Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

На поле гендерной битвы: зачем мужчинам и женщинам равные права?

36.jpg

Проект нормативного документа «О государственных гарантиях равных прав и свобод и равных возможностей мужчин и женщин в Российской Федерации», отложенный госдумовцами в долгий ящик с 2003 года, в ближайшее время законодатели планируют оформить в федеральный закон. На него смогут опереться тысячи женщин и мужчин, столкнувшихся с гендерной дискриминацией в любом ее проявлении.

Особый акцент в законопроекте сделан на поддержание прав женщин. Он гарантирует им квоту на руководящие посты, на возможность трудоустройства женщин в возрасте. Не обошли вниманием и молодых женщин детородного возраста, испытывающих трудности в поиске работы. Там же упоминается о необходимости уравнять заработную плату. По статистическим данным, у женщин она меньше, чем у мужчин, работающих в одной структуре.

И хотя законопроект ориентирован на поддержание гендерного баланса во всех сферах жизни, события последних лет указывают на то, что документ носит несколько запоздалый и ограниченный характер.

 

ПО КАРЬЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

Депутат Кировской районной администрации г. Махачкалы Загра Магомедова уверена, что проблема гендерного неравноправия сейчас так остро не стоит. Напротив, женщина в современном обществе может во многом преуспеть, если она компетентный специалист и ставит перед собой реальные цели. «Я много лет где-то рядом с политикой, где-то около, в кругах… Я вижу, как женщины продвигаются по карьерной лестнице. И я не чувствовала по отношению к себе, что возможностей меньше или же ко мне предвзятое отношение. Может быть, даже потому что я девушка, меня чаще отправляли на разные дискуссионные площадки. И даже когда я баллотировалась, я ощущала поддержку дагестанских мужчин. Быть может, у других женщин своя личная история, и они считают по-другому…»

Депутат уверена, что слабый пол проявляет пассивность, поэтому их меньше в политике, на руководящих должностях. Напротив, мужчины больше стремятся к карьерному росту: «Я вообще считаю, что сейчас время другое и уже никто не смотрит, женщина ты или мужчина. Да, по статистике женщина получает зарплату меньше мужчины. Но опять-таки я знаю девушек, которые не уступают мужчинам по уровню заработка». Однако Магомедова соглашается с тем, что все-таки материнских семейных обязанностей никто не отменял, и в зависимости от положения в семье женщине может требоваться сокращенный день, если надо пойти в сад за ребенком, посетить с ним доктора и так далее.

Женщина недоумевает, почему придумывают искусственные возрастные ограничения, заставляя остальных чувствовать себя второсортным материалом?

Но возрастной ценз работодатели накладывают не только на женщин: мужчинам тоже нередко отказывают в работе со ссылкой на года. И, по мнению собеседников, причина кроется не в гендерном вопросе, а в работодателях, которые навязывают потенциальным работникам определенные стереотипы и комплексы.

 

ЧТО НУЖНО МУЖЧИНАМ?

К вопросу о наличии гендерного неравноправия и ущемленности экс-депутат Народного Собрания РД, профессор, психолог Ахмед Азизов относится скептически. Мужчинам, по его мнению, требуется законодательная защита в не меньшей степени, чем представительницам слабого пола.

Свои доводы доктор приводит, опираясь на опыт прошлых лет: «В годы советской власти коммунистическая партия через различные свои структуры пыталась защитить женщину. И если она жаловалась на мужа, его могли исключить из партии, уволить с работы». Но в патриархальном Дагестане, где мужчина свои права женщине не отдавал, проблему гендерного неравноправия не озвучивали. Однако в постперестроечный период в дагестанском обществе произошел перелом. «Когда началась перестройка, женщины не растерялись в этой ситуации. Муж выбирал – “это не моя работа”, “это не такая зарплата”, “это стыдно” и отлеживался на диване. А женщина искала всевозможные способы заработка. Постепенно мужчина стал более зависим, подчинен женщине», – отмечает Азизов. Он ничего не имеет против защиты прав женщин, однако уверен, что, наравне с вопросами женских прав, государство должно озаботиться и проблемами мужчин, которые не менее уязвимы. «Любые забота и проект должны быть ориентированы на того, кто больше в этом нуждается. Для этого надо провести социальную экспертизу. Особенности гендерной психологии таковы, что мужчины требуют больше внимания! Показатель смертности у мужчин выше, чем у женщин», – продолжает психолог.

По мнению эксперта, общество предъявляет жесткие требования к сильной половине человечества, соответственно у них больше стрессов, больше проблем. И если кавказский мужчина имеет зарплату, по сумме меньшую, чем у жены, – это еще один психологический фактор, заставляющий его нервничать.

Мужчин непредусмотрительно обделили и в плане защиты здоровья, уверен эксперт: «Есть такая врачебная специальность – гинеколог, которая заботится о здоровье женщины. Аналогично должна быть специальность врача-андролога, но по сей день она в перечень врачебных специальностей не включена. Поэтому врачи-андрологи, как правило, совмещают. Допустим, уролог-андролог, сексолог-андролог».

Со слов Ахмеда Азизова, уравниловка не принесет желаемого эффекта, потому что против физиологии не пойдешь. «Женщина не может работать наравне с мужчиной. Дома у нее немало обязанностей. Когда советская власть уравняла в правах мужчину и женщину, последнюю начали использовать для тяжелого физического труда. Это было не физиологично, неправильно.

Законом для женщины предусмотрены сокращение рабочего дня, декретный отпуск, какие-то часы для кормящей матери, чтоб она могла уходить по своим материнским делам. А выполняются ли они? Зачем нужен законопроект, если те законы, которые есть и достаточно неплохо защищают гендерные права, не выполняются?» – задается вопросом Азизов.

 

ЭДАКИЕ БОРЦЫ

Юрист компании «Деловой крот» Магомед Магомедов не исключает, что законопроект будут еще долго обсуждать и рассматривать, но сам факт принятия закона ставит под сомнение. С его слов, положения, которые оговариваются в документе, и так прописаны в трудовом законодательстве.

Магомедов уверен, что законодатели несколько абстрагированы от текущего положения дел: «Есть многие моменты, связанные с низкой оплатой женского труда. Потому что иногда все вопросы упираются в квалификацию работника, его подготовку. Допустим, если брать журналистику, то здесь как бы нет расхождений: мужчинам и женщинам платят одинаково.

В российском законодательстве нет деления на мужские и женские профессии, есть определенная тарифная сетка, есть начисления – стимулирующие или какие-то еще выплаты. А как формируется заработная плата в так называемой “теневой” экономике? Это сфера, которую государство не контролирует. Исходя из этого, надо принимать не законы, которые декларируют какие-то равные права, а разработать налоговые и финансовые механизмы, позволяющие бизнесу платить одинаковую заработную плату. Поэтому, на мой взгляд, закон носит декларативный, возможно, приуроченный к выборам президента страны характер, и не является реальным документом, который будет эффективен».

Магомедов сомневается, что квота на руководящие посты для женщин будет ими использована: «Женщинам трудно собрать группу поддержки, потому что она формируется из мужчин.

В бизнесе женщинам легче, потому что покупателю без разницы, кто продавец».

 

НАША РЕСПУБЛИКА – ПАТРИАРХАЛЬНАЯ!

Пробелы в правовом регулировании ряда вопросов, влияние сложившихся стереотипов приводят к тому, что некоторые области общественной жизни оказываются вне сферы участия женщины. Поэтому ей нужно создать условия для самореализации, считает Уполномоченный по правам человека в РД Уммупазиль Омарова.

– Прежде всего, необходимо создать условия для воспитания детей. Проблема отсутствия доступности дошкольного образования сохраняет свою остроту. В этой ситуации сложно говорить о появлении у женщины интереса к общественно-политической жизни республики.

Важным условием для вовлечения женщин в политическую сферу дагестанский омбудсмен называет появление и развитие женских организаций. К сожалению, на сегодняшний день в Дагестане крайне мало подобных организаций, отмечает Омарова.

– Ко мне в ходе выездных приемов в районах республики обращаются женщины с жалобами на условия работы и размер заработной платы, иные нарушения трудовых прав; им даются разъяснения, консультации, но наиболее действенным вариантом защиты в данном случае является обращение в судебные органы.

К сожалению, в республике отсутствует судебная практика по вопросам нарушения трудового законодательства по гендерному признаку, что связано, во-первых, с нежеланием самих женщин обращаться в судебные органы за защитой своих прав, во-вторых, со сложностями сбора доказательств, подтверждающих указанный факт. В письменных документах работодателя подобные нарушения, как правило, отсутствуют (например, в штатных расписаниях, платежных ведомостях и т.д.), а сотрудники опасаются сообщать о данных фактах. В итоге большинство нарушений трудовых прав женщин подтвердить не представляется возможным, – объясняет омбудсмен.

С ее слов, закон необходим, но текст проекта нуждается в доработке и обсуждении.

Главный редактор интернет-портала daptar.ru (нацеленного на освещение гендерных проблем на Северном Кавказе) Закир Магомедов считает, что закон крайне необходим и вот почему:

– Во-первых, эта проблема, которую обсуждают не только в Дагестане и России, но и во всем мире. В западных странах также говорят о том, что в одних и тех же сферах мужчины и женщины на схожих рабочих позициях получают разную зарплату, т.е. женщины получают меньше. Во-вторых, крайне важно, что этот вопрос хотя бы стали обсуждать в Дагестане. Это уже большой плюс. Наша республика – патриархальная. Я не о том, это хорошо или плохо. Сейчас это просто факт. И для нашего общества даже поднятие этого вопроса на уровне парламента – значимое событие. В-третьих, если этот законопроект будет принят, то я сомневаюсь, что он будет исполняться. Надеюсь, ошибаюсь. Но опять же: даже просто принятие этого законопроекта – важное, на мой взгляд, событие.

 

Лариса ДИБИРОВА

Количество показов:196

Последние новости

24.04.2018 11:23:30 | В Дагестане составлен рейтинг кандидатов в резерв управленческих кадров республики

24.04.2018 11:23:30 | На пост министра здравоохранения Дагестана нашли человека из ФСБ

24.04.2018 11:23:30 | Сергей Меликов посмертно наградил силовиков, погибших в ходе КТО в 2016 году

24.04.2018 11:23:30 | Мосгорсуд назначил дату рассмотрения апелляции арестованных членов правительства Дагестана

24.04.2018 11:23:30 | Боксер Магомед Курбанов одержал 14-ю победу на профессиональном ринге

24.04.2018 11:23:30 | Дагестан представит свое ковровое искусство на выставке в «Ясной Поляне»

24.04.2018 11:23:30 | В Махачкале установят понравившиеся горожанам урны для мусора

24.04.2018 11:23:30 | Хабиб Нурмагомедов: «Я собираюсь вернуться в ноябре или в декабре»

24.04.2018 11:23:30 | Парламент Дагестана рассмотрит сроки проведения выборов главы республики

24.04.2018 11:23:30 | В Махачкале состоится общегородская ярмарка вакансий «День Карьеры»

24.04.2018 11:23:30 | Дагестан с начала 2018 года экспортировал за рубеж 110 тыс. тонн животноводческой продукции

24.04.2018 11:23:30 | Екатерина Толстикова проинспектировала состояние газовых сетей в Дагестанских Огнях, Сулейман-Стальском и Магарамкентском районах

24.04.2018 11:23:30 | В Махачкале две женщины выясняли отношения с применением оружия

24.04.2018 11:23:30 | Опубликовано видео боестолкновения в боевиками в Дербенте

24.04.2018 11:23:30 | Александр Карелин: «Мы должны научиться подавать борьбу правильно»

24.04.2018 11:23:30 | В Дербенте в ходе спецоперации ликвидированы четыре боевика

24.04.2018 11:23:30 | Омар Муртазалиев: «В Дагестане необходимо создать большую академию борьбы»

24.04.2018 11:23:30 | В Махачкале провели акцию ко Всемирному дню донора крови

24.04.2018 11:23:30 | Александр Карелин прокомментировал решение украинских борцов о приезде на ЧЕ-2018 по спортивной борьбе в Дагестане

24.04.2018 11:23:30 | Горзеленхоз Махачкалы проводит спил аварийных деревьев и обрезку веток