Шамиль Алиев: «Успешность, карьера и бизнес – это жизнь, но не смыcл жизни»

 Почетный академик Российской академии космонавтики, теоретик и разработчик торпедного оружия, ученый с мировым именем в этом году впервые был удостоен Государственной премии Республики Дагестан в области ВПК за 7-й том книги «Торпедное оружие».

О том, как разработка возрастом в 50 лет наконец нашла своего героя, о внутренней духовной самостоятельности, смысле жизни и уходе в параллельную (научную) реальность Шамиль Алиев рассказал в интервью «МИ».

 

– В Курчатовском центре есть такой большой ученый – Велихов (Евгений Павлович Велихов, академик, вице-президент АН СССР (1978–1991) и РАН (1991–1996), советский и российский физик-теоретик, педагог, профессор, с 1992 г. президент Национального исследовательского центра «Курчатовский институт». Председатель Совета ИТЭР. – Прим. «МИ»). Он говорит мне: «Ты что, забыл, какая у тебя задача была, когда тебе 22 года было?» Я говорю: «Нет, я забыл, когда мне было 22 года, но задачу не забыл» (смеется). Я не провожу никаких исторических аналогий, но Капица, когда ему сказали: «Тебе вручена Нобелевская премия», ответил: «А за что?» Ему сказали: «Вот, у вас такая работа…». Он говорит: «Да нет у меня такой работы!» «Как это нет?» – посмотрели, принесли ему, а он говорит: «Да, но она неправильная» (смеется).

– Надеюсь, вы не хотите так же сказать?!

– Нет, я не хочу так сказать (смеется), но дело в том, что он говорит: «Я успел забыть».

В общем, «история», за которую сейчас мне присудили государственную премию республики, началась ровно 50 лет назад. Это была такая интересная задачка о вращательных производных и… закрутилось… И вот, впервые за 50 лет, мне дали государственную премию республики за военную науку и возвратили меня к 22-летнему возрасту, когда мною и была решена эта скандальная задачка.

В молодости, в вашем пушистом возрасте, вроде требуются награды. А потом они тоже не мешают, но, вообще говоря, некое спокойное отношение к наградам, как мне кажется, является большой наградой. В том смысле, что награды должны быть не снаружи, а изнутри. Как будто подозреваешь, что ты заслужил… как бы…

– Вы впервые получили государственную награду Дагестана? Как так?

– Да – в области военной науки. Разных российских и прочих наград у нас хватает, а чтобы именно здесь, в области военной науки, наш абориген… (смеется). С Велиховым мы сотрудничаем уже 25 лет. Он говорит, слушай, мы здесь все награды тебе даем, а там, внутри… Я говорю, ну, там тоже я не отодвинут кем-то в сторону. Я отношусь к людям, которых никто не прижимает к себе и никто не отодвигает. То есть мне кажется, это нормально. Верхом, пешком… Какая-то определенная независимость. И Глава республики при вручении сам тоже подчеркивал, ну, как это? Один из идеологов российского торпедного оружия живет здесь много лет, много десятилетий, что-то там делает. Поэтому я с удовольствием эту награду вручаю.

 

ЗВЕЗДА ПО ИМЕНИ…

– Но госнаграда, которую вы получили спустя 50 лет, не единственный повод поговорить с вами. 6 августа будет ровно 15 лет с тех пор, как вашим именем была названа звезда.

– После этого в одном журнале вышла статья обо мне с заголовком: «Все пройдет, а звезды останутся» (смеется).

– Ну, каково вам жить с осознанием того, что вашим именем названа планета?

– Хорошо, когда ты живешь, стареешь, а планета молодеет. Вообще в священных книгах так: у каждого человека есть звезда или планета на небе. А кто оказывается удостоен этого официально, при жизни… Ну, есть какое-то чувство спокойствия. По крайней мере, я считаю, у меня врожденная страсть к небу. Постоянная какая-то жизнь на небе (смеется). И еще, мне кажется, какое-то внутреннее тепло и внутренние овации (не внешние), подпевающие тебе, составляющие твою личную, индивидуальную походку. Мне кажется, планета соответствует нашей походке, нашему стилю мышления. Без всякого преувеличения. Некое такое внутреннее спокойствие и достоинство, которое не зависит от того, кто в данное время руководит чем-то.

– Вы сказали, что планета бывает похожа на своего «хозяина». Как вы думаете, ваша планета… Какая она? Какие черты у нее от вас?

– Неброскость. Но очень высокая, чудовищная духовная самостоятельность, которая ждет наготове, чтобы себя реализовать. Уступчивость во всех бытовых проблемах, но абсолютная непокорность внешним обстоятельствам. Я бы даже назвал это готовностью бросить вызов судьбе и попытаться рвать цепи, сковывающие твой интеллект. И миру ты появляешься в новом качестве.

– Я думаю, многие, кто имел возможность беседовать с вами, уже поняли, что вы, несмотря на свою внешнюю степенность, бунтарь.

– Вот такое слово я не хотел сказать, но оно подходит. Почему? Потому что невероятный внутренний кайф от этого есть. Дети и взрослые, способные стать детьми, как мне кажется, увлекаются этим мятежным духом. Поскольку освободить свою душу от этой невыносимой бытовухи можно только в параллельном, очень достойном мире. И когда есть мне сопровождение этому, это только помогает. Кто-то же должен быть немым свидетелем. В юношеские годы на меня произвел сильное впечатление Хемингуэй. О его мужестве даже легенды ходили, а он говорил: это вам только кажется. Он ежедневно требовал доказательства своего мужества. Ежедневно. Он даже входил в клетку с тигром. Это не бытовое, а другие ядра внутри себя. Мне кажется, счастье человека, такое… небольшая порция или большая порция. Зависит от того…

– … кому сколько нужно? Кстати, как вы, создатель торпедного оружия, относитесь к роману Хемингуэя «Прощай, оружие!»? Пацифистский роман…

– Я тоже параллельно подпеваю: «Прощай, оружие!». Вот это такая странная штука. В интервью московскому журналу «Мир оружия» в 2005 году я как раз говорил об этом – «Есть в мире оружия ярко гуманитарная сторона…». Вроде в молодости как-то думаешь на эту тему, что вроде ты делаешь не то. А потом появляется параллельное представление о том, что да, можно придумать спасение от оружия, создавая его.

 

ДУХОВНЫЙ ЗУД И ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

– Велихов обратился к Главе Дагестана с письмом, в котором пишет. Первое: «Помочь перерегистрировать нашу лабораторию с советской аббревиатуры на российскую, на базе лаборатории Ш.Г. Алиева» и второе: «С учетом, что дальнейшее развитие высокоточного российского оружия базируется на математических моделях и программно-алгоритмическом обеспечении, оказывать по мере необходимости поддержку для развития научных взглядов Ш.Г. Алиева».

Что будет дальше? Почему нельзя открыть в Дагестане центр по разработке торпедного оружия, например?

– У нас есть лаборатория. У нас есть, как мне кажется, не имеющий аналогов в мире 30-35-летний опыт работы с детьми. Есть разные олимпиады, которые проводят в Китае, Англии и у нас. Невероятный такой опыт. А чтобы человек открыл такой центр, у него духовный зуд должен быть больше, чем потребительский. Вот Глава республики поставил задачу и написал: в срок и незамедлительно. И дело сдвинулось.

– Все-таки духовного зуда мало у чиновников…

– Духовного зуда вообще никогда не было много. Много бывает только безобразия. Безобразия растут по экспоненциальному закону, а духовный зуд – по логарифмическому. Он самый медленный, но по-сумасшедшему уверенный. Когда Илью Эренбурга попросили: слушай, рот открой. Почему ты два года ничего не пишешь? Ты же писатель, от тебя ждут… Он встал и сказал: слониха вынашивает детей дольше, чем крольчиха. Вот почему, такой, как Лермонтов, такие глыбы должны рождаться в муках.

Когда Моруа завершил свой роман, он начал рыдать. Перепуганная супруга спрашивает его, в чем дело. Он отвечает ей: «Умер мой герой!»

Надо войти в роль, превратиться в ту проблему. Поэтому в нашей стране и в мире фундаментальная наука и духовный зуд всегда были самыми дешевыми. Но носители… Их достоинства обычно всегда «созревали» в могиле. Тем не менее. Кто вступал, кто поробовал вкус этой духовной самостоятельности, и кто почувствовал, что он не случайно создан, того не остановить. И не имеет значения, кто его там поддерживает. Большое значение имеет, останавливается ли он тогда, когда его ругают. И форсирует ли, когда его хвалят. Это такой вот размеренный темп, в котором то верхом, то пешком… Я бы назвал это даже «строительством взрывами». Такой настоящий взрыв. Настоящий или ненастоящий зависит тоже от того, кто поймает сразу. Кому-то может не нравиться твоя идея, твой внешний вид, поведение, походка… А ты все равно гнешь свою линию.

Мне кажется, духовная самостоятельность отделяет человека от других «человеков». Это не означает, что они плохие. Это означает, что они очень далеко. Военно-промышленный комплекс республики… Мне кажется, есть у него козырные карты. Ведь мы практически готовились отпевать торпедостроение, пока Матвиенко (Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. – Прим. «МИ») не приехала сюда неожиданно для всех и не только поддержала идею, но и помогла реальными делами.

Вообще это сложный процесс – пробивание идеи, которая не связана с деньгами, не знаешь, сколько она стоит. У нее есть сторонники. Конечно, не много. И на сегодняшний день у меня есть внутренняя мечта – сделать разверстку своих способностей для детей, чтобы они видели, что жизнь, успешность, карьера и бизнес – это реальная жизнь, но это не смыл жизни. Да, мы с этим имеем дело, но смысл жизни от этого находится бесконечно далеко.

Где именно? В высших духовных ценностях, которые объединяют мировой дух трех V – вера, воля, выбор. Смысл жизни – это когда молодые люди (неважно, врачи, писатели, журналисты) не просто стучат два года и не входят, а врываются со своей статьей или работой и требуют к себе внимания. Я многие десятилетия это ощущаю, встречаясь с бесконечным количеством детей, которые на меня смотрят широко раскрытыми глазами и улыбаются. И думаешь, черт побери, вот это он и есть, смысл жизни.

В Дагестане много центров. Центр из одного человека – тоже центр. Если это тысячи человек, это не центр, это просто контора.

Есть такая бесперебойная война между реальностью, карьерой, успешностью, бизнесом с одной стороны, и параллельная жизнь, в которой есть все высшие формы достоинства. Плюс внутренние аплодисменты всех людей, которые жили в разных эпохах, цивилизациях, и ты сопричастен к ним. Это они как бы тебе шепчут: да, да… только вот так.

Таких людей очень много не бывает, но они есть. Они не являются успешными, бизнесменами, они относятся к этому совершенно спокойно и даже свысока.

И это совершенно другая жизнь, когда ты получаешь письмо от учителя (показывает письмо, в котором сельский учитель из южного Дагестана пишет, что ему 70 лет, и, чтобы спокойно уйти в мир иной, он должен знать ответ, так ли решается задача. – Прим. «МИ»), который спрашивает: «Думаете ли вы так?»

Я счастлив до невозможности! У меня здесь совсем свежее письмо от восьмиклассника из Москвы. Он пишет, что у него проблема – он не знает, как один научный вопрос обозначить. «Когда у вас будет время, вот вам телефон, вы, пожалуйста, звоните». Таких людей не много, но они есть. Среди учителей, детей, среди взрослых… Мне кажется, они формируют настоящее духовное ядро, но потребности в нем никогда достаточно не бывает. Это некая победа, за которую ежедневно нужно воевать. Так мне кажется.

 

Сколько стоит наука?

– Вы ко всему относитесь философски, даже говоря о том, каково работать над идеей, когда не знаешь ее цену. На Западе государство всегда знает цену хорошим идеям, а у нас в стране наука держится на энтузиастах.

– Вот очень странное дело. Вообще, как я уже сказал, фундаментальная наука во всех странах мира стоит очень мало. Объездив мир, я понял, что Россия вообще сумасшедше духовно развитая страна. Вот у нас Калашников. Его автоматы во всем мире, но он получил только в конце жизни некоторые хорошие слова и прочее. Духовность нашей страны вообще является, на мой взгляд, загадкой. Когда Дмитрий Олегович (Рогозин. – Прим. «МИ») спросил меня: как это? Я сказал, что, на мой взгляд, у нас в России выход из кризиса и кризис формируются одновременно. Какой бы у нас кризис ни был, параллельно с ним у нас есть и выход. И этому удивляется весь мир. Всегда есть люди, которые придумывают этот выход. Вот такая загадочность России объясняется врожденной духовностью, а на таких не всегда обращают внимание.

Идею поддержали в Совете Федерации, в Правительстве… И даже после того, как вся академическая и политическая элита поддержала, все равно есть тормоза. Вот таких чиновничьих тормозов у нас тоже много. Под этим соусом все равно найдут, каким образом сделать так, чтобы заработать много денежек. Я помню, даже когда министр обороны здесь был, я назвал то, что нужно для этой работы. Мне чиновники говорят, надо побольше сказать. Я говорю, нет, я этим не занимаюсь. Слово «деньги», «отчет» я не хочу. Я хочу подумать и сказать: вот, братцы, то, что сделано. И чтобы мне сказали, годится или не годится.

– Шамиль Гимбатович, о 15-летии вашей планеты мы уже поговорили. На этой неделе еще один юбилей (6 августа, в день рождения вашей планеты) у вашего родного брата – первого Президента Дагестана Муху Гимбатовича.

– Наш отец мечтал, чтобы мы были хорошими и полезными людьми. Если говорить о юбилейных датах, о юбилеях рожденных и рождаемых идей и мыслей, это, действительно, классно. Я сторонник отмечать дни рождения больших научных идей, мыслей и поступков. И все равно приятно, что вы заметили юбилей в семье Хурисса Али (так называют отца Алиевых в родном селе. В переводе с аварского «Али с поля». – Прим. «МИ»), и я обязательно передам ваши поздравления. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Сергей Меликов опроверг присутствие беспилотников на территории Дагестана

Сегодня на просторах сети интернет начала появляться информация о якобы проникших на территорию республики Дагестан беспилотников. Глава региона Сергей...

Что делать при обнаружении беспилотника?

Администрация главы Республики Дагестан выпустила заявление в связи с распространяемой информацией о замеченных в республике беспилотниках: “Вопросы безопасности республики находятся...

Сулейман Керимов планирует принять участие в приватизации морского торгового порта Махачкалы

Сенатор от Республики Дагестан Сулейман Керимов планирует принять участие в приватизации махачкалинского морского торгового порта. Об этом сообщил в...

Мэр Махачкалы встретился с жильцами одного из многоквартирных домов города

7 июня мэр Махачкалы Юсуп Умавов по поручению Главы Дагестана Сергея Меликова провел встречу с жильцами многоквартирного дома №...
spot_imgspot_img

Мэр Махачкалы встретился с управляющим ВТБ в СКФО, а также генеральным директором ООО «Дагестан СтеклоТара» и ООО «Каспийский завод стекловолокна»

7 июня Глава столицы Дагестана Юсуп Умавов провел встречу с управляющим ВТБ в СКФО – вице-президентом банка Александром Дыренко...

ПСБ и Министерство спорта России договорились развивать спортивную инфраструктуру России

ПСБ и Минспорта в ходе XXVII Петербургского международного экономического форума заключили соглашение о сотрудничестве, направленное на комплексное содействие развитию...
spot_imgspot_img

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам