СКУЛЬПТОР АЛИ-ГАДЖИ САЙГИДОВ

Имя заслуженного художника РФ, лауреата Государственной

премии РД Али-Гаджи Сайгидова достаточно известно в нашей республике. Он один

из самых значительных и оригинальных мастеров своего времени. Родившись в 1948

году в высокогорном ауле Салта, он, как и его творчество, является мостом между

двумя эпохами – прошлым и настоящим. Но, кроме прочего, есть ещё одно, очень

важное. Он, как и его современники – скульпторы, преклоняется перед античностью

и является живым носителем в эпоху, которая по-разному способствовала расцвету

этого вида искусства. Многие ваятели жили на переломе времен и творчества,

судьба Али-Гаджи не оказалась исключением. В чем же ценность и истина его

творчества?

Во-первых, его мемориальные композиции и

камерная пластика существенно изменяют, дополняют и углубляют наши

представления вообще о дагестанской пластике.
Во-вторых, искусство

Али-Гаджи – это во многом искусство первооткрывателя, но оно тесно связано с

культурой предшествующих эпох. Он один из первых вписал «буквы» в книгу

«Современная пластика Дагестана».
70-80-е годы были чрезвычайно

усердными в учебе и творчестве Али-Гаджи. Сначала стены Дагестанского

художественного училища, чуть позднее академическое образование – всё шло на

пользу. И представляется, что европейское обучение воспитало в нем в большей

степени скульптора-аналитика. Трудность, как замечает сам скульптор, не в

выполнении того или другого монумента, а в умении учиться мыслить. Вообще в

искусстве много общих тем – темы материнства, любви, ожидания, рождения,

встречи и другие. Но ведь творческие позиции мастеров совершенно различны.

Некоторые скульптурные композиции его раннего периода поражают не только

бурной, клокочущей силой, но и свежестью, глубиной замысла. Это композиция

«Испуганная мать», выполненная в 1984 году, «Трагедия Сабры и Шатиллы» того же

года из «Палестинской серии». Тот ракурс, который избирает Али – Гаджи для

своих героев, мог бы найти родственные условия и в живописном монументальном

языке. В данном случае художника интересуют лишь те свойства, где кроется

возможность чисто духовного их освоения человеком. Скульптура – это не просто

форма, а ощущение, которое получаешь от формы.
Бытует такое изречение,

что искусство заключено в пластике. Скульптор должен быть архитектором, чтобы

правильно построить своё произведение, живописцем, чтобы распределить свет и

тени, он должен быть ювелиром, чтобы отчеканить детали. Таким требованиям,

пожалуй, соответствуют некоторые произведения Али-Гаджи. Это мемориальный

комплекс «Памяти павшим салтинцам» в с. Салта, «Дагестанская мадонна» и «Аллея

трёх имамов» (с. Гимры).
Лишь памятник «Мать и дитя» пока не нашёл

своего «места» в городской среде. Кроме того, эта скульптурная композиция

вызвала несправедливую бурю негодования среди так называемых «ценителей и

экспертов искусства».
С 1980-х годов Али-Гаджи создает ряд композиций

«Мирный сон» (1980), «Декоративный торс» (1981), «Падение Икара» (1989).

Это небольшие по размерам камерные произведения, выполненные в металле,

но именно они раскрывают всю глубину наблюдательности скульптура, его

влюбленность не только в состояние статики, но и в движение.
Может

быть, с этого момента Али-Гаджи и привлекает внимание публики, при этом своим

творчеством расшатывая ее консерватизм. К 90-м годам в творчестве скульптора

вырабатывается особый характер пластики, где объем, лишённый активности, ведет

себя пассивно по отношению к пространству, где он не просто существует со

средой, а сливается с ней, подчиняясь ее изменчивому и случайному движению. Он

стремится оказаться естественным в этой среде, как кажется естественным любой

реальный предмет.
Именно эту пластику и испробовал Али-Гаджи в таких

произведениях, как «Восточный торс» (1989), «Близнецы» (1989), «Влюбленные»

(1990), «Рождение» (1993). Такая проба многое дает скульптору.

Во-первых, она убеждает его, что он не только владеет азами и тайнами

высокого профессионализма, но и приобщает его к современной популярной

скульптуре, лишая при этом его «провинциальной» робости. Кстати, в памятнике

«Мать и дитя» он преследовал эти цели. Любопытен сам факт, что многие работы

Али-Гаджи трактованы в духе космополитической традиции.
Освоение

нового, жизненного материала, стремление к всестороннему отражению

действительности определили дальнейшую специфику развития монументальной и

станковой пластики в творчестве Али-Гаджи Сайгидова. Его новаторские поиски, о

которых говорилось ранее, можно видеть во всех областях ваяния. Конечно же, они

основываются на достижениях предшествующего периода, тем не менее они

определяются новым содержанием.
Если говорить о дагестанской пластике

последнего десятилетия, то тематические рамки скульптуры скупы, в основном у

скульпторов проявляется интерес не к частному человеку, а к личности

исторической. Видимо, такое формирование интереса связано с различными

социальными и общественными факторами. Отсюда немалое количество бюстов,

посвященных деятельности великих людей. Естественно, не все они совершенны,

мало того, не утверждены худсоветом.
Несколько иначе подходит к этой

проблеме Али-Гаджи Сайгидов. У него обогащение содержания скульптуры рождает

новые формы, стимулирует развитие различных видов пластики, определяет новое

соотношение ее жанров: лучше используются возможности композиционной

скульптуры, расширяется круг пластических идей. Не случайно, а целенаправленно

возрастает роль широко обобщающих, символических композиций, и вместе с тем

скульптура не утрачивает конкретности, тесной связи с действительностью, то

есть тех качеств, которые ей были свойственны на предшествующих этапах.

Говоря о монументальной пластике, Али-Гаджи более последовательно идет в

своем творчестве от конкретного факта, возможно, лично пережитых обстоятельств

к обобщению, наверное, к выражению общих закономерностей жизни.

Особенно убедителен Али-Гаджи в мемориальном комплексе в с.Салта, и в

этом, на мой взгляд, ему помогли эмоциональное личное отношение к факту

историческому, осмысление его с точки зрения общественной и этической. В целом

же это помогло найти скульптору верные пути к художественному обобщению.

Центральная фигура этого комплекса – женский образ, достаточно впечатляющий,

героический, он одновременно является и высотным ориентиром, и доминантой.

Небольшая площадь перед комплексом организуется с помощью системы

пространственно- пластических акцентов в виде горельефов, воздвигнутых на

постаменте, и большой полуциркульной арки. В памятнике «Памяти павших

салтинцев» отражены героические подвиги односельчан скульптора. Это события

Кавказской войны XIX века, Гражданской войны 1920-х годов и Великой

Отечественной войны 1941-1945 гг. Основа же композиции – это принцип

противопоставления, вернее, принцип сосуществования взаимопроникновения.

Архитектура становится изобразительной, а скульптура начинает формировать

архитектурный объем, активно пластизируя его.
Не только этот комплекс,

но и создание памятника О.Батыраю и оформление интерьера Даргинского

драматического театра в городе Избербаше, создание серии горельефов корифеям

русской и дагестанской литературы для фасада Национальной библиотеки города

Махачкалы и другие произведения напоминают нам, что в его творчестве понимание

специфики пластического языка того или иного жанра становится более гибким.

Обогащаются композиционные приемы, интересно ставятся и решаются проблемы

соотношения объема и пространства, смело применяются различные материалы.

И именно у Али-Гаджи решения, найденные в станковой пластике, даже в

малых ее формах, оказывают влияние на монументальные проекты. Кроме того, идут

поиски новых путей участия скульптуры в синтезе искусств, а также включения ее

в современную архитектуру.
Пожалуй, характерным явлением времени

является то, что скульптура уже не первое десятилетие выходит на открытый

воздух. Но если раньше мы могли созерцать или равнодушно проходить мимо

произведений, задуманных как станковые композиции, то сейчас мы видим и

монументально-декоративные формы, и композиционные скульптуры, решенные в этом

духе. И в этом заслуга Али-Гаджи.
Значительную роль в становлении

Али-Гаджи как художника сыграли тогдашний Ленинград с его ни с чем не сравнимым

очарованием, Эрмитаж и Академия художеств. «…Обучая нас мастерству, наши

учителя не мешали естественному проявлению моей творческой личности», –

замечает Али-Гаджи. Может быть, поэтому национальное в искусстве не может для

него фиксироваться как застывшее понятие.
Али-Гаджи избегает

признанных тематических и интерпретационных образцов, общих для официального

искусства. Подобное изменение эстетическим принципам развило новое желание у

него заново интерпретировать традиционные темы. Вершиной этих исканий стало

произведение «Педагог», которое будет установлено перед выставочным залом Союза

художников на Свердловской набережной в Санкт-Петербурге. Эта скульптурная

композиция посвящена 300-летию Петербурга и передаётся от общественности

Дагестана в дар Северной столице. В основе композиции – сочетание стилизованной

фигуративности с контрастирующими повторяющимися структурами. Сама же тематика

данного произведения выражает сдержанность и спокойствие.
Али-Гаджи не

всегда однороден в своём творчестве. Разительно несхожа с предыдущей

пластикой другая конкурсная скульптурная композиция, посвященная «Русской

интеллигенции», где за основу взят образ русской женщины – учительницы.

Памятник установлен на набережной озера Ак-Гель в городе Махачкале.
В

данной ситуации свою идею Али-Гаджи разрабатывает широко. Он создаёт не

стилизованный, созерцательный образ, а вполне конкретный пластический объем

высотой более четырех метров, полный статики. Именно статическое состояние,

схваченное в своей конкретной характерности, становится необходимым условием,

помогающим открыть образ «Женщины-учителя». Тем не менее, симпатии могли быть

на стороне другого предварительного этюда, где образ педагога убедительно и

гармонично сочетается с образом маленькой, хрупкой девочки. Но, таковы условия

конкурса, где существуют поправки и пожелания.
И этот памятник также

говорит о проснувшемся интересе скульптора к монументальным замыслам, о том,

что его по-прежнему притягивают задачи синтеза архитектуры и скульптуры. Что ж,

на самом деле Али-Гаджи не всегда однороден. Ещё одно монументальное

произведение скульптора Али-Гаджи Магомедовича – памятник народному поэту

Дагестана Йырчи Казаку, установленный на пересечении улиц И. Казака и

Ярагского.
А также на улице Магомеда Гаджиева установлен памятник

Герою Советского Союза подводнику Магомеду Гаджиеву.
Это разные

искания, как различны и их результаты. Но эти искания объединяет нечто большее

и общее – забота скульптора о пластическом стиле, не только способном выразить

обобщенное суждение о человеке и красоте человеческой, но и выразить это в

форме, обладающей собственной пластической поэтичностью.

Предыдущая статьяНовая акция
Следующая статьяСОЗИДАЮ – ЗНАЧИТ ЖИВУ!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Махачкале состоялся спортивный фестиваль на призы депутата Госдумы

Спортивный фестиваль «Сильнее всех» на призы депутата Госдумы от Дагестана Абдулхакима Гаджиева состоялся в волейбольном зале стадиона им. Е....

В Махачкале прошла акция «10 тысяч шагов к жизни»

Всероссийская акция «10 тысяч шагов к жизни» прошла в Махачкале, сообщает пресс-служба Минздрава Дагестана. Участниками акции стали медработники, студенческая молодежь,...

В Махачкале увековечили память композитора Магомеда Гусейнова

Память члена Союза композиторов СССР, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации Магомеда Азизхановича Гусейнова увековечили в Махачкале, установив мемориальную доску...

Махачкалинское «Динамо» потерпело поражение в Красноярске

Махачкалинское футбольное «Динамо» в рамках 12-го тура Первой лиги потерпело гостевое поражение — проиграли в Красноярске «Енисею». Игра завершилась со...

Мэр Махачкалы поздравил старшее поколение с Международным днем пожилых людей

Глава Махачкалы Салман Дадаев поздравил ветеранов войны и труда, пенсионеров с Международным днем пожилых людей. «Уважаемые представители старшего поколения! В...

82-летний житель Махачкалы попросил мобилизовать его для участия в спецоперации

82-летний житель Махачкалы Курбанов Магомед Курбанович обратился в военный комиссариат города с просьбой мобилизовать его для участия в специальной...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам