Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Кирпичное дело

4 (1).jpg

У кирпичных заводов Дагестана история скандальная. Их то открывали, то закрывали, потом снова открывали, находили там рабов, уличали в хищениях газа, неуплате налогов и многом другом, как правило, нелицеприятном.

Сегодня о республиканских предприятиях по производству кирпича и других стройматериалов заговорили вновь. «Кирпичникам» предложили начать новую жизнь: платить налоги, соблюдать природоохранное законодательство, объединиться, «зайти» в ТОСЭР и получить взамен от региональных властей всяческую поддержку, инфраструктуру и – главное – госзаказы.

 

«ТАК ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ»

Такое предложение озвучил председатель дагестанского правительства Артем Здунов на совещании, прошедшем 24 января в ДГУНХ, на котором были обсуждены вопросы, связанные с функционированием кирпичных заводов и карьеров на территории республики.

Премьер обратил внимание присутствующих на то, что строительные материалы, производимые на заводах и карьерах в Дагестане, – это продукция, являющаяся конкурентной как на внутреннем рынке, так и за пределами республики, но эта составляющая экономики нигде не находит отражения.

«Оборот по факту есть, а налогов и других отчислений нет. Дальше так продолжаться не может», – подчеркнул Артем Здунов. Тем более что, как отметил глава республиканского кабмина, владельцы заводов и карьеров используют недра республики, занимаясь добычей глины для производства кирпича, щебня, гравия, стенового и облицовочного камня.

«На территории республики функционировало 60 предприятий по производству кирпича, 80% из которых работали напольным путем (речь идет о том, что многие дагестанские заводы осуществляли обжиг кирпича прямо на земле. – Прим. «МИ»). Сегодня закрыто 44 завода», – констатировал Здунов.

Желающим начать работать на экономику республики председатель правительства предложил господдержку и призвал владельцев кирпичных заводов скооперироваться, создавать крупные предприятия и начать налаживать производство в рамках действующего природоохранного и налогового законодательства. При этом Здунов отметил, что в республике действуют две территории опережающего социально-экономического развития – «Уйташ» и «Дагестанские Огни», куда сейчас «заходить», по словам премьера, очень выгодно. Также он заверил предпринимателей, что специально для них вся информация о промышленно-строительных материалах, необходимых республике при реализации инвестиционных проектов в регионе и любого строительства, будет размещаться в интернете.

 4 (3).jpg

НЕ МЕШАЙТЕ

Главный научный сотрудник Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН, доктор экономических наук, профессор, председатель Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: Стратегия–2050» Сергей Дохолян считает, что правительство в этом вопросе должно работать экономическими методами. Если это будет действительно выгодно – предприниматели будут там работать.

Экономист согласен, что владельцы кирпичных заводов должны платить налоги и функционировать в рамках действующих законов, однако перспективу объединения заводов считает не самой лучшей.

«Владельцы кирпичных заводов как частные собственники сами определяют, работать вместе или порознь. И потом, объединение производителей кирпича может привести к монополизации этого рынка. Тут уже возникает вопрос, а как будет смотреть на это ФАС», – высказал свою позицию Дохолян.

Любой процесс объединения и интеграции должен быть исключительно на добровольной основе, подчеркивает эксперт, без всякого вмешательства государства, т.к. это будет нарушением принципов рыночной экономики; правительство должно создавать условия для бизнеса, помогать ему инфраструктурой и другими элементами.

Что касается приглашения «заходить» в ТОР (территорию опережающего развития), то приглашать можно и нужно, отмечает Сергей Дохолян. «Скажем так, заманивать выгодными условиями, конкурентными преимуществами – это хорошо. Но именно приглашать, потому что прийти или нет – должно остаться на усмотрение производителей», – обращает внимание экономист.

Идею с госзаказом и помощью в продвижении продукции дагестанского производителя на экспорт Дохолян считает интересной и правильной, несмотря на то, что у дагестанских владельцев кирпичных заводов и без поддержки государства в лице республиканских властей дела идут неплохо.

«Насколько я знаю, руководители кирпичных заводов не жаловались на то, что у нас ограничен сбыт. Последние годы в республике было достаточно активное строительство, одно из лучших по темпам. Такие предложения актуальны тогда, когда производство загружено на 10–20%, но когда оно загружено на 90-100%, то тогда, собственно, какой смысл?

Государство в лице республиканских властей должно создать структуру в каком-нибудь (условно) комитете по предпринимательству для продвижения продукции дагестанских предпринимателей на внешнем рынке, куда наши производители могли бы обратиться за помощью с экспортом», – считает экономист.

Говоря о закрытии кирпичных заводов, Сергей Дохолян подчеркивает, что, закрывая их, нужно обязательно объяснять, почему, за что и каким образом, т.к. причины могут быть разные: неуплата налогов, нанесение вреда экологии, нарушение правил предпринимательской деятельности. Если не говорить о причинах, от недостатка информации могут возникать подозрения в силовом воздействии, уверен эксперт.

 4 (2).jpg

НАЛОГОВЫЙ ПЛАН – 30,5 МЛН В ГОД

Заместитель начальника Управления недропользования Министерства природных ресурсов и экологии Дагестана Карим Батулаев в разговоре с корреспондентом «МИ» эту причину назвал.

«В республике закрыты больше 40 заводов, которые осуществляли обжиг кирпича полевым напольным способом, загрязняя атмосферу. Они строили печи из кирпича прямо в поле, подавали туда газ, который дымил во все стороны. А те заводы, которые обжигают кирпич в стационарно построенных печах, остались и работают», – рассказал представитель Минприроды РД.

Некоторые из этих заводов имели лицензии, на основании которых они и добывали глину, кто-то приобретал ее, кто-то, возможно, воровал, вырывая котлованы, однако причина закрытия их – причинение вреда экологии, пояснил Батулаев.

Собеседник «МИ» также рассказал о механизме получения лицензии кирпичными заводами на добычу глины. Определяется участок недр, на котором есть запасы кирпичной глины. После формируется перечень этих участков и любой желающий обращается в министерство. Проводится аукцион и по его результатам предприниматель получает лицензию на добычу на данном конкретном разведанном месторождении и платит налог – 5% от стоимости добываемого сырья. При желании он имеет также право продать лицензию другому заводу.

Тут напрашивается вопрос: сколько получает республика в виде налогов на добычу полезных ископаемых? По данным Минприроды Дагестана, в 2017 году плановое задание составило 17,2 млн рублей, собрано было 17,5 млн. В 2018 году плановое задание было в размере 20 млн 680 тыс. рублей, собрали – 21 млн 500 тыс. В текущем году установленное плановое задание на 50% превышает прошлогодний план. В 2019-м нужно собрать около 30 млн 450 тыс. рублей.

«Динамика очень хорошая за последние три года», – констатировал чиновник.

Карим Батулаев также рассказал, что в настоящее время в республике выдано 243 лицензии на добычу полезных ископаемых (камня, песка, глины, песчано-гравийной смеси). Из них по состоянию на сегодняшний день реальная деятельность осуществляется по 140-150 лицензиям. Остальные находятся в стадии оформления.

«От того, что предприниматель получил лицензию, он сразу к добыче приступить не может. Далее следует оформление земельного участка, его постановка на кадастровый учет. Все эти процедуры получатель лицензии проходит в течение 1-1,5 года, поэтому 80-90 заводов на сегодняшний день еще не приступили к работе», – подчеркнул сотрудник Министерства природных ресурсов и экологии Дагестана.

 

МЕРТВАЯ ЗЕМЛЯ, ИЛИ ДОБЫЧА ПО-ДАГЕСТАНСКИ

Такое большое количество участков для добычи ископаемых нам не нужно, и раздавать их сотнями – неправильно, уверен старший научный сотрудник Института геологии ДНЦ РАН Идрис Идрисов.

«Даже 20-ти достаточно. В других регионах, Ставропольском крае, к примеру, их в десятки раз меньше, чем у нас», – комментирует ученый. В Дагестане деятельность в этой сфере происходит специфически – «по-дагестански», считает Идрисов.

«Им эти участки выделяют, потом они якобы проводят рекультивацию и т.д. Но это все якобы. В реальности то, как выглядят эти карьеры, это полное уничтожение природы и тысяч гектаров в Дагестане. И это даже не карьеры, которые отчитываются, что в год добыли столько-то тонн и платят налоги. Если говорить об ущербе, то уничтожение квадратного метра почв можно оценить от 1,5 до 3 тыс. рублей, в зависимости от качества земли. Маленький карьер размером в 100 квадратных метров – это уже ущерб на 30 млн рублей. А если квадратный километр на берегу моря – это два миллиарда рублей. И таких участков здесь сотни», – отмечает наш собеседник.

По закону общераспространенные полезные ископаемые может добывать любой человек, если он делает это для себя, объясняет ученый.

«Человек живет в горном селе, строит дом и может пойти собрать камни на речке или на скале и построить дом. Сложно доказать, для себя он собирает или не для себя. Например, селение Мекеги. Попробуйте докажите, для себя человек добывает камни или на продажу.

У нас видят песок на берегу моря – “о, песок же, давайте мы будем его добывать!” Это все прекрасно видно на космических снимках – тысячи вспаханных участков», – говорит Идрисов.

Относительно добычи общедоступных ископаемых эксперт считает, что проблема не в том, насколько их хватит, главная угроза – это уничтожение ландшафта.

«Эти ресурсы бесконечные. Вы никогда в жизни не закончите ресурс камней, гальки, глины. Они всегда будут. Вопрос не в количестве этих ресурсов, а в том, что при таком подходе полностью уничтожаются ландшафт, территории, на которых могли быть пляжи, где можно было бы заниматься сельским хозяйством. Взамен этому мы получаем ландшафт карьеров и отвалов. В горной зоне это выглядит так: у нас были земледельческие террасы, на которых наши предки сотни лет выращивали себе пропитание. Сейчас они превращаются в обломки скал. Карьер добыл свои сто рублей – и все, эта земля уже мертвая, с ней больше ничего нельзя будет сделать», – бьет тревогу геолог.

 

Бэла БОЯРОВА

Количество показов:912

Последние новости

18.11.2019 22:13:57 | В Дагестане по делу Даххаева задержаны начальники учреждений регионального УФСИН

18.11.2019 22:13:57 | Суд продлил срок ареста экс-мэра Махачкалы Магомеда Сулейманова

18.11.2019 22:13:57 | Салман Дадаев поручил проверить все городские рынки после пожара на «Тарнаире»

18.11.2019 22:13:57 | В Дагестане установлены два рекорда в виноградарстве и виноделии

18.11.2019 22:13:57 | Махачкала получила паспорт готовности к зиме

18.11.2019 22:13:57 | Сообщение о минировании здания мэрии Махачкалы оказалось ложным

18.11.2019 22:13:57 | Владимир Васильев назначил руководителя Минэкономразвития Дагестана

18.11.2019 22:13:57 | «Ростелеком» в Махачкале провел образовательный семинар для воспитанников детского технопарка «Кванториум».

18.11.2019 22:13:57 | В Дагестане отец и сын предстанут перед судом за убийство студента

18.11.2019 22:13:57 | Полиция обследует здание махачкалинской мэрии после сообщения о минировании

18.11.2019 22:13:57 | «Лукойл» построил неподалеку от Тюленьего нефтескважину

18.11.2019 22:13:57 | Жителю Махачкалы вернули ошибочно начисленные 76 тысяч рублей за газ

18.11.2019 22:13:57 | Пожар на махачкалинском рынке «Тарнаир» охватил треть торговых точек

18.11.2019 22:13:57 | Жителей проспекта Акушинского ждут временные отключения газа

18.11.2019 22:13:57 | В Дагестане на капремонт 51 дома направят более 230 миллионов рублей

18.11.2019 22:13:57 | Пожар в Махачкале на проспекте Акушинского полностью потушен

18.11.2019 22:13:57 | В Махачкале горят торговые точки на проспекте Акушинского

18.11.2019 22:13:57 | Трое братьев из Дагестана подозреваются в покушении на убийство в Якутии

18.11.2019 22:13:57 | Сотрудники дагестанского МЧС потушили пожар в школе Агульского района

18.11.2019 22:13:57 | Между махачкалинскими и астраханскими футболистами произошла драка