Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Изображения Вкл Выкл

Этностиль от Айны Саадулаевой

Выбрав героиню для этой беседы, мы не прогадали и даже получили, как говорится, два в одном – талантливую девушку, неравнодушную к дагестанскому национальному колориту. Выпускница художественно-графического факультета ДГПУ, которая буквально на днях, вместе с другими выпускниками, представила свою дипломную коллекцию одежды, дизайнер, модельер Айна Саадулаева – о том, как все начиналось, и о своих первых шагах в мире моды и стиля.
– Началось все с моей прабабушки. Она у меня была рукодельницей. Это у нас шло из поколения в поколение. Сохранились вышивки, скатерти, занавески, картины, которых тоже не обошли стороной (улыбается) – везде было какое-то вмешательство. Мне с детства шила мама. У нас дома были швейные машинки, и мама постоянно сетовала на то, что вот, машинки стоят, так, наверно, они и будут стоять, и никто ими не будет пользоваться. У нее была голубая мечта – чтобы ее дочери шили.
На худграф я поступила, потому что в школе рисовала, оформляла классные уголки, порой участвовала в конкурсах. Как-то одна из моих работ даже выиграла на всероссийском конкурсе. Это была эмблема мира и добра. Было приятно, конечно, очень, тем более что в школьном возрасте все воспринимается максималистски. И после родители мне предложили поступить на худграф. Мой отец и дядя завершили художественно-графический факультет. Можно сказать, что я пошла по их стопам. Но поступила я на педагогическое отделение, потому что в тот момент не было набора по направлению «дизайн костюма». Поступить было нелегко, набор был только раз в три года, и как раз в этот промежуток я и попала. Год я проучилась на
педотделении, а после перевелась на «дизайн костюма». Там две группы – Избет Магомедовны и Веры Михайловны Агошкиной. Я училась в первой группе, у Избет Магомедовны. После я перевелась к Вере Агошкиной и не жалею, потому что школа очень жесткая, интересная, работа трудоемкая и кропотливая. Вторым преподавателем была Ирина Михайловна Квашнина, которая обучила нас конструированию, макетированию, обработке. Так все и началось.
– Ты шьешь. Но шить ведь можно разную одежду. Почему ты выбрала именно этностиль?
– Все мои учебные коллекции связаны с дагестанским стилем. Первая коллекция, правда, была совсем насыщенная. Там было только три модели, но они были все разные и между собой объединялись аварскими височными пряжками. Но, повторюсь, они были очень насыщенными, видимо, потому что (в силу неопытности в этом вопросе) мне хотелось все свои идеи выплеснуть в одной работе. Дальше, с помощью преподавателей, мы уже эти ошибки исправляли. Вторая коллекция также была сделана в национальном стиле, она уже была в стиле pret-a-porte – то, что можно носить в повседневной жизни. Все это имело этническую нотку, но не выбивалось из современного стиля.
Тема эта мне очень интересна. Наша культура начинает утопать в зарубежье. Все чаще мы видим европейский стиль, то, что мы привыкли видеть на fashion-каналах, на звездах и т.д. Мне хотелось привнести свою маленькую крупицу творчества в эту тему. Я продолжила работать в этом направлении. Я не хотела моделировать сценические костюмы, мне захотелось сделать то, что воспримется именно той молодежью, которая категорически отвергает традиционный национальный костюм, создать то, что они не привыкли видеть. Девушка, которая участвовала в моем дипломном показе, модель, сказала мне: «Айна, до этого мне не нравилась ни одна коллекция с национальным колоритом. Но эта коллекция своеобразная: мне хочется это носить». Многим нравится. Но здесь все-таки еще не решаются надевать подобное. Поэтому я не старалась соблюсти в этой коллекции все каноны: рукав не длинный, я оставила руки открытыми, но все это возможно надеть и поверх длинного рукава, что ничуть не испортит костюмный комплекс, на голове вместо платка шапочка и поверх наушники. Я постаралась сделать это максимально современно, стилизовать полностью. Черкеска. Почему я ее сделала на женский силуэт? Потому что многим девушкам нравится мужская одежда: рубашки, кроссовки у брата тягают или что-то еще. И черкеска к тому же очень интересный, своеобразный костюмный комплекс, и я решила стилизовать его на женскую фигуру, чтобы таким образом как-то привлечь тех, кто совершенно отвергает это. А дальше, в будущих своих коллекциях, я постараюсь привнести уже привычные нотки.
– Может быть, историки моды – это слишком громко сказано, но есть ли в Дагестане серьезные специалисты, занимающиеся изучением истории дагестанского национального костюма, у которых модельеры могли бы консультироваться?
– Есть Диана Гамзатова, которая работает в музее «Дагестанский аул», – великолепный человек, который не скупится на информацию. Как-то ее не то что попросили предоставить информацию, просто спросили о тех или иных костюмах. Она предоставила и фотографии, и подробно рассказала, то есть с этим человеком можно говорить на эту тему бесконечно. Как раз-таки она может указать с точностью до мелочей на все ошибки.
– Аксессуары ты тоже сама делаешь?
– В коллекции, которую я представляла на защите диплома, сделанных мной аксессуаров нет. Единственным был пояс, который надела сама. Использовались купленные мной, подходящие по тематике браслеты и наушники Monster Beats Solo HD. На наушники с тыльной стороны под орнамент на спине я заказала металлические пряжки. На них переносился орнамент методом гравировки. Гравировкой я сама не занимаюсь, поэтому мою идею воплотил один из наших студентов Магомед Ахмедханов по моей просьбе. Наушники и браслеты – это два фрагмента коллекции, которые были приобретены. Все – от головного убора вплоть до обуви – было сделано вручную. Обувь моделировала с братом Ибрагимом Саадулаевым, у него опыта побольше моего. Не первый год в этом деле.
– Чем бы ты хотела заниматься дальше? Может, уйти в преподавание или ты хотела бы продолжать воплощать свои идеи в жизнь, шить одежду и популяризировать этностиль, чтобы люди уже начали носить такую одежду?
– Да, мне бы хотелось популяризировать ее в доступной форме. Например, сейчас на мне платье и штаны традиционного кроя. Здесь нет ничего из современности, только то, что носили наши бабушки. Многим нравится. Многие говорят: «Я бы такое носила» и уже сейчас просят что-то им сшить. Мне хочется показать всем, что это, действительно, очень красиво, просто и смотрится очень колоритно. Не нужно заимствовать что-то из арабской культуры, у нас есть все свое, настолько простое и настолько красивое, что остается только взять и реализовать.
– Когда мы разговаривали на эту тему с Шамхалом Алихановым, который тоже является приверженцем этностиля и пытается сочетать элементы дагестанского национального колорита с современными тенденциями, он говорил, что в 90-е годы к этому направлению был большой интерес, были молодые дизайнеры одежды, которые хотели этим заниматься, был «Кавказский стиль», но никто не поддержал, не оказал помощь, и все заглохло. Сейчас новая волна интереса к этому. Ты, как начинающий дизайнер, можешь сказать, какие на сегодняшний день существуют для тебя препятствия, которые не позволяют в полной мере воплотить идею в жизнь? Может, это проблемы финансового плана или, возможно, какие-то другие?
– Мне кажется, единственная проблема – финансовая.
– И, наверно, заинтересованности чьей-то, того, кто смог бы помочь?
– Мне кажется, заинтересованностью должна быть только «болезнь» того человека, который хочет это продвинуть. Человек должен этим по-настоящему болеть, чтобы довести воплощение идеи до конца. На днях прошел «Русский силуэт». На нем было представлено
24 коллекции. Из них, по-моему, только одна, и то отдаленно, была в кавказском стиле. И то, может быть, мне это показалось, потому что вначале вышла девушка и что-то пританцовывала в ритме акушинки. Еще одна коллекция была в национальном стиле, с рогами. На показе было буквально все, кроме нашего дагестанского колорита. Хотелось бы, чтобы такого уровня мероприятия, конечно, с приглашением московских, петербургских экспертов моды, проводились по нашей традиционной национальной тематике. Сейчас активно развивается это направление. Слышала, что собираются создать музей под открытым небом. Если все проекты в этом направлении будут реализованы, то, я думаю, идеи всех, кто касается национальной одежды и традиционного ремесла, будут идти в гору. Популярность этого растет, но я надеюсь, что будет не только популярность, но и какие-то действия и результаты.
– Сейчас казачество активизировалось. Говорят, что на улицах городов южной России можно встретить молодых людей, одетых в традиционный казачий костюм. Многие относятся к этому с сарказмом, мол, это уже давно ушло, что к этому возвращаться, называют их ряжеными и т.д. О дагестанцах могут сказать точно так же. Что бы ты могла ответить скептикам?
– Я понимаю этих людей. И понимая это, я сделала именно такие черкески. На съемке, которую мы проводили в Гунибском районе, в заброшенном селе Гамсутль, одну из черкесок надел парень.
Он был в джинсах, белой рубашке и черкеске. А рядом стояла девушка в платье и черкеске. Смотрелось замечательно! Людям непривычно, потому что они говорят об историческом костюме, а его стоит только немного изменить для начала. А может, далее многие наоборот будут за то, чтобы носить именно исторический костюм. Просто когда резко что-то меняется в привычном, этот контраст вызывает отторжение. Это нужно делать постепенно и брать в основу то, что привычно для современных людей. Поэтому я взяла за основу жилет, френч, фрак, те формы, которые, действительно, знакомы.
– На каких площадках тебе уже удалось показать свои модели?
– Мы выставлялись в рамках своего факультета, в выставочных залах, театрах, на разного рода мероприятиях. Ездили на Международную неделю моды, которая проходила в Москве. Мы представили там то ли шесть, то ли семь коллекций, уже точно не помню. Отметили всех, сказали, что всем дают первое место. Понравились все коллекции, но фактически дать всем первое место все равно нельзя, поэтому среди нас выделили ту коллекцию, которая была показана на финальном мероприятии, и по два костюма из каждой коллекции, которые выходили подряд. Там призеры показывали коллекции отдельно, а номинированные коллекции выходили прямо подряд под одну мелодию. Многие были в восторге. Как раз на Дне молодежи нас благодарили за то, что мы приняли там участие.
Меня приглашали участвовать в показе Mersedez-Benz. На одном мероприятии одну из моих учебных коллекций увидел учредитель Междунарордной недели моды Aurora Fashion Week в Санкт- Петербурге Артем Балаев, отметив ее, предложил принять участие в ближайшем мероприятии, которое проходило на озере Селигер. Но эти предложения пришлось отклонить в силу того, что был учебный процесс, и еще потому, что я была не довольна той работой и мне не хотелось представлять ее на суд. Были такие моменты, которые мне казались не столь совершенными, чтобы представлять их там. Конечно, нет предела совершенству, нужно продолжать работать, и, надеюсь, я все наверстаю.
– Все. Худграф ты окончила. Что собираешься делать дальше?
– На данный момент я хочу немного побыть с семьей, с родителями (смеется), мы только недавно переехали в новое жилье, приезжают гости, родственники, которых я давно не видела. Многие на меня обижались в течение учебного процесса, потому что я очень редко выезжала, учеба у меня заканчивалась в 5-6, порой и в 10 часов вечера. Часто мы работали сутками, поэтому совмещать было сложно. Надеюсь, к сентябрю все уляжется, у меня есть ряд задумок и проектов, которые я прокручиваю в голове. Есть и проекты, которые уже разработаны. Если будет материальная возможность, конечно же, хочу их реализовать и популяризировать. Они связаны с дагестанской национальной тематикой.
 

Количество показов:481

Последние новости

23.07.2019 18:17:43 | Дагестанский боксер Максим Дадашев скончался от травм, полученных на ринге

23.07.2019 18:17:43 | Дагестан выступит пилотным регионом по реализации проекта «Сельский (земский) учитель»

23.07.2019 18:17:43 | Минобрнауки Дагестана прокомментировало информацию о назначении нового директора в Центр одаренных детей

23.07.2019 18:17:43 | В Дагестане по проекту «150 школ» на ремонт общеобразовательных учреждений выделено 600 млн рублей

23.07.2019 18:17:43 | Госдума окончательно приняла законопроект о статусе ветеранов для дагестанских ополченцев

23.07.2019 18:17:43 | В Минспорта Дагестана разобрали инцидент с дракой на регбийном матче

23.07.2019 18:17:43 | Самой распространенной зарплатой в России названа цифра в 23,5 тысячи рублей

23.07.2019 18:17:43 | На махачкалинских коммерческих объектах устанавливают адресные указатели

23.07.2019 18:17:43 | Двое дагестанцев представят сборную Венгрии на чемпионате мира по спортивной борьбе

23.07.2019 18:17:43 | Под руководством Владимира Васильева обсудили вопросы развития Ботлихского и Цумадинского районов Дагестана

23.07.2019 18:17:43 | В Махачкале проверяют качество ремонтных работ по программе «Формирование комфортной городской среды»

23.07.2019 18:17:43 | Рой Джонс призвал Хабиба Нурмагомедова быть внимательным в поединке с Порье

23.07.2019 18:17:43 | В Махачкале от побоев умерла 4-летняя девочка

23.07.2019 18:17:43 | Управляющим компаниям и ТСЖ в Кировском районе Махачкалы дали три дня на устранение нарушений в работе

23.07.2019 18:17:43 | Уроженец Дагестана избран депутатом Верховной рады Украины

23.07.2019 18:17:43 | Глава села Ансалта подтвердил правомерность построенной чеченцами башни

23.07.2019 18:17:43 | Дагестан занял третье место в российском рейтинге напряженности на рынке труда

23.07.2019 18:17:43 | Дагестанка Байзат Хамидова стала чемпионкой Европы по регби в шестой раз

23.07.2019 18:17:43 | Рок-группа «Red Hot Chili Peppers» выступит перед боем Нурмагомедов – Порье

23.07.2019 18:17:43 | Глава Ботлихского района Дагестана разъяснил ситуацию с башней возле села Ансалта