РЕЛИГИЯ И ПОЛИТИКА: УРОКИ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Саид Джапарович Амиров – Глава города Махачкалы, Председатель Совета муниципальных образований Республики Дагестан, доктор экономических наук, профессор. Выступление на региональной научно-практической конференции «Религия и религиозные объединения как фактор гражданского мира и межнационального согласия на Северном Кавказе».

Политический ислам (в прессе применяются и такие понятия, как исламисты и шариатисты) в Дагестане имел и имеет, по-видимому, и сегодня своих теоретиков. Они создавали политические партии и движения, межрегиональные конфедерации, конгрессы и общероссийские союзы, которые никогда не были массовыми и не пользовались существенной поддержкой мусульман в России, хотя они после принятия Закона о политических партиях в РФ ушли в основном в подполье.
Эти лидеры рассчитывали расширить свою социальную базу, вовлекая в свои движения мусульман, спекулируя на проблемах и противоречиях развития религиозного и национального самосознания.
Говоря о взаимном отношении религии и политики в России и Дагестане, надо выделить два периода в новейшей истории: первый – от 1990 года до 2000 года, второй – от 2000 года до наших времен. На первом этапе политический ислам развивался по восходящей линии, на втором этапе – по нисходящей.
Представители политического ислама в Дагестане, надо сказать, что это течение, подобно национальным движениям, по большому счету, не возникло как отражение объективных тенденций развития нашего общества, не выражали и не могли выражать подлинных интересов народа. Они могли (этого не следует отрицать), играя на противоречиях кризисного периода, обусловленного формационными переменами, изменением общественного строя, расширением демократии, разрушением тоталитаризма, переоценкой смысла исторических событий, истории культурной и духовной жизни, поднять, говоря образно, волну фанатизма и национализма. На этой волне их лидеры пытались решать свои узкие политические задачи: прийти к власти или войти во власть. Некоторые попытки для определенного периода времени оказывались удачными.
Надо отметить, что в силу определенных обстоятельств социальная база для развития религиозного экстремизма и национализма в Дагестане суживалась в той мере, в какой она становилась доминирующей в Чечне. В беседе с представителями духовенства и религиозных общин я часто повторял в качестве решительного довода против исламизации общества на примере Чечни: и это называется “мусульманское государство”, о котором мечтал чеченский народ, и это называется “справедливое общество”, основанное на шариате, где узаконены мыслимые и немыслимые преступления? Они соглашались – “это не то, что нужно”. Для дагестанского народа это было поучительным примером, как нельзя строить государство и чего надо опасаться более всего.
Мы все видели, как именем шариата две партии боролись между собой в Чечне и как эту энергию они направили для внешней агрессии. Эти доводы я приводил против представителей политического ислама, которые, подняв религиозно-националистическую волну и взобравшись на ее гребень, хотели достичь власти и могущества. Волна разбивается о скалу, а те, кто ее оседлал, становятся заложниками проводимой ими тупиковой политики.
Итак, можно сделать вывод, что так называемые сторонники (теоретики) политического ислама и в Чечне, и в Дагестане прямо или косвенно смыкались с религиозным экстремизмом. И это заходило так далеко, как далеко заходили политические цели и амбиции лидеров политического ислама.
Наиболее типичным представителем политического ислама в Чечне является М. Удугов. Ему принадлежат идеи “Исламской нации” (объединения мусульманских народов Северного Кавказа против России), “Дейгиста” (объединения Чечни и Дагестана против России), “Конгресса народов Чечни и Дагестана” (органа для придания законности вмешательству в дела Дагестана). Он создал пропагандистский центр “Кавказ”. Он прилагал огромные усилия в борьбе за вытеснение традиционного ислама так называемым “чистым исламом”, т. е. ваххабизмом.
Другим представителем политического ислама в Чечне является З. Яндарбиев, занимавший посты вице-президента при Д. Дудаеве, а затем и президента Чечни до избрания А. Масхадова президентом Чеченской Республики Ичкерия. Он начал свою политическую карьеру в качестве лидера Демократической вайнахской партии Чечни, затем пытался создать исламское государство и внедрить шариат. Он использовал идеологию политического ислама в борьбе за президентское кресло. Практически аналогичную линию продолжил уже в качестве легитимного президента Чечни А. Масхадов в борьбе с ваххабитами, которые под руководством М. Удугова в союзе с полевыми командирами и международными террористами хотели обустроить исламское государство в ваххабитском духе. А З. Яндарбиев перешел на их сторону и стал активным поборником “чистого ислама”. Конечно, я думаю, что здесь свою роль сыграли не только политические амбиции этих деятелей, но и деньги, поступающие из исламских центров.
Такие центры существуют не только в мусульманских странах. В феврале 2001 года в Великобритании принят закон, который запретил деятельность нескольких десятков исламских организаций, которые занимались сбором денег для оказания помощи воюющим, как они говорят, моджахедам, в том числе и в Чечне.
С 1991 года события в Чечне оказывали огромное влияние и на развитие политического ислама в Дагестане. Курс чеченского руководства на сепаратизм проводился под лозунгами достижения национальной независимости и возрождения ислама. Мы видели, к чему привел этот курс. Чеченские лидеры хотели также придать своему движению более широкий, общекавказский и общеисламский характер. Этому способствовали и межэтнические конфликты на Кавказе – это грузино-абхазский и Осетино-Ингушский конфликты. Они в определенной степени могли служить поводом для пропаганды идей исламской солидарности, с одной стороны, а с другой – православной солидарности. В это же время создается пресловутая организация «Конфедерация народов Кавказа», которая активно вмешивалась во внутренние дела Абхазии. Дело доходило до того, что политически Конфедерация действовала или пыталась действовать согласно заявлениям ее руководства как межгосударственная или межнациональная структура, располагающая своими вооруженными силами. Все понимали, что скрывается за этим. В реальности эта была политическая витрина, за которой проглядывался экспансионизм чеченского руководства, который хотел внутренние противоречия снять за счет создания внешних. Внимательным изучением этой организации пусть займутся историки. Нас интересует другое. А именно, что в ней заседали и вроде бы занимали ответственные посты некоторые дагестанцы, желавшие стать политиками. К примеру, это Деньга Халидов и Али Алиев. Они активно стали привносить в политику и публицистику исламскую терминологию и исламскую проблематику.
Здесь следует оговориться, что представителями политического ислама являются те, кто выступает за реализацию исламской концепции обустройства государства и общества в исторически конкретных условиях стран или регионов. Представители политического ислама выдвигают требования, направленные на обеспечение религиозным структурам политических и правовых функций.
Как правило, представители политического ислама создают политические организации религиозной направленности или по религиозному принципу.
Вообще создание политических партий по религиозному принципу – достаточно распространенная практика в современном мире. Такое характерно не только для ислама, но и для других конфессий.
В Европе широко известны партии под христианскими названиями, например, в Германии – Христианско-демократический союз, в Италии – Христианско-демократическая партия. Во многих странах мира религиозная символика имеет место также в области государственной атрибутики и церемониала. В основном – это дань традициям.
Партии с исламскими названиями имеются во многих мусульманских странах и в странах, где мусульмане составляют определенную часть населения, в том числе и в России. Наиболее радикальными являлись Исламская партия возрождения, основанная в 1989 году в Астрахани, и Союз мусульман России, основанный в 1995 году в г. Москве.
На учредительном съезде Исламской партии возрождения присутствовало 35 дагестанских делегатов, в числе которых находился и Багаудин Магомедов – создатель ваххабитских общин в Дагестане. От пропаганды “чистого ислама” он перешел к практике создания террористических групп и бандформирований с целью насильственного захвата власти. Председателем Исламской партии возрождения был избран Ахмедкади Ахтаев. Его ученики – братья Салиховы – оказались причастны к взрыву дома в Буйнакске в 1999 году.
Председателем Союза мусульман России был избран Н. Хачилаев, председателем политкомиссии Союза мусульман России – Д. Халидов.
Светский характер подавляющего числа государств мира – одна из характерных особенностей нашего времени. Свобода вероисповедания и свобода убеждений – важнейшие завоевания современной цивилизации. Единственное ограничение в этой сфере проводится в соответствии с практикой современных цивилизованных стран относительно тех убеждений, которые навязываются посредством насилия и обмана. Так, в большинстве стран мира запрещены идеологии, которые исповедуют фашизм, национализм, расизм, превосходство одной социальной группы над другой, насильственные методы в достижении своих целей, в том числе радикальные политические и религиозные течения (экстремизм).
Укрепляется убеждение, что государство должно защищать людей от тех структур, которые хотят навязать свои идеи насильственными методами.
В современном мире и в современных обществах всякая религия в своей деятельности имеет, наряду с другими, также и политическую составляющую. Религиозные организации – часть общества, они выражают и отстаивают интересы людей, которых они объединяют. Они выражают и собственные специфические интересы, направленные на укрепление позиций именно этих организаций и распространение своего влияния.
Если под политикой в широком смысле понимать целенаправленную защиту и проведение интересов определенных групп, то полностью отделить религию от политики невозможно. Я хочу, чтобы меня поняли правильно. Любая общественная организация, в том числе и религиозная, может выражать свое отношение к политике государств или самых различных групп. Общественные организации в ходе своего развития могут трансформироваться в политические, как это случилось с движением “зеленых” в некоторых странах.
Относительно религиозных организаций вопрос стоит намного сложнее. Ведь верующие, которые объединены в различные религиозные общины, внутри этих общин сами распределяются по своим политическим пристрастиям, входят в те или иные политические организации и государственные структуры. Поэтому руководство религиозной общины (духовенство) нейтрально по отношению к политической позиции, которую занимают те или иные группы верующих, входящие в эту общину. Отсюда следует, что религиозная организация не может действовать, функционировать как политическая структура, ставящая в качестве основных, главных своих задач – приход к власти, занятие профессиональной политической деятельностью.
Наличие различных политических ориентаций людей внутри одной религиозной общины может только тогда стать политической проблемой, если руководство общины позволит вовлечь себя в политические разборки или преобразуется в политическую организацию.
Если страна расколота на несколько крупных религиозных организаций или конфессий, то у некоторых политиков возникает желание использовать религиозный фактор в своих политических целях. И если, в свою очередь, религиозная верхушка будет стремиться извлечь выгоду из такого стремления политиков и вступить в альянс с ними, то страну, как это бывало не раз в истории, ожидают крупные социальные и политические потрясения. Если к проблемам, обусловленным религиозным расколом, добавляются вопросы, связанные с национально-территориальными противоречиями, то это создает крупную угрозу миру и стабильности в стране и регионе.
Трудно бывает доказать людям, почему следует проявлять особую осторожность в политике, когда затрагиваются религиозный и национальный вопросы. Конечно, бывают и сегодня проблемы в этих отношениях, которые надо ставить. При этом всегда надо исходить из исторического опыта и современного состояния проблемы, чтобы не допустить ошибок. Многие горе-политики для объяснения своих поступков в современных условиях проводят параллели с прошлым или ищут исторические корни. У них и жаргон своеобразный – все просто и легко объяснять еврейским, русским или заокеанским заговором.
Из этих рассуждений следует вывод о том, что необходимо проводить «деполитизацию религии». К этому стремится современный мир, наученный горьким опытом прошлого. Российское законодательство также стоит на такой же точке зрения. Партии и политические движения не должны создаваться по религиозному принципу.
Мне могут возразить, что это в реальной жизни провести невозможно, что могут быть найдены способы создания действительно религиозно-политической организации (партии), не прибегая в названии и программе к ссылкам на религию, не формулируя явно религиозно-политических целей. Но тогда такая партия в той части деятельности, в которой будет преследовать политические цели, например, установление исламского или православного порядка, или придание исламу или православию государственного статуса, будет вынуждена действовать подпольно. Закон не допускает возможности использования религиозных и национальных различий в политических целях.
Выступление на региональной научно-практической конференции «Религия и религиозные объединения как фактор гражданского мира и межнационального согласия на Северном Кавказе».
Некоторые ученые и журналисты пишут, что трудная жизнь толкает таких людей в ряды экстремистов. Здесь много причин. Политическим исламом увлекаются не самые бедные, а скорее богатые, которые «надувают» бедных.
Я повторяю еще раз, что с пониманием отношусь к тем политическим и религиозным деятелям, которые хотят отгородить истинную религию от религиозного экстремизма. С. Асиятилов говорит, что мировые религии – это религии добра, мира и справедливости, и на этом основании не может в реальности существовать религиозный экстремизм. Отсюда можно сделать вывод, что так называемые “исламские джамааты”, представители “чистого ислама” или “ваххабиты” не имеют отношения к мировым религиям. Это можно сказать и относительно зарубежных религиозно-экстремистских организаций. Число таких организаций в современном мире может быть более тысячи.
Объявив эти течения нерелигиозными или не имеющими отношения к религии, мы не решим проблему преодоления религиозного экстремизма. Ведь они спекулируют на религиозных идеях, используют проблемы и противоречия, возникающие в религиозной среде, прямо опираются на священные тексты и мнения религиозных авторитетов. Более того, они раскалывают религиозную общину, провоцируют социальные, политические и нравственные проблемы, внося вражду, нетерпение, агрессивность по отношению к тем, кто не разделяет их позицию. Этим опасен религиозный экстремизм.
Разумная лояльность к властям, веротерпимость, нейтральность по отношению к политикам, партиям и движениям, сотрудничество со всеми здравомыслящими слоями общества в нравственном возрождении и духовном оздоровлении общества со стороны духовенства, алимов и руководителей общин (духовных управлений, муфтиятов, советов алимов, собраний имамов и т. д.) экстремисты квалифицируют как предательство интересов ислама, приспособленчество и т.д.
Вопрос о формах и характере политизации религии очень сложный. В этом я убедился, занимаясь в правительстве и городской мэрии проблемами государственно-религиозных отношений на протяжении 15 лет.
Ситуацию можно прояснить примерно следующей схемой. В отдельных случаях представители духовенства, образованной религиозной элиты, алимов говорят, что они выражают интересы верующих, что им не чужды их экономические и социальные проблемы, проблемы территорий и населенных пунктов, где находятся соответствующие религиозные общины. На этом основании, не ограничиваясь удовлетворением религиозных потребностей верующих, они выдвигали и политические требования, вплоть до отставки руководства республики, района, а также изменения политического курса. Такое бывало и, возможно, повторится в будущем. Здесь необходимо провести некоторую грань: духовные лица (как авторитетные и уважаемые граждане) фактически выступают как представители населения, оформляя это соответствующими сходами и т. д. Реальную же политику за их спиной делают соответствующие деятели и группы, извлекая пользу из данной ситуации. А потом эти же лица могут выступать в качестве миротворцев, зарабатывая политический капитал и на другой стороне.
Политическая деятельность в наше время не является основной и постоянной функцией религиозных организаций и их структур, в частности, духовенства. Их главная задача – организация религиозной жизни верующих с целью удовлетворения их религиозных потребностей.
Когда я выступал против создания политических партий, движений и течений по религиозному принципу или по национальному признаку (как явления, опасного и ведущего к расколу общества, способствующего разжиганию вражды и ненависти между представителями разных конфессий и наций), то это не значило, что я выступал против политической роли религии и образованной религиозной элиты. Их роль в политике касается общих проблем человека в этом мире. В изменяющемся мире мировые религии обновляют и свои социальные идеи, формируют свое отношение к политике и политикам, науке, практике и другим разным формам человеческой деятельности.
Но очевидно, что это другая политика, не имеющая ничего общего с претензиями прихода к власти и обустройства общества, исходя из религиозной идеи.
Создание религиозных политических партий и политических институтов – это одно дело, политический вклад религии как влиятельной и авторитетной организации в решение общих проблем общества и человека – дело другое. Первое часто ведет к трагедии, второе – способствует прогрессу общества.
Я убежден, что особый специфический политический интерес религии как части общества должен состоять в использовании своего влияния для решения общих проблем и через это в расширении и укреплении веры и своего влияния на общество.
В подтверждение этого тезиса приведу ряд текстов моих выступлений на приемах и встречах с главами религиозных общин России и Азербайджана.

23 марта 2005 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II принял меня в своей рабочей резиденции в Чистом переулке.
Ниже приводится текст моего выступления на этой встрече.
Ваше Святейшество Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, разрешите передать Вам приветствия и самые добрые пожелания от жителей Махачкалы и всего Дагестана.
Ваше Святейшество знают во всех уголках России и мира как выдающегося религиозного общественного деятеля и руководителя церкви. Ваше Святейшество своим великим служением Богу, церкви и людям, подвижническим подвигом в течение всей своей жизни снискали искреннюю любовь и глубокое уважение не только миллионов и миллионов православных верующих, но и представителей различных религиозных конфессий, людей доброй воли на нашей земле.
Высочайший международный авторитет Вашего Святейшества способствовал в течение последних 15 лет наиболее эффективной реализации миротворческой функции религии, установлению межконфессионального и межнационального мира во многих точках бывшего Советского Союза и всей земли.
Укрепляя авторитет и влияние Русской православной церкви, Ваше Святейшество, одновременно делаете многое для повышения авторитета и других конфессий, особенно Духовного управления мусульман России, находя взаимопонимание по всем вопросам жизни верующих в нашем сложном мире, когда угроза терроризма и экстремизма встала перед обществом во всей своей устрашающей силе.
От позиции церкви, от позиции религиозных конфессий, от истинных христиан и истинных мусульман многое зависит в преодолении этого зла. Я убежден, что террористы, прикрывающие свои злодеяния религиозными лозунгами, совершают тройное зло – и против Бога, и против совести, и против человека.
Главари бандформирований международных террористов, вторгшихся в Дагестан в 1999 году, рассчитывали в своих целях использовать антирусские настроения населения. Но они просчитались, потому что весь народ встал на защиту общероссийских интересов. И ополченцы, и дагестанские милиционеры вместе с российскими солдатами воевали против международных террористов. Именно в Дагестане впервые за многие годы армия и народ объединились, российский солдат стал самым желанным гостем в сакле горца, который отверг и не принял бредовых идей националистов и сепаратистов.
Дагестанцев поняло и поддержало российское руководство во главе с Владимиром Владимировичем Путиным. События в Дагестане положили конец разъединительным тенденциям в Российском государстве, началось объединение и укрепление России.
Ваше Святейшество, русские и православные играли и играют важную роль в экономике, культуре и духовной жизни Дагестана, поэтому предотвращению оттока русскоязычного населения у нас придавалось и придается огромное значение. Получалось так, что сначала дети получали образование в центре России, потом забирали туда своих родителей. Поэтому мы взяли под особый контроль вопрос, чтобы дети русскоязычных получали образование и работу у нас в республике. В этом направлении ведется работа и с вузами, и с техникумами. Сегодня обстановка изменилась к лучшему, и те представители русскоязычного населения, которые уехали в начале 90-х годов, постепенно возвращаются в Дагестан.
В Дагестане помнят, что именно русские рабочие, инженеры, учителя, агрономы и деятели культуры принесли к нам современное образование, науку, культуру. Поэтому решено в Махачкале воздвигнуть монумент-памятник представителям русского народа, посвятившим себя Дагестану.
Хочу отметить, что у нас сложилось очень тесное взаимодействие с православным духовенством Дагестана и Прикаспийского региона. Мы постоянно общаемся с настоятелями церквей Махачкалы, Каспийска и других городов, активистами религиозных общин. Именно благодаря деятельности православных общин многие верующие и представители русскоязычного населения приспособились к трудным условиям начала реформ, сейчас проблема выживания не стоит.
В свою очередь мы постарались, чтобы своевременно решались вопросы строительства и реконструкции православных храмов, поскольку это очень важно для самочувствия верующих.
Особо хочу подчеркнуть важность и плодотворность наших контактов с епископом Бакинским и Прикаспийским Владыкой Александром. Владыка Александр пользуется большим авторитетом и уважением среди верующих и всего населения. Многократно посещал и Махачкалу, и другие города и районы Дагестана, обращал внимание общественности и властей на самые злободневные проблемы и запросы верующих. Благодаря активности и авторитету Владыки Александра многие вопросы решаются в срок и на пользу верующих. Дагестан сегодня можно рассматривать и в качестве примерного региона, где налажено межконфессиональное сотрудничество в интересах мира и дружбы между народами.

14 декабря 2006 года по приглашению Председателя Совета муфтиев России, Председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Муфтия шейха Равиля Гайнутдина я посетил резиденцию Муфтия.
Ниже приводится мое выступление на приеме у Муфтия России.
Глубокоуважаемый Равиль-Хазрат!
Разрешите выразить Вам свою глубокую благодарность за доброе отношение ко мне и всем дагестанцам, которые признательны Вам за Ваши труды и непрестанную деятельность во благо нашей уммы, укрепление единства мусульман, защиту интересов верующих в структурах власти, в международных и межконфессиональных отношениях.
Вы уделяете огромное внимание воспитанию истинных мусульман, объясняя подлинный смысл жизни людей и спасения.
Вы опираетесь на присущие религии нравственные и духовные ценности, чтобы уберечь наших людей от экстремизма и фанатизма. Ваша работа в Москве по поднятию престижа мусульманской общины и пропаганде ценностей ислама находит всеобщее признание. Вы решительно выступаете против тех, кто раскалывает религиозную общину, провоцирует социальные, политические и нравственные проблемы, внося вражду, нетерпение, агрессивность по отношению к тем, кто не разделяет их позиции, имеет иное мнение.
Вы многое сделали и своим примером служения Аллаху, и своими выступлениями в деле укрепления веротерпимости, как говорят, толерантности. Ваши добрые отношения с руководством Русской Православной церкви, представителями других конфессий имеют огромное назидательное значение.
Мы полностью разделяем Вашу позицию по вопросу необходимости постоянного диалога культур, конфессий, стран и народов Запада и Востока, Севера и Юга.
В этом отношении, где переплелись во всем многообразии народы, религии и культуры, особый интерес представляет Северный Кавказ, в том числе и Республика Дагестан. Если через диалог и взаимопонимание, достижение согласия и мира разрешим проблемы Кавказа, как говорит Президент России В.В.Путин, остальные вопросы у нас в России будет решить намного легче и проще.
Встречи с Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II, другими деятелями Русской Православной церкви, а также с лидерами мусульман и общественными деятелями привели меня к мысли, что настало время объединения усилий всех, кто желает мира и согласия в нашем доме. В этой связи было бы своевременным и очень нужным мероприятием проведение конференции с участием руководства всех конфессий, авторитетных ученых, политиков, публицистов, представителей общественности и официальных кругов по проблемам достижения межконфессионального и межнационального мира на Юге России.
Я пожелаю Вам высокого благословения Аллаха в Ваших добрых помыслах и благих деяниях, мира Вам, здоровья и милости нашего Создателя!
Пусть Всевышний услышит все Ваши молитвы, укрепит Ваш дух в совершении добрых дел!

19 марта 2007 года делегация Совета Муфтиев России в рамках визита на Северный Кавказ в формате «Миссия Мира» посетила Администрацию г.Махачкалы.
Ниже приводится текст моего выступления на этой встрече.
Глубокочтимый Равиль-Хазрат! Уважаемый члены Совета муфтиев России! Уважаемые братья и сестры!
Разрешите сердечно поблагодарить Председателя Совета муфтиев России шейха Равиля Гайнутдина, всех членов делегации Совета муфтиев России за посещение Северного Кавказа и Дагестана с миссией мира, внимание к жизни наших верующих, к их заботам и проблемам.
Северный Кавказ и Дагестан являются самыми сложными регионами России в национальном и конфессиональном отношении. Кавказ соединяет Север и Юг, Восток и Запад, здесь представлены все мировые и традиционные религии, проживает более 30 коренных национальностей, пересекаются культуры, традиции, соответственно экономические и политические интересы многих стран и народов. Не случайно, что именно отсюда проходила дуга нестабильности и напряженности, возникшая в связи с развалом Советского Союза. Естественно, что установление социальной стабильности, мира и согласия между народами Кавказа имеет огромное политическое, духовное и моральное значение для России и других стран – наших соседей.
Чтобы понять, как нашим народам строить будущее, необходимо учиться на уроках прошлого. История последних 15 лет постсоветского периода дает нам поучительные примеры, особенно это касается Дагестана, где национальное и религиозное в самосознании людей тесно переплелись.
Работая в качестве заместителя Председателя Правительства Республики Дагестан, я занимался и вопросами взаимоотношений с религиозными и общественными организациями. Мы помним, как в условиях демократизации общественной жизни у народов России резко возрос интерес к своей истории, национальной культуре и традициям.

Вместе с этим в условиях кризиса и ослабления власти обострились старые и появились новые проблемы в национальных отношениях. В эти противоречия стали вовлекаться разные социальные группировки, в том числе общинные, клановые и преступные. Появились национальные движения, которые пытались перевести существующие проблемы в политическую плоскость, обсуждали проблемы государственного и национально-территориального устройства, учета баланса интересов всех национальных групп, их представительства в органах власти и многое другое.
Возня политиков вокруг национальных проблем, игра на национальных чувствах, поиск так называемой «исторической правды» в земельных вопросах, а также нежелание считаться со сложившимися реалиями приводили к обострению национальных отношений. С другой стороны, это приводило к опасным тенденциям, могущим привести к расколу верующих Дагестана по религиозному принципу.
Была проведена большая работа, в результате которой удалось сохранить единство мусульманской общины, объединить все религиозные организации вокруг Духовного управления мусульман Дагестана. Мы всегда решительно выступали против переноса каких-либо проблем и противоречий межнационального характера на почву религиозных отношений.
Религия обладает огромным потенциалом для сглаживания социальных противоречий. Религия как общая система ценностей должна объединять людей, смягчать те противоречия, которые складываются между людьми, народами и странами. В Дагестане посредническая, примирительная роль религиозных авторитетов всегда была велика. За ними оставалось последнее слово, когда другие средства были исчерпаны. В этом отношении и политики, и наши дагестанские алимы оказались на высоте.
Но нас поджидала другая опасность, если можно так выразиться, духовная зараза – проникновение в религиозную среду ваххабизма.
Представители так называемого «чистого ислама» стали появляться в различных религиозных общинах. И наши дагестанские родители, которые отправляли своих детей получить религиозное образование в Пакистан или Египет, не знали, какими они вернутся, что будут пропагандировать. Этим каналом влияния воспользовались зарубежные центры, которые привлекали на свою сторону неопытную молодежь. С другой стороны, для отдельных амбициозных деятелей с протестным мышлением и далеко идущими политическими целями ваххабизм был удобным средством достижения своих целей.
В Дагестане ваххабиты проиграли идейную борьбу с представителями традиционного ислама, потому что народ их не поддержал. Это показали события 1999 года, когда с территории Чечни к нам вторглись банд-
формирования экстремистов и международных террористов. Последовавшие события упрочили единство Дагестана и России, выявили подлинное лицо экстремистских и террористических организаций.
Возникает вопрос: почему в Дагестане по большому счету чистый ислам не прошел, а в Чечне привел к масштабной трагедии народа? Ответ прост. Потому что им хотели воспользоваться амбициозные политики и главари клановых группировок. По их вине несколько молодых поколений народа Чеченской Республики были принесены в жертву бессмысленной войне. Общество было дезорганизовано, люди не имели возможности жить по-человечески, приобщаться к духовным ценностям, культуре, образованию. Это – страшные уроки.
Поэтому важно понять и отделять сущность ислама как религии мира и добра, позиции истинно верующих от экстремистов и фанатиков, спекулирующих на проблемах религии.
Большое значение в этом плане имеют решения Всемирного саммита религиозных лидеров, состоявшегося в Москве 3 – 5июля 2006 года.
Мы помним выступления на этой встрече Президента РФ В.В.Путина, Патриарха Московского и Всея Руси его Святейшества Алексия II, высокочтимого Муфтия шейха Равиля Гайнутдина. В них красной нитью проходила основная идея: религия не может быть использована для разделения цивилизаций, а должна объединять человечество, потому что сегодня она в состоянии соединять разные культуры и народы.
Сошлюсь на пример нашего Дагестана, где при всех языковых, этнических, культурных, религиозных многообразиях тысячелетиями сохраняется уникальное единство. И современные поколения должны упрочить это достояние наших народов.
В самые сложные периоды у нас не было конфликтов на межконфессиональной почве. Борьба за свою религиозную, культурную и этническую самобытность и самоутверждение у нас не была направлена на другие народы и религии. Те силы, которые хотели извлечь выгоду, используя религиозный и национальный факторы, и в Дагестане, и на Кавказе по большому счету остались в проигрыше.
Сегодня Советом муфтиев России сделан важный и ответственный шаг – посещение регионов Юга России с миссией мира.
Здесь, как подчеркивалось, во всем своем многообразии исторически переплелись народы, религии и культуры. Если через диалог и взаимопонимание, утверждение терпимости и примирительного отношения к представителям другой национальности и веры, достижение мира и согласия мы разрешим проблемы Кавказа, как подчеркивал Президент РФ В.В.Путин, остальное в нашем доме – России будет решать намного легче и проще.
Если Кавказ перейдет из зоны напряженности в зону согласия и мира, России ничего не угрожает. Я знаю, что делегация муфтиев посетила Чеченскую Республику. Сейчас появилась надежда, что на многострадальной чеченской земле воцарятся мир и согласие, народ восстановит экономику, дети будут учиться. От усилий религиозных организаций во многом зависит, как скоро в полном объеме Чеченская Республика войдет в российское сообщество.
Мы не должны забывать, что Президент Чеченской Республики Ахмад Кадыров был в свое время муфтием Чечни и первым избрал дорогу примирения и согласия. Ради этого он отдал свою жизнь.
Мы помним и первого муфтия Дагестана Сайид-Мухаммада Хаджи Абубакарова, который совершил человеческий и духовный подвиг во имя мира в нашей республике и погиб от рук террористов.
Их пример учит всех нас дорожить достигнутым и думать о лучшем будущем для наших народов.
Еще раз благодарю Муфтия шейха Равиля Гайнутдина, всех членов Совета муфтиев России за ваш труд и благие деяния во имя Всевышнего и людей.

6 июня 2007 года в Администрации г.Махачкалы состоялась встреча с главой Духовного управления мусульман Кавказа Шейх-уль-Ислама Аллахшукюром Паша-заде и Епископом Бакинским и Прикаспийским Александром, прибывшими из Баку для участия в работе научно-практической конференции “Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму”.
Ниже приводится мое выступление на этой встрече.
Я сердечно рад приветствовать у нас в Администрации г.Махачкалы видных религиозных и общественных деятелей России и Азербайджана, пользующихся широкой известностью и уважением верующих и всех людей доброй воли на Кавказе и во многих странах.
Вы приехали принять участие в работе научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму». Это глубоко символично, потому что сегодня настало время использовать тот огромный авторитет и миротворческий потенциал религий в деле установления мира и согласия между людьми, недопущения межнациональной и межконфессиональной розни.
В этом направлении вы прилагали и прилагаете титанические усилия, исходя из понимания важности разрешения общекавказских и прикаспийских проблем в деле стабилизации ситуации и в России, и в Азербайджане.
Все дагестанцы, независимо от национальности и вероисповедания, выражают огромную благодарность Его Святейшеству Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию Второму и Шейх-уль-Исламу Аллахшукюру Паша-заде за те огромные труды и усилия во имя спасения человеческих душ и человеческих жизней, вклад в сближение наших народов и культур.
Сегодня очень важно не только наполнить духовным смыслом человеческое существование, но и сберечь жизни людей от угроз современного мира, порожденных бездуховностью и агрессивностью. Поэтому мы высоко ценим ваши усилия по утверждению толерантности и уважительного отношения ко всем народам, религиям и культурам.
Ваш приезд в Дагестан еще один важный шаг в Вашем высоком служении Творцу и людям.
Желаю вам кавказского здоровья, божественной помощи и крепости духовной на многие годы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Махачкале состоялось шествие в поддержку специальной военной операции

Патриотическая акция в поддержку специальной военной операции «Поддержим наших» состоялась в Махачкале в рамках празднования 165-летнего юбилея города. Участники шествия...

Премьер-министр Дагестана поздравил жителей Махачкалы с 165-летием города

Председатель правительства Дагестана Абдулмуслим Абдулмуслимов поздравил жителей Махачкалы с Днем города — сегодня, 25 сентября, исполняется 165 лет со...

Глава Дагестана поздравил жителей Махачкалы с Днем города

Глава Дагестана Сергей Меликов поздравил жителей Махачкалы с Днем города — сегодня, 25 сентября, исполняется 165 лет со дня...

В Махачкале состоялось шествие белых платков

Шествие белых платков, приуроченное к 90-летию со дня рождения народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой, состоялось в Махачкале сегодня, 24...

Центральные улицы Махачкалы 25 сентября закроют для транспорта на время мероприятий ко Дню города

Центральные улицы дагестанской столицы завтра, 25 сентября, будут закрыты для транспорта в связи с проведением мероприятий, приуроченных к 165-летию...

Мэрия Махачкалы на фоне мобилизации изменила формат празднования Дня города

Глава Махачкалы Салман Дадаев в связи со специальной военной операцией и проводимой в стране частичной мобилизацией принял решение изменить...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам