Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Бастион интернационализма

С 1960-х годов начался постепенный отток русских специалистов. А в лихие 90-е в Дагестане процент русских стал настолько мал, что они утратили связующие функции в государственном управлении. Дом, в котором однажды цемент утратит связующие функции, должен бы рухнуть. Но в Дагестане этого не случилось. «Новыми русскими» оказались сами дагестанцы, впитавшие традиции созидания и трудолюбия, культуры и интернационализма, солидарности и дисциплины.
Сегодня Махачкала составляет значительную часть экономического потенциала республики. Здесь – центр политической системы Дагестана. Махачкала – это мозг, центральная нервная система республики. Здесь сосредоточены узлы управления и безопасности республики.
Это – наиболее перспективный город. Уже сегодня население Махачкалы больше, чем население всего Дагестана каких-нибудь сто лет назад. Ожидается, что в течение ближайших двадцати лет здесь соберется до половины населения республики.
Можно долго перечислять значение сегодняшней Махачкалы для Дагестана. Помимо прочего, Махачкала – столица всех дагестанцев… Многие из тех, кто живет в Дагестане, называют себя дагестанцами. Но дагестанец - это не национальность, это – социокультурная общность. Нельзя родиться дагестанцем, но им можно стать, вобрав в себя толерантность и уважение к другим культурам.
К сожалению, было бы наивно думать, что процесс социокультурного единства народов Дагестана глубок и необратим. О нет, единство наших народов, – сложный и противоречивый процесс, который в определенный момент может оказаться очень хрупким. Что там говорить - всего в 40 минутах езды от Махачкалы молодежь даргинских и кумыкских сел сходится стенка на стенку, лакцы конфликтуют с чеченцами, а аварцы – с кумыками.
Органический центр дагестанского единства здесь, в Махачкале. Дагестан не распадется, пока есть Махачкала, пока Махачкала сильна и перспективна.
Помимо прочего, Махачкала – бастион интернационализма в Дагестане.

Первый звонок
Лихие девяностые стали тяжелейшим испытанием для народов республики. Неудачный ход реформ, остановка промышленности и коллективного сельского хозяйства поставили население на грань выживания.
Хуже всего жилось в городах. Горожанам, у которых не было огородов и приусадебных участков в буквальном смысле пришлось бороться за выживание.
Непрерывное, в течение долгих 10 лет ухудшение ситуации вызвало глубокий социально-психологический шок. Наши люди начали утрачивать веру во власть, в ее способности и полномочия.
Мы все помним, как в мае 1998 года государственная власть в республике фактически пала. Митинг моментально перерос в беспорядки, толпа захватила и разграбила здание Госсовета, Правительства и Народного Собрания. МВД и ФСК были скованы параличом воли. Возбужденная молодежь носила по улицам зеленое знамя.
Казалось, российская власть в Дагестане пала. Разъяренная толпа двинулась к зданию мэрии. Ее целью был едва избранный мэром Саид Амиров, который только начал наводить порядок в столице, но сразу столкнулся с ожесточенным сопротивлением.
Но здесь, всего в десяти метрах от здания мэрии, толпа разглядела в лицах защитников что-то, что заставило ее развернуться. Именно с этого момента молниеносный захват власти захлебнулся. Весы качнулись в другую сторону. Теперь растерянность охватила уже лидеров переворота. Власть все еще была в их руках, но они уже боялись этого «подарка».
Однако слабость и непопулярность местной власти стала очевидной для тех, кто из Чечни внимательно всматривался в события в Дагестане. Легкость, с которой удался переворот 1998 год стал одной из основных причин, по которой чеченские полевые командиры Хаттаб и Шамиль Басаев были уверены в успехе рейда в Дагестан.

«Буржуазная революция»
Постперестроечная история Дагестана тесно связана с историей соседней Чечни. В конце 1980-х там при полном бездействии центральных властей разворачивалась криминальная революция. Бандиты свободно ездили по Дагестану, обложили дагестанский бизнес поборами. Они похищали предпринимателей и директоров, их детей и родных.
События в соседней Чечне оказались мотором для общественно-политической нестабильности в Дагестане. Национальные движения образовались как ответ на вызов криминала из Чечни. Но они оказались слабы в борьбе с этой проблемой.
Шумные митинги не помогали вызволить захваченных в заложники детей и не спасали от новых похищений. Более того, в национальных движениях все более росло влияние опасных демагогов, вся «политическая платформа» которых, если можно ее так назвать, сводилась к тому, чтобы объявить «газават» России и попросить у нее побольше денег.
Видя слабость власти и бесполезность фронтов, сотни молодых дагестанцев испытывали в собственной республике сильнейший дискомфорт. У них не было работы и перспектив. Зато перед глазами были примеры, как легко можно сделать состояние, похитив состоятельного земляка и припрятав его на время в соседней Чечне, где не действовали российские законы. Многие откровенно завидовали чеченцам. Другие болезненно переживали национальное унижение Дагестана.
Нападение экстремистов на Дагестан в августе 1999 года стало последней каплей. Возникла реальная угроза того, что криминальный беспредел станет единственным «законом» в Дагестане. Эта угроза объединила дагестанских бизнесменов, спортсменов, чиновников – в общем, наиболее энергичную и сильную часть общества.
Мы помним ночи августа 1999 года, когда в Махачкале сотни «простых» людей с ночи стояли у дверей военкоматов, в ожидании, когда их «запишут» и выдадут оружие. Однако дагестанцы и сами сорганизовывались для отпора. Одним из наиболее ярких примеров стало формирование Махачкалинской Интербригады. Ее создание тесно связано с именем мэра Махачкалы Саида Амирова. В боевых действиях в Цумадинском, потом в Ботлихском районах участвовали сотни бойцов Интербригады.
В Интербригаде, конечно, были люди разных сословий. Но костяк ее составили социально-активные люди, которые имели и свое оружие, и свой транспорт. Им легче было и сорганизоваться.
По сути дела, события 1999 года покончили и с разгулом «чеченского» (по сути – международного) криминала, который раньше безнаказанно действовал на территории Дагестана, словно в завоеванной стране. Эта была маленькая и успешная «буржуазная» революция, которая сделала бизнес более безопасным и для самих предпринимателей и для их родственников. События 1999 года объединили все дагестанское общество. Они стали настоящим триумфом интернациональной солидарности.

Значение Интербригады
Значение Махачкалинской Интербригады в скоротечной войне августа 1999 года трудно переоценить. Интербригада оказала серьезное моральное влияние на ситуацию в Дагестане. Она ускорила разгром бандформирований. Те, кто пригласил боевиков, поняли, что просчитались.
Интербригада перекрыла каналы подпитки противника человеческими ресурсами; обеспечила федеральные власти и вооруженные силы необходимой моральной поддержкой, практической помощью во многих сферах.
Патриотический подъем был настолько велик, что еще десятки тысяч дагестанцев готовы были составить вполне реальный резерв для Интербригады.
Позже, когда на разгром боевики ответили терактами в городах России, Интербригада вела охрану Махачкалы, осуществляла патрулирование улиц, помогала в поиске и задержании лиц, причастных к боевикам.
Создание Махачкалинской Интербригады и других подобных народных ополчений выбило из рук врагов России самое опасное - идеологическое оружие. Стало ясно, что большинство населения Дагестана не видят своей судьбы вне России, не поддерживает экстремистов и с оружием в руках готовы изгнать их за пределы родной земли.
В августе 1999 года показателем стало то, как быстро иностранные СМИ утратили интерес к событиям в Дагестане. Даже до окончания боев пока сотни махачкалинцев еще вливались в ряды Интербригады, иностранные каналы сворачивали свою деятельность и уезжали из Дагестана.
Жаль, что передышка оказалась недолгой. С 2005 года в Дагестане вновь оживилась деятельность террористического подполья. Сегодня враги России вновь пытаются разыграть здесь антироссийскую карту. Но теперь мы точно знаем, что в критически сложный момент дагестанцы смогут объединиться, проявить интернациональную солидарность и вновь взять ситуацию под контроль. 
 

Количество показов:248

Последние новости

17.02.2020 22:21:05 | Абдулмуслим Абдулмуслимов принял участие в слушаниях аграрного Комитета Госдумы

17.02.2020 22:21:05 | Детская РКБ получит дорогостоящее медицинское оборудование

17.02.2020 22:21:05 | Сергей Кравцов: «Проблема с трехсменным обучением в Дагестане решится в ближайшие годы»

17.02.2020 22:21:05 | В Аэропорту Махачкалы задержаны двое мужчин за невыполнение распоряжений командира самолета

17.02.2020 22:21:05 | Глава Минприроды РД продегустировал дагестанскую кильку в томате

17.02.2020 22:21:05 | Блогер Алибек Мирзеханов признался в причастности к терроризму

17.02.2020 22:21:05 | Житель Дагестана протаранил на автомобиле лодку с сотрудником ФСБ

17.02.2020 22:21:05 | Салман Дадаев вместе с Сергеем Кравцовым посетил махачкалинскую школу №26 (ВИДЕО)

17.02.2020 22:21:05 | Махачкалинские архитекторы предложили концепцию транспортной развязки на пересечении проспектов Гамзатова и Гамидова (ВИДЕО)

17.02.2020 22:21:05 | В Лас-Вегасе состоится бой между Петросом Ананяном и Субриэлем Матиасом

17.02.2020 22:21:05 | 72-летняя махачкалинка сдала в полицию оружие и боеприпасы, принадлежавшие ее покойному мужу

17.02.2020 22:21:05 | Артем Здунов поздравил дагестанских вольников с успешным выступлением на чемпионате Европы

17.02.2020 22:21:05 | В Кизлярском районе пенсионер погиб под внедорожником

17.02.2020 22:21:05 | Дагестан занимает второе место в СКФО по числу банковских учреждений

17.02.2020 22:21:05 | Запир Алхасов вручил воинам-афганцам медали к 20-летию разгрома боевиков в Дагестане

17.02.2020 22:21:05 | В течение полугода в Каспийске создадут индустриальный парк

17.02.2020 22:21:05 | В 2019 году Дагестан экспортировал в Закавказье стеклотару на 4 миллиона долларов

17.02.2020 22:21:05 | В Дагестанских Огнях зарегистрированы пять инвесторов

17.02.2020 22:21:05 | В 2019 году на реализацию местных инициатив в Дагестане было направлено свыше 400 миллионов рублей

17.02.2020 22:21:05 | Мэр Дербента обвинил директора городского музея-заповедника в мошенничестве и непрофессионализме