Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Чтобы деревья были большими

 Все ясно и просто: чтобы жить долго и счастливо, нужно беречь то, что подарила нам природа, говоря проще – позаботиться об охране окружающей среды.

О том, что в нашем городе не все в порядке с экологией, видно невооруженным глазом.

Стройки, транспорт, промышленные предприятия выбрасывают такое количество вредных веществ, что меняют среду обитания человека, гидросферу, почвенно-растительный покров.

Что делать? Этот извечный российский вопрос мы адресовали руководителю Махачкалинского городского комитета по экологии и природопользованию Минприроды РД Арслану Сайпуллаеву (на фото крайний справа).

 

УЩЕРБ НА 600 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ

– Экологическая ситуация в городе Махачкале неблагополучная по всем показателям, – считает Арслан Магомедзапирович, – количество транспорта увеличивается, а качество бензина уменьшается, в городе площадью около 46 тысяч гектаров необходимый процент зеленых насаждений – 40, а у нас всего 6,8%. Несанкционированные свалки на землях сельхозугодий, стройки, перекрывающие почву так, что не остается места для зеленого фонда.

Мы обследовали все поселки Махачкалы и убедились в том, что нет ни одного законного полигона для складирования отходов, оформленного необходимыми документами и содержащегося как положено.

– Кто должен определять места расположения полигонов?

– Согласно Федеральному закону № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» эти полномочия закреплены за городским округом, в этом деле должна учитываться, прежде всего, экологическая целесообразность.

– А какова ситуация сегодня со старым городским полигоном, расположенным в районе поселка Талги?

– Этот полигон тоже ни на кого не оформлен. Последние 20 лет туда бесконтрольно завозились отходы, не производились учет, обваловка (пересыпание землей), сортировка, санитарные мероприятия.

По нашим данным, сегодня в день на полигон вывозится порядка 550-600 тонн мусора, накопились миллионы кубов отходов. Свалка площадью 6, 7 га, глубиной 12-15 метров нанесла ущерб окружающей среде на сумму 600 миллионов рублей.

Так как наши предприниматели свалкой не занимались, мы пригласили людей из Карачаево-Черкесии, знакомых с этой работой.

Приехали, осмотрелись, поставили нам условие, чтобы им не мешали. Никаких бюджетных средств, никакой помощи от нас.

В октябре прошлого года они потушили эту свалку, вложили большие средства, порядка около 12 миллионов. Дело не только в том, что свалку поджигали, но скопившийся мусор имеет особенность самовозгораться, и потушить такое силами пожарных невозможно, нужно следить за тем, чтобы при складировании шла обваловка.

Предприниматели установили мусоросортировочные комплексы, сегодня уже производится сортировка мусора, образуются вторичные материалы: стекло, пластик, картон, железо.

Это все прессуется и вывозится за пределы республики, где и реализуется.

Конечно, предприниматели зарабатывают на вторичном сырье, но и следят за тем, чтобы свалка не возгоралась, чтобы велся учет и сортировка мусора.

В прошлом году и в этом мы обращались в Министерство природных ресурсов и экологии РД, а также в администрацию города Махачкалы с просьбой установить заграждение территории полигона, так как туда забредает скот, чего следует избегать. Но пока эта проблема не решена.

– Кто доставляет мусор на полигон?

– В Махачкале есть специализированная организация, которая выиграла конкурс и заключила контракт с администрацией города на смет и вывоз отходов с территории Махачкалы, это ООО «Эко-М». Предприятие занимается также уборкой улиц, а за вывоз твердых бытовых отходов взимает плату с горожан.

 

МОЙКИ НА КАЖДОМ ШАГУ

– С отходами более-менее разобрались, а как обстоят дела с водой, насколько безопасна она для употребления?

– С водой ситуация тяжелая. Дело в том, что в Махачкале очень много моек, которые открываются, бесконтрольно используют в своих целях питьевую воду, которую сбрасывают в общую городскую канализацию. Но они должны употреблять не всю воду, а только 20%, остальные 80% – за счет водооборотного снабжения. Но такого практически нет. Часть использованной воды поступает на очистные сооружения в Каспийске, остальное, большая часть, сбрасывается в море. Отсюда – нехватка воды в городе.

Все водоканализационные сети принадлежат ООО «Махачкалаводоканал», это предприятие отвечает за сброс, забор, поставку воды, оно же взимает абонентскую плату с населения.

 

НЕ В ПРАВОВОМ ПОЛЕ

– Объясните нам, пожалуйста, что сегодня происходит с городским природным водоемом – озером Ак-Гель? Помнится, в не столь далекие времена там рыба водилась, кружились чайки, плавали утки, куда все делось?

– Раньше общая площадь озера Ак-Гель составляла 200 га, сегодня уже 103 га, почти половина была засыпана землей под участки для строительства многоквартирных домов. Озеро не было в правовом поле, городские власти не рассматривали его как водный объект, а как земельные участки под строительство.

Общественные организации, жители подняли тревогу, мы подключились, привлекли правоохранительные органы, заставили остановить стройку, аннулировали все эти «зеленки».

Мы, экологи, обследовали озеро Ак-гель, выяснили, что оно высыхает, у него больше нет подпитки. Кроме того, в водоем сбрасывался мусор, стекала городская ливневая канализация и бытовые стоки.

Из-за всего этого рыба вымерла, на месте озера образовалось болото.

Наш комитет разработал проект экологической реабилитации озера, включающий создание вокруг него 20 га парковой зоны.

Существует Федеральная программа по развитию водохозяйственного комплекса Республики Дагестан, которая финансируется из федерального бюджета. Мы подключились к ней, защитили свой проект на 3 года на сумму порядка 480 млн рублей.

Проект предусматривает углубительные работы, потому что дно озера заилено, восстановление подпитки, укрепление берегов.

Когда структура озера восстановится, запустим мальков.

– А что творится с Грязевым озером, которое тоже находится в Махачкале?

– Это уникальное озеро с лучшей лечебной грязью на всем Северном Кавказе. Когда-то рядом была построена Грязелечебница, где использовалась грязь и вода из минерального источника.

Лечебница до сих пор существует, но теперь закупает лечебную грязь в Пятигорске на сумму 10 млн рублей в год.

История повторяется: озеро загубили, засыпая его под строительство, сбрасывая в него мусор и канализационные стоки.

Удалось приостановить стройку, буквально неделю назад отвели канализационные стоки в общую городскую канализацию, провели субботники. Общими силами с волонтерами, молодежью убрали мусор, почистили озеро.

Разработали проект экологической реабилитации Грязевого озера, прошли экспертизу. Вокруг озера предусмотрено создание 6 га парковой зоны, где могли бы отдыхать те, кто лечится в Грязелебнице, и жители окрестных домов.

В сторону реки Сулак в море есть залив, официального названия у него нет, в народе зовется Муравейником, который тоже едва не погубили. Опять же из-за непреодолимого желания строительства. Засыпали его, и перекрыли сообщение с морем, чтобы он побыстрее высох. А ведь туда заходила на нерест рыба из Каспия…

Но хорошо, вовремя спохватились и общественные организации, и правоохранительные органы. Все сошлись в единодушном мнении: залив нужно сохранить.

Вот так у нас относятся к водным объектам в городе, жили бы мы в бетоне и асфальте… Не понимаю я этих людей: засыпать озера, построить многоэтажки, продать квартиры и уехать из Дагестана. Сами-то они здесь жить не будут.

А что увидят наши дети, если не беречь подаренное природой?

 

ШУМЯТ ЛЕСА ГУСТОЙ ЛИСТВОЙ?

– Невозможно не затронуть тему Эльтавского леса. Сегодня много говорится о незаконной вырубке деревьев в этом районе. Что делается, чтобы противостоять этим безобразиям?

– Там не просто вырубка деревьев, а захват земельных участков под строительство по подложным документам. Раньше, лет 5-6 назад, площадь леса была 75 га, сегодня уже 50 га. Сплошное безобразие: вырубают деревья по ночам и начинают строить.

Мы привлекли правоохранительные органы, было возбуждено два уголовных дела. Выступили с инициативой – хотим, чтобы там была создана особо охраняемая территория местного значения: городской лес или парк лечебно-оздоровительного или рекреационного значения. Тогда уже никто не посмеет там что-либо строить.

Совместно с кафедрой ботаники ДГУ мы обследовали этот лес, он уникален по своему растительному составу. В Дагестане всего три таких лесных угодья – Самурский лес, в сторону реки Сулак и Эльтавский. Необходимо срочно отмежевать участок и поставить на кадастровый учет как парк.

– Какова официальная процедура вырубки деревьев в городе?

– Бывает и такое, что необходимо частному предпринимателю или юридическому лицу вырубить деревья. УЖКХ города в этом случае обследует участок на предмет составления акта оценки. В зависимости от диаметра дерева и его состояния обозначается сумма, которую необходимо оплатить в городской бюджет. Вместо одного дерева, тот, кто его срубил, обязан высадить два саженца там, где укажет МУП «Горзеленхоз».

Если имеются деревья в аварийном состоянии, угрожающие жизни и здоровью людей, то, безусловно, они вырубаются.

 

ГЛАВНОЕ – ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТИМУЛ

– И все же, что, на Ваш взгляд, нужно, кроме мер предупреждения и наказания? Много говорится о воспитании, считаете ли Вы это действенной мерой?

– Частично воспитание может сработать, но только для детей. Что касается взрослых, то процесс соблюдения чистоты нужно поставить на экономические рельсы, сделать так, чтобы сорить было невыгодно.

Если обратили внимание, на улицах уже не увидишь металлолома – этот материал выгодно переработать или продать.

Надо, чтобы так же нужен был пластик, ртутные лампы, автомобильные покрышки. Пока мусор по этим параметрам у нас не разделяется, но все идет к этому.

Например, хозяин магазина «Магмус» приобрел линию по переработке шин, теперь их тоже на улицах не увидишь. Нужны экономические стимулы, нам всем нужно работать в этом направлении.

Количество показов:409

Последние новости

19.07.2019 17:00:01 | В Махачкале спасатели сняли с крыши 19-этажного дома молодую девушку

19.07.2019 17:00:01 | Свыше 45 тысяч человек остались без газа из-за аварии в Кизилюрте

19.07.2019 17:00:01 | Инициированный властями Дагестана законопроект о минимальных ценах на вино прошел первое чтение в Госдуме

19.07.2019 17:00:01 | В Дагестан не пропустили 19 тонн фруктов из Грузии

19.07.2019 17:00:01 | Правительство России выделило Дагестану 240 млн рублей на покупку компьютерных томографов

19.07.2019 17:00:01 | Нурмагомед Суракатов: «Победители кадровых конкурсов влились в систему управления и стали новой преобразующей силой»

19.07.2019 17:00:01 | Сергей Меликов вошел в число кандидатов в сенаторы от Ставрополья

19.07.2019 17:00:01 | Суд продлил арест депутату Фикрету Раджабову

19.07.2019 17:00:01 | Конкурс на реставрацию Джума-мечети в Дербенте выиграла компания из Казани

19.07.2019 17:00:01 | Салман Дадаев проверил ход ремонтных работ в школе-интернате для детей-сирот

19.07.2019 17:00:01 | С начала года 764 бездетные пары прошли процедуру ЭКО в Дагестане

19.07.2019 17:00:01 | В Махачкале пройдет блиц-турнир к Международному дню шахмат

19.07.2019 17:00:01 | Владимир Путин подписал закон, запрещающий турфирмам организовывать паломнические поездки

19.07.2019 17:00:01 | Госдума приняла законопроект о предоставлении статуса ветерана боевых действий ополченцам из Дагестана

19.07.2019 17:00:01 | Владимир Васильев напомнил об уголовной ответственности за хищение средств, предназначенных для здравоохранения

19.07.2019 17:00:01 | В Минсельхозпрод Дагестана и Даглесхоз будут назначены новые руководители

19.07.2019 17:00:01 | В Махачкале проводится установка придомовых информационных указателей

19.07.2019 17:00:01 | Путин вручит Владимиру Васильеву орден «За заслуги перед Отечеством» II степени

19.07.2019 17:00:01 | В Махачкале завершается ремонт улицы Абдулы Гаджиева в рамках проекта БКАД

19.07.2019 17:00:01 | В мэрии Махачкалы опровергают отсутствие голосования по «Колесу обозрения»