на то, что мы самый солнечный регион – ноль. При этом государство поставило задачу на развитие возобновляемой энергетики до 2035 года и субсидирует тарифы непосредственно для компаний. И странно было не поучаствовать в ее реализации, т. к. это существенные инвестиции, рабочие места и налоговая база. Поэтому, мы включились в работу с компаниями, чтобы Дагестан вошел в перечень регионов, на которых они реализуют проекты. Первые соглашения о реализации проектов до 2024 года подписали в этом году, пока на 2,6 млрд рублей. Работаем еще с компаниями, чтобы привлечь как можно больше проектов. Это не требует от нас собственных инвестиций и позволяет привлечь компании с собственными источниками финансирования. Процесс не моментальный, но многие компании уже начали прорабатывать проекты в Дагестане, чтобы принять инвестиционные решения о реализации проектов.

– На что можно рассчитывать, приходя к вам?

– Многие считают, что стоит приходить только за государственным финансированием. Но в определенном смысле, самое последнее, чем можно помочь – это деньгами. В первую очередь, важно помочь головой. Многие нуждаются не в финансировании, а помощи на стадии структурирования проекта, консультировании по принципам привлечения инвестиций и работы с капиталом.

Авторам проектов мы помогаем с этапа структурирования. Это когда ты приходишь и говоришь – я хочу найти деньги на свой проект. Как правило, многие даже не знают достоверно, сколько конкретно финансов необходимо, какую залоговую базу можно предложить как гарантию возврата инвестиций, софинансировании, сколько можно привлечь от инвестиционных и кредитных источников, какая реальная окупаемость и т. п. Структурировать проект – это проработать все аспекты его реализации и финансового закрытия. Это самое сложное, особенно в Дагестане, где инвестиционное понимание хромает. Большинство не понимает сути инвестиционных механизмов, полагают, что государство должно безвозмездно дать деньги на строительство частного объекта и любой инициативы, даже когда она на уровне «блестящей идеи». Когда начинаешь объяснять, как устроены инвестиционные механизмы, какую работу нужно провести для проработки проекта до фазы привлечения инвестиций – разворачиваются и уходят. Но и это не худшее из зол. Потому что есть и такая категория, которая не проработав проект, не оценив все аспекты, рассчитав экономику проекта «на коленке» сразу хватается за строительство, закапывая собственные деньги, а потом только начинают думать, как достроить объект и найти источники финансирования.

Поэтому важно многим помочь именно консультированием о том, как выстраивать проект изначально, прорабатывать, т. е. помочь пройти предпроектную стадию, чтобы минимизировать свои риски и не потерять деньги. Но важно, чтобы инициатор сам был готов активно идти по этому пути, работать и брать на себя разумные риски. В этом смысле, мы не инвесткомпания в привычном понимании, мы – институт развития, который помогает на предпроектной стадии, структурировании проекта, поиске подходящих для хорошего проекта источников инвестиций. Мы – не раздаем деньги, а помогаем определиться стоит ли заниматься тем или иным делом, какие реальные перспективы, стоит ли в это дело вкладываться, как работать с инвестициями. У нас есть инвестиционный бюджет, мы об этом говорили, мы сейчас создаем инструменты для его использования в экономически эффективных и обоснованных проектах, которые находятся на высоком уровне проработки. Корпорация – это инструмент привлечения инвестиций. Поэтому инвестиционный ресурс работает не для того, чтобы только за его счет было что-то построено, а как инструмент софинансирования для привлечения дополнительных внешних инвестиций. Поэтому мы заинтересованы в качественной проработке проектов, чтобы можно было в них привлечь другие финансовые ресурсы. Грубо говоря, при инвестировании со стороны Корпорации одного рубля, должен быть привлечен минимум еще рубль внешних инвестиций. Потом, по завершении реализации проекта, мы выходим из него и реинвестируем в другие проекты. И это основной принцип инвестиционной работы.

Не все согласны с таким подходом, некоторые приходят к нам убежденные, что мы должны и денег дать, и сами построить, и выручку им на счет положить. Тех, у кого ничего нет, кроме «блестящей идеи», мы направляем на разработку хотя бы бизнес-плана, финмодели или ТЭО. Потому что если инициатор не готов рисковать даже малыми деньгами хотя бы на проработку финмодели и бизнес-плана, т.е. базовых документов финансового планирования, то это говорит, что он в реальности не верит в собственный проект и не готов ничего сделать для его реализации. Для проектов на зачаточной стадии мы можем разработать бизнес-план и финмодель, но это будет платная услуга. Это моя позиция – не помогать тем, кто сам себе ничем помочь не хочет и не хочет ничем рисковать для реализации своей идеи. Те, кто приходят уже с какими-то предпроектными материалами, но потребностью что-то доработать, отшлифовать – мы конечно поможем, потому что инициатор сам прошел уже определенный путь. Главная задача – помочь в качественной проработке проекта для выхода на инвестиционную стадию и подобрать возможные и подходящие источники финансирования.

И важное направление – это привлечение частных инвестиций. Государственные инвестиции или банковские кредиты не всем подходят. Поэтому сейчас мы занялись созданием «Клуба инвесторов Дагестана», который мы формируем из успешных предпринимателей, которые готовы рассматривать перспективные и проработанные проекты как объект размещения капиталов. Наша задача – предложить им качественные проекты, дошедшие до инвестиционной фазы и прошедшие аналитику и экспертизу Корпорации для прямой работы с инициаторами на предмет условий инвестирования. Уже есть участники клуба инвесторов, все разные из разных регионов, но многие не хотят «светиться». Да и сами авторы инвестиционных проектов тоже часто не желают, чтобы в публичном пространстве о них писали по разным причинам.

– По каким критериям отбираются проекты?

– Разработана методология оценки устойчивости инвестпроекта, где учитывается до двадцати факторов, мы ее буквально на днях утвердили. Это наш уникальный продукт для аудита проектов, чтобы получать срез всех проектов по единому стандарту, который наглядно покажет инвесторам их сильные и слабые стороны. Это важно и для ориентирования инвестпроектов на те вопросы, которые чаще всего интересуют инвесторов, и инвесторам, чтобы ответы на все ключевые вопросы к проектам были систематизированы и выстроены в понятном формате.

Методология состоит из 20-ти факторов, с алгоритмом оценки каждого по 5-бальной шкале, где оценка «3» – это хороший уровень проработки, а оценка в «5» – это конкурентный российский уровень проработки. Каждая оценка имеет ряд критериев: «Оценка», «Управление», «Результат». Например, фактор «Безопасность» демонстрирует, насколько в проекте проработаны вопросы промышленной безопасности, техники безопасности производства, региональной и санитарно-эпидемиологической безопасности, ГОСТы и т.п. Если инициатор даже не оценивал эти аспекты в предпроектных материалах, то проекту по данному фактору будет присвоен один балл из пяти, и с точки зрения инвестора – это риск и это уязвимость. Это как в школе: 20 предметов, по каждому своя оценка. Получить диплом нужно без двоек. Причем уровень в «3» балла чаще всего является приемлемым для выхода на инвестиционную фазу. Наличие более низких оценок – это не то, чтобы барьер в привлечении инвестиций, но это указывает на слабую сторону проекта, требующую проработки и изучения.

Это очень упростит подход Корпорации к бизнес-процессу и позволит системно подходить к инвестиционным проектам. Сначала будет кросс-оценка на входе проекта, как, по словам автора, у него устроен проект, и наши специалисты проведут скорринг на основе устного интервью с инициаторам. Если он не претендует на финансирование и хочет, чтобы помогли где-то в решении вопросов, поддержали, мы начнем помогать без запросов документов. В случае, если проект пришел для поиска инвестиций, то тогда мы уже будем углубленно все изучать по каждому фактору, чтобы можно было определить весь контур устойчивости проекта. А на основании этого процесса дать предложения по схеме структурирования, возможным инвестиционным источникам и т. п.

 

Тамерлан МАГОМЕДОВ

 

Количество показов:191

Последние новости

27.11.2020 20:21:17 | В Махачкале откроют новый детский сад

27.11.2020 20:21:17 | В кумыкском театре прошла премьера спектакля «Васият» («Завещание»)

27.11.2020 20:21:17 | Республиканский центр охраны здоровья семьи и репродукции проведет День открытых дверей

27.11.2020 20:21:17 | В Дагестане открыли Центр по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма

27.11.2020 20:21:17 | Дагестанская баранина поднялась в рейтинге Всероссийского конкурса «Вкусы России»

27.11.2020 20:21:17 | Водители электромобилей в Дагестане не будут платить транспортный налог

27.11.2020 20:21:17 | Боец Ислам Абасов задержан полицией за драку в Москве

27.11.2020 20:21:17 | Каспийск возглавил генерал-майор Росгвардии Борис Гонцов

27.11.2020 20:21:17 | Владимир Путин выступит на ежегодной пресс-конференции

27.11.2020 20:21:17 | Количество российских лабораторий подключенных к порталу результатов тестов на коронавирус станет больше

27.11.2020 20:21:17 | Люди с ограниченными возможностями в депутатском корпусе Махачкалы

27.11.2020 20:21:17 | Показ записи спектакля: «Лети, журавлик!»

27.11.2020 20:21:17 | В Буйнакске запущен пилотный проект «Умное освещение»

27.11.2020 20:21:17 | Сына бывшего главы Минэкономразвития РД осудили на три года лишения свободы

27.11.2020 20:21:17 | В Дагестане завершились гастроли Академического театра драмы им. В. Савина из Республики Коми

27.11.2020 20:21:17 | Салман Дадаев поздравил с Днем матери жительниц Махачкалы

27.11.2020 20:21:17 | Магомед Муртазалиев избран главой Ахвахского района

27.11.2020 20:21:17 | Джамбулат Салавов избран главой Хасавюртовского района

27.11.2020 20:21:17 | Россияне могут внесудебном порядке объявить себя банкротами

27.11.2020 20:21:17 | Сергей Меликов проходит лечение в Махачкале