Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Возвращение из Сирии домой

Нидаль Мухамед-Нур.jpg

В специальном проекте «МИ» представители национальных диаспор, живущие в Махачкале, рассказывают о том, как их семья оказалась в Дагестане и в дальнейшем сложилась жизнь здесь.

Герой этой публикации – Мухамед-Нур Нидаль Ахмед, врач-офтальмолог Центра медицины высоких технологий им. Исмаилова необычен тем, что одновременно оказался по обе стороны «баррикад». Нидаль Мухамед-Нур – сирийский дагестанец и дагестанский сириец. Потомок эмигрантов, покинувших республику во второй половине XIX века после окончания Кавказской войны. Его история – от первого лица.

 

ИСТОРИЯ ЭМИГРАЦИИ

Мои предки уехали из Дагестана после окончания Кавказской войны. Это было примерно в 1886-1889-х годах. Тогда из села Старый Сивух Гумбетовского района уехали 12 семей – около 40 человек, среди которых был и мой прадед Кундилав. Они уехали сначала в Турцию. Обосновались в местечке Гёксун недалеко от города Сивас в центральной Турции. Там в 1905 году родился мой дедушка, который впоследствии, в 1930 году, решил переехать в Сирию вместе с небольшой группой родственников. Основная часть осталась в Турции.

Мой отец родился уже в Сирии в 1933 году. Первые дагестанцы, эмигрировавшие в эту страну, были выходцами из сел Утамыш, Акуша, Кадар, также были гунибские аварцы. Они основали селение Дерфуль. Это большое село где-то на тысячу хозяйств. Остальные – сивухские и цумадинские аварцы, в том числе мой дедушка, поселились неподалеку, в местечке Джесин. Эти села находятся вблизи городов Хомс и Саламия. Занимались сельским хозяйством, животноводством. В 1952 году была засуха. Пришлось переехать в Дамаск, где дагестанцы поселились в горной, северной части. Это был курдский район. Он раньше считался, да и сейчас тоже, районом, где живут иностранцы – курды, дагестанцы, черкесы, чеченцы… Я родился в 1964 году уже там.

На родину никто не ездил. Первым нашим родственником, поехавшим в Дагестан, был мой двоюродный дядя – отец моей жены Мухиддин Авари. В 1982 году по приглашению общества «Родина» он приехал сюда вместе с одним общественным деятелем нашей диаспоры Нихадом Рашидом, который был родом из Кадара.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

После, в 1983 году, уже приехал я. На учебу. Я сам принял это решение, сам захотел. В Сирии я учился на инженера-электрика. У меня была возможность поехать и в другие города и даже страны – моя тетя живет в Америке и я мог поехать туда, но я захотел в Дагестан, на родину. Мне тогда было 19. Поступил сначала на подготовительные курсы при Дагестанском государственном университете, потом – в Мединститут. В 1986 году по приглашению наших родственников приехали дедушка (ныне покойный) и дядя. Регулярно каждый год сюда начали приезжать по 2-3 представителя дагестанской диаспоры – бизнесмены, служащие и студенты.

На подготовительных курсах нас было пять человек. Мы стали первыми дагестанскими студентами, приехавшими на учебу из арабских стран – трое из Сирии и двое из Иордании. Один стал физиком, другой – инженером и потом уехал в Москву. Мой двоюродный брат выучился на стоматолога. Я и еще один сириец поступили на лечфак ДГМИ. Я закончил учебу в 1990 году.

Когда приехал, вначале я, конечно, чувствовал себя, как в чужой стране. Не знал языка, новая обстановка, новая страна, вообще не похожая на арабские государства. Было трудно. После сирийских городов Махачкала казалась немного захолустной. Архитектура, транспорт, даже одежда. Было ощущение, что попал в прошлое.

После окончания института здесь же поступил в ординатуру на базе кафедры офтальмологии в мединституте. Окончил в 1993 году, затем поступил в аспирантуру, набирал материал. В 1996 году устроился больничным ординатором. Работал в Республиканской офтальмологической больнице и параллельно преподавал на кафедре до 2002 года. В 2000 году защитил кандидатскую диссертацию в Москве.

 

«Я НЕ ХОТЕЛ ОТСЮДА УЕЗЖАТЬ»

В 2002 году пришлось уехать, хотя, если честно, я хотел остаться. Мне здесь больше нравилось, чем в Сирии и в других странах. Уехал на работу по контракту. Отработал два года в Сирии и 8 лет в Саудовской Аравии в городах Эль-Хубар, Эр-Рияд и Рафха. И вот спустя 10 лет в 2012 году я снова вернулся в Махачкалу.

Моя жена тоже сирийская дагестанка, сивухская. Окончила Дагестанский мединститут в 2000 году. Наши отцы двоюродные братья.

Члены дагестанской диаспоры, живущие не только в селах, но и в городах Сирии, стараются заключать браки внутри своей общины. Если не получается с дагестанцами, то с другими народами Северного Кавказа, чтобы сохранить свои традиции. Но это не потому, что сирийцы плохо относятся к кавказцам и не хотят заключать с нами браки. Напротив. Многие арабы даже сами хотят породниться с кавказцами, выдать дочь замуж или женить сына. Раньше это было редкостью, но сейчас чаще.

 К кавказцам там относятся очень хорошо, им нравится наше воспитание, традиции. В Иордании королевская охрана состоит из одних кавказцев, потому что им доверяют. Считают, что кавказцы всегда держат слово, не подводят и не предают.

 

«СЧИТАЮ СЕБЯ АВАРЦЕМ»

После меня из родных многие сюда приезжали. Со мной приехал двоюродный брат Авари Ахмед. Он цумадинский. Окончил стомфак. Сейчас он живет в Америке, имеет гражданство США. Его сестра приезжала, брат моей жены. Мой отец был здесь в 1992 году. Приезжал на Конгресс соотечественников. При Магомедали Магомедове (председатель Госсовета РД. – Прим. «МИ») была создана ассоциация «Ватан». Ее председателем был Абдула Абдулаевич Магомедов, тогда проректор пединститута.

На конгресс приехало много дагестанцев из Турции, Америки, Иордании, Сирии. Отец увидел Дагестан, родственников. В 2011 году, когда в Сирии началась война, я предложил ему переехать в Дагестан. Он отказался, сказал, что уже старик, куда мне. Сейчас ему 83 года.

К нам каждый год в гости приезжают родственники из Сирии, Иордании. Из Австралии брат моей жены приезжал. Тетя из Америки со своей дочерью в этом году собирается приехать.

Я не планирую отсюда уезжать. Купил здесь дом, обосновался. У меня сын – он учится на 4-м курсе в ДГУНХ – и 6-летняя дочь ходит в садик. Дети знают арабский язык. Дома мы говорим на арабском. Мой отец знает аварский, тетя, покойная мать, бабушка, дедушка – все говорили на аварском. Но наше поколение, к сожалению, не знает, потому что выросли уже не в селении, где компактно проживали эмигранты из Дагестана, а в Дамаске.

Еще была такая тенденция среди наших старших – они хотели, чтобы мы знали арабский и разговаривали на нем. Говорили, что это святой язык, на котором говорил Пророк Мухаммад (с.а.с.) Я немного знаю аварский, но жена не знает. У нее отец аварец, мать кумычка, обе бабушки кадарки. Но ее покойный отец знал аварский. Говорить на арабском для нас не привычка, это наш родной язык. Мы родились там, где говорили только на нем. Общались со своими соотечественниками тоже на арабском. Но, безусловно, я считаю себя аварцем.

 

ТРУДНОСТИ МЕНТАЛИТЕТА

Я не сторонник заставлять детей делать то, чего они не хотят. Я не буду заставлять ни сына, ни дочь идти в медицину, если им не нравится эта профессия. Если сын захочет дальше учиться в Москве, Санкт-Петербурге, Сирии, неважно где, я ему помогу, поддержу его выбор.

В подходах к воспитанию детей в Дагестане и в Сирии большая разница. Здесь очень строго воспитывают детей. Арабы более мягкие. И воспитание у них такое. У нас более суровый подход, но в горах тоже климатические условия суровы (смеется). Особенно в селении, мне кажется, детей воспитывают даже жестко. Но больше всех здесь страдают женщины, которые зачастую вынуждены работать, зарабатывать на семью, совмещая это с домашним бытом, тогда как их мужья отдыхают дома – не хотят заниматься «постыдной» работой. В Сирии 80% женщин дома сидят, и только когда муж не может обеспечить, супруга ему помогает. А здесь наоборот. 80% женщин работают, а мужчины встречают и провожают гостей: салам-калам, хинкал… Так не должно быть ни по шариату, ни по адату. Я не думаю, что во времена имама Шамиля, до и даже после, до прихода советской власти, в Дагестане было такое.

Но в последнее время происходят изменения. Их я почувствовал, когда вернулся в республику в 2012 году. На рынках у нас сейчас не 95% женщин работают, а 60. И отношение продавцов к покупателю стало меняться. В 90-е тебе продавали вещь, будто делая одолжение, не хотели что-то лишний раз тебе показывать, объяснять. А если ты еще и не купишь ничего – готовы были тебя чуть ли не убить (смеется). В Сирии и Турции мужчины спокойно занимаются торговлей.

Еще, вернувшись сюда спустя 10 лет, заметил, что многое начало меняться в лучшую сторону. Люди стали практичнее, коммуникабельнее, появились новые красивые здания. Дороги стали чуть лучше.

 

О ВОЙНЕ В СИРИИ

Когда в Сирии начался вооруженный конфликт, многие этнические дагестанцы (30-40 семей) захотели переехать в Дагестан. Мы вместе с моим другом Шафи Акушали, он тоже сирийский дагестанец, занимались этой проблемой, дважды поднимали этот вопрос, собирали пресс-конференцию, встречались с чиновниками, хотели помочь своим соотечественникам, но, к сожалению, не смогли. Все было безуспешно. Многие из них уже уехали в Турцию, Иорданию, Германию, Швецию. Например, мои братья уехали в Норвегию, двоюродный брат – в Швецию, двоюродная сестра – в Германию, некоторые сейчас в Греции, но большинство в Турции. Оказались разбросаны по разным странам.

В Нальчике, Майкопе и даже в Чечне приютили многих сирийских кавказцев и занимались их проблемами, а в Дагестане отказались. Не знаю, почему, хотя все, кто хотел сюда приехать, это дагестанцы – аварцы, даргинцы, кумыки, лакцы. У меня до сих пор остался этот список желающих, которые тогда отправили мне оттуда свои данные. Мне кажется, это было политическое решение. Говорили, что там не гражданская война, там террористы, и почему эти люди не хотели вернуться раньше, а сейчас захотели.

Ни власть, ни оппозиция в Сирии – они о народе не думали, к сожалению. Каждый ставит свои условия, хочет своей выгоды. Дагестанское селение Дерфуль в Сирии тоже какое-то время было оккупировано террористами, которые очень плохо относились к местным жителям. Ввели свои порядки, какие-то законы... Люди были рады, когда ИГИЛовцы (организация, запрещенная на территории РФ. – Прим. «МИ») оттуда ушли.

У террористов своя выгода: оружие, нефть, похищения людей для выкупа. Это не человеческие отношения, и религия, мне кажется, от них очень далека. Они испортили имидж ислама. Там много разных группировок. Это наемники разных служб и стран, выполняющие их заказы. Сирийский народ стал жертвой их борьбы. Взрывают, убивают, похищают, воруют... Сколько можно? Уже почти семь лет. Все началось в 2011 году и до сих пор конца не видно. Россия очень много сделала, чтобы закончить эту войну, создавала так называемые «центры примирения», где собирали представителей разных группировок. Многие боевики даже сдали оружие. Появилась военная полиция, которая контролировала населенные пункты, откуда уходили боевики, чтобы не дать прийти другим. Экстремисты там мародерствуют, воруют, убивают… Нет принципов, морали, ничего святого. Это издевательство. Сирии нужны власть и порядок, но власть справедливая. А там, где диктатура, справедливости никогда не будет.

 

Записала Бэла БОЯРОВА

Количество показов:845

Последние новости

20.09.2018 17:11:09 | Минсельхозпрод Дагестана привез продукцию агропрома в медсанчасть МВД

20.09.2018 17:11:09 | Дагестанские спортсмены призвали кабардинцев и балкарцев прекратить вражду

20.09.2018 17:11:09 | Магомед Толбоев прокомментировал ситуацию со сбитым самолетом Ил-20

20.09.2018 17:11:09 | В Дагестане смертность от онкологических заболеваний в 2,5 раза ниже среднероссийского уровня

20.09.2018 17:11:09 | Инвестор из Татарстана предложил построить в Дагестане плодово-ягодный кластер

20.09.2018 17:11:09 | Центробанк прогнозирует прирост ВВП после изменения пенсионного возраста

20.09.2018 17:11:09 | Дагестан вошел в число лидеров в СКФО по недостроенным объектам

20.09.2018 17:11:09 | Дагестанка стала доктором философских наук одного из старейших университетов Германии

20.09.2018 17:11:09 | Минобрнауки региона организовало курсы повышения квалификации для дагестанских учителей

20.09.2018 17:11:09 | Владимир Васильев принял участие во встрече Владимира Путина с избранными главами регионов в Кремле

20.09.2018 17:11:09 | Не твари: Хабиб Нурмагомедов удалил пост, в котором назвал команду Тимати «тварями»

20.09.2018 17:11:09 | Имя премьер-министра Дагестана назовут 27 сентября

20.09.2018 17:11:09 | Владимир Путин передал в собственность Чечни нефтяную компанию

20.09.2018 17:11:09 | Уголовное дело убийцы махачкалинской учительницы передано в суд

20.09.2018 17:11:09 | Активисты ОНФ выявили многочисленные нарушения на АЗС Дагестана

20.09.2018 17:11:09 | Минобороны России обвинило Израиль в крушении самолета Ил-20 в акватории Средиземного моря

20.09.2018 17:11:09 | Минобрнауки Дагестана: Руководство детского лагеря сделало все возможное для спасения 10-летнего мальчика

20.09.2018 17:11:09 | Абдулманап Нурмагомедов: конфликт между Хабибом и Тимати исчерпан (ВИДЕО)

20.09.2018 17:11:09 | Дагестанская вольница Милана Дадашева выиграла Гран-при турнира на призы Александра Медведя

20.09.2018 17:11:09 | Ведущий маркетер России Игорь Манн выступит с семинаром в Махачкале