Солнце – в вашем доме

– Идрис Магомедович, что такое вообще солнечная энергия и производством чего вы занимаетесь?
– Предприятие «Дагкремний» зарегистрировано в 2006 году, а в 2009 мы уже начали производство солнечных модулей, светодиодных светильников… Для чего нужны солнечные модули и солнечная энергия? Во-первых, с каждым годом растет цена на электроэнергию. Плюс к растущей цене еще и нестабильная ее подача. Темпы роста потребления электроэнергии и в Махачкале, и в целом по Дагестану растут. Если брать 2000 год, в среднем по Дагестану было 602 кВт потребляемой одним человеком электроэнергии в сутки. Сейчас – где-то около 1,5 кВт в час. Это связано с тем, что появились и используются населением дополнительные электроприборы.
Самая крупная солнечная электростанция на сегодняшний день в России находится в Дагестане, установленная нами в Детской республиканской больнице. Она обеспечивает резервным питанием реанимационное отделение, операционный зал и аварийное освещение на всех этажах и лестничных пролетах. Проблем вроде бы нет. В 2009 году подъездное освещение трех подъездов жилого пятиэтажного дома мы полностью перевели на солнечные модули, светодиодные светильники с датчиками движения. И эта система работает без перебоев. Также мы установили солнечные электростанции в Дубках, Ахтах. Сейчас мы подписали договор о создании дилерского центра в Нальчике. Туда мы поставили солнечные модули. В Пятигорске установили солнечные модули. Там мы перевели детский сад полностью на освещение светодиодными светильниками. У себя в офисе установили. Ну, и у себя дома, конечно. Сейчас у нас завершается строительство солнечной электростанции в Дербенте.
– Аналоги вашего предприятия есть на Северном Кавказе?
– На Северном Кавказе нет. Ближайшие регионы, где занимаются производством солнечных модулей, – это Краснодар. Также солнечные модули в небольших количествах производят в Рязани и Зеленограде.
– Основные ваши клиенты и потребители – это госучреждения или частные лица?
– Есть и государственные, и частные. Буквально на днях к нам обратился фермер. На кутане, где находится его ферма, вообще нет электричества. Для того чтобы к этой ферме провести электричество, нужно почти двенадцать километров тянуть электрические провода. Ему сказали, что это обойдется в двенадцать миллионов рублей. Ну и плюс то, что потом надо будет платить за электричество. Мы подписали с ним договор. И, по крайней мере, освещение и телевизор у него будут работать. Потом постепенно можно наращивать, чтобы работали холодильник и другая аппаратура.
– И во сколько этому фермеру обошлась установка вашего оборудования?
– Девяносто пять тысяч рублей. Также солнечные модули у нас приобрели люди из Гумбетовского, Гунибского районов. То есть частники, которые к нам обращаются, – это в основном из кутанных хозяйств. Еще один наш заказчик – частный завод в Дербенте. Мы уже завершаем там монтаж нашего оборудования. Также частные лица из Нальчика приобрели у нас солнечные модули и поставили у себя солнечную электростанцию. Если же говорить о государственных и частных заказчиках в процентном соотношении, то, думаю, это пятьдесят на пятьдесят. И, мне кажется, так оно и должно быть.
– По мере того, как вы начали свою работу, заказов становится больше?
– Да. И даже при том, что до сих пор мы не давали нигде рекламу. Небольшие, но есть заказы. На днях мы закончили установку оборудования в Министерстве промышленности республики, чтобы во время отключения электричества проблем не было. Совместно с директором компании «Этаж» мы объездили Чеченскую Республику. Там тоже кутанные хозяйства. Мы сейчас должны подготовить предложение.
В восьми кутанных хозяйствах нужно установить солнечные модули и ветрогенераторы. Также мы подписываем договоры с тремя нашими колхозами. Там необходимо и освещение, и насосы для обеспечения поливной водой. Все вопросы обсуждены. Мы будем устанавливать там и солнечные, и ветро-, и гидрогенераторы.
– А вот, к примеру, ветрогенераторы. Их можно устанавливать в любой местности? Или это зависит от климатических условий?
– Если говорить о ветрогенераторах, то их невозможно устанавливать там, где нет ветра. В городе тоже ветрогенератор не поставишь, потому что в черте города нельзя. Можно маленький установить. У меня дома стоит маленький ветрогенератор. Но в густонаселенной местности его не поставишь. Нужен простор. На полигоне Солнца мы установили солнечные модули, солнечные коллекторы и в марте планируем установить там двадцатикиловаттный ветрогенератор большой мощности. То есть там уже пятикиловаттная солнечная электростанция, плюс к ней двадцатикиловаттная ветроэлектростанция, – и солнечный полигон будет полностью себя обеспечивать электричеством.
– Во сколько в среднем обходится, к примеру, фермеру установка вашего оборудования?
– Например, фермеру, о котором я уже говорил, наше оборудование вместе с выездом наших специалистов и монтажом обошлось в девяносто пять тысяч рублей. У него будут гореть пять лампочек, работать телевизор, радио и зарядное устройство.
– То есть, когда вы устанавливаете оборудование, это делается с определенным расчетом?
– Да, каждый объект мы отдельно рассчитываем, потому что, к примеру, в сравнении с Махачкалой в Гунибе больше солнечных дней, и, соответственно, нужно ставить меньше солнечных модулей. В Махачкале двести двадцать солнечных дней в году, а в Гунибе – триста. При пасмурной погоде солнечные модули работают, но плохо. Посмотрите, как горят лампочки, которые мы установили (демонстрирует световое оборудование в своем офисе – «МИ»). Вот светильники. Один такой светильник стоит пять тысяч рублей. Два таких светильника – уже десять тысяч. Аккумуляторы. Их нужно ставить, когда освещение нужно ночью, а не днем. Сами модули стоят недорого, но кроме них нужны и контроллер заряда, инвертор, аккумуляторы… Ставить солнечные модули вместе с лампами накаливания невыгодно, потому что у светодиодных ламп в двенадцать раз меньше энергопотребления. Соответственно, можно включить двенадцать светодиодных ламп вместо одной лампы накаливания.
– А как Вы относитесь к столь обсуждающемуся переходу на энергосберегающие лампы? Они действительно так экономичны?
– Давайте я Вам покажу. Вот лампа, которая потребляет шесть ватт, а вот лампа накаливания, которая потребляет пятьсот ватт. Смотрите, как эта лампа горит. Используя шестиваттный модуль, эта лампа будет гореть. Вот лампа, которая потребляет два ватта. Она равна семидесяти пяти ваттам лампы накаливания. На светильники, установленные нами в Детской Республиканской больнице, я дал гарантию десять лет. Вряд ли кто даст на лампочки гарантию десять лет. Но мы еще это сделали, потому что это был наш первый серьезный объект.
– То есть, существует определенный срок, который может служить эта лампа?
– Да. Я думаю, эта лампа реально будет служить пятнадцать лет, если не больше. Поэтому, без всяких сомнений, я дал гарантию на десять лет.
– Заказчик вам платит за установку оборудования. А дальше? За то, что он им пользуется?
– Нет. Один раз установили – и все, проблем нет. Да, мы конечно, не можем конкурировать с гидроэнергетикой в том плане, что там цены другие и срок окупаемости меньше. Гидроэлектростанция постоянно вырабатывает энергию. Но реки мельчают, поэтому любой вид энергии имеет место быть: и ветро-, и гидро-, и солнце.
В Дагестане ветроэнергетикой серьезно занимаются компании «Этаж» и «Альт-ТК». Солнечными модулями, вырабатывающими электричество, занимаемся мы, компания «Дагкремний». А солнечными коллекторами для горячего водоснабжения – компания «Ресурс – М».
– Ваша компания сотрудничает с компаниями из других регионов России, которые тоже занимаются солнечными модулями?
– Да. Мы достаточно плотно сотрудничаем с московской компанией ЗАО «Телеком». На выставки вместе ездим. Если в моей компании не хватает каких-то материалов, я покупаю у них, и наоборот. Мы помогаем друг другу. А на рынке мы не конкурируем. Я в московский регион не лезу, он в Дагестан не лезет (смеется).
– На выставках «Дагэкспо» вы, наверно, тоже участвуете?
– Да, конечно, и не только «Дагэкспо». Была выставка, к примеру, в Нальчике. На этой же выставке мы сразу же подписали дилерский договор. Также мы были на выставке в Волгограде. Планируем поехать на выставку в Астрахань. По крайней мере, юг страны пытаемся охватить.
– Идрис Магомедович, как вообще так получилось, что Вы начали заниматься именно этим направлением?
– В 2000 году я уехал работать в Москву. Работал в Зеленограде в Центре отечественной микроэлектроники, занимался разработкой и изготовлением микросхем, транзисторов, геристоров, то есть полупроводниковыми приборами.
В 2001 году поступил в аспирантуру в Москве. Мне дали тему: разработка солнечных элементов для космического применения. Я долго сопротивлялся. Не хотел эту тему брать. Потом все же взялся. Так оказался я втянут в солнечную энергетику (смеется). Я довольно долго рисовал эти элементы, разрабатывал разные варианты. Через два года, когда я сделал первый образец, у меня получилось КПД, на тот момент самое высокое в мире. Я свое изобретение запатентовал и решил открыть свое производство.
– В Дагестане нет учебных заведений, которые бы могли готовить специалистов в этой области?
– Почему? Есть. Физический факультет ДГУ, политехнический университет. Я сам закончил ДГТУ, там преподавал микросхему и технику. Что такое солнечный элемент? Это полупроводниковый прибор. Он делается так же, как и диод, только там есть своя специфика при изготовлении. Но технология такая же. Поэтому готовить таких специалистов здесь – это реально. Их готовят на кафедре микроэлектроники в ДГТУ и ДГУ.
– А у вас есть необходимость в сотрудниках? Или имеющихся специалистов вам достаточно?
– Однозначно есть. Мой проект признан приоритетным проектом в республике. В Коркмаскале я планирую строить большой завод. Ориентировочно на этом заводе будут работать около четырехсот человек. И, естественно, там будут нужны специалисты.
Я довольно плотно работаю с ДГТУ, с кафедрой физики ДГУ, так что, начиная строить завод, в любом случае надо готовить специалистов, потому что без них завод не сможет работать.
– Как Вы считаете, студенты будут в состоянии у вас работать по окончании вуза? Ведь многие же жалуются, что сегодня студентам дается теория, а на практике они ее применить не могут.
 - Если они будут знать теорию – научить можно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Исполняющий обязанности мэра Махачкалы направил сообщение в честь Международного дня людей с ограниченными возможностями здоровья

3 декабря 1992 года был установлен Международный день инвалидов. Ризван Газимагомедов не оставил эту дату без внимания, опубликовав следующее...

Махачкалинец подозревается в незаконном обороте наркотических веществ

1 декабря В Каспийске сотрудниками полиции был задержан 19-летний житель Махачкалы. При личном досмотре у подозреваемого обнаружили и изъяли сильнодействующие...

Ризван Газимагомедов осмотрел махачкалинские школы и детские сады

2 декабря исполняющий обязанности мэра Махачкалы провел очередной осмотр школьных и дошкольных учреждений. Компанию градоначальнику составили глава Ленинского района...

В махачкалинский аэропорт инвестируют больше 13 миллиардов рублей

В рамках госпрограммы «Развитие транспортной системы» в 2023 – 2025 гг больше 13 миллиардов рублей будет инвестировано на реконструкцию...

В Махачкале закрыли стадион имени Елены Исинбаевой

Как сообщает Министерство спорта Дагестана, стадион, названный в честь прославленной олимпийской чемпионки по прыжкам с шестом Елены Исинбаевой будет временно закрыт в...

Исполняющий обязанности главы Махачкалы обсудил с депутатом Госдумы РФ вопросы образовательных учреждений

И.о. мэра Махачкалы Ризван Газимагомедов провёл встречу с депутатом Госдумы РФ Нурбагандом Нурбагандовым. На обсуждение были вынесены вопросы капремонта...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам