«Симфония, которую приятно слушать…»

Книга «Теплоэлектроцентраль: моя жизнь и судьба», автор которой человек, посвятивший энергетике Дагестана больше 40 лет своей жизни, пришедший на Дагестанскую ТЭЦ сначала просто неопытным молодым человеком, но затем ставший ее бессменным многолетним руководителем, ныне депутат Народного Собрания РД – Эседула Исакович Ахмедов – отметил свой 70-летний юбилей.
– Не могу однозначно сказать, повезло мне в жизни с людьми или нет. Человек должен строить свою жизнь так, чтобы ему было комфортно. Комфортность в моем понимании – это то, с кем и с чем тебе приходится жить: на работе, дома, по соседству. Человек сам должен выбирать, с кем он хочет быть. Но в жизни бывают и моменты, когда человек в состоянии выбирать. Коллектив – это множество совершенно разных личностей со своими взглядами на жизнь, поведением в обществе и т.д., и я старался всегда ладить с людьми. Поэтому считаю, что, если человек говорит, что ему в жизни не повезло, то это – человек, который не хотел, чтобы ему везло. Прежде чем начинать подстраивать человека под себя, нужно пытаться и самому под него подстроиться. Я могу сказать с гордостью, что в моей жизни, где бы ни находился, рядом всегда оказывались люди, которые мне были приятны. И если это есть везение, то значит, я – везучий человек по жизни.
СТАРИЧОК С ГОДЕКАНА
Центром жизни в Джаба, как и в других селах Дагестана, был годекан, на котором собирались все взрослые мужчины. Детей сюда не допускали, исключение было сделано лишь для меня, как сына седры (этим тюркским словом называли в селе представителя колхоза). Затаив дыхание, слушал я рассказы о наших обычаях и традициях, о славном прошлом своего народа, и сердце мое наполнялось гордостью. Я понял там, на годекане, что в мире существуют две истории – мертвая и сухая школьных учебников и живая, хранящаяся в памяти народа. Практически каждый взрослый житель селения знал свою родословную и рассказывал истории, случившиеся с его предками, так, будто они происходили буквально вчера. Я жадно внимал им, стараясь запомнить каждое слово.
Сам я по большей части молчал. Когда же взрослые обращались ко мне, отвечал коротко, взвешивая каждое слово. Почему-то это неизменно вызывало дружный смех собравшихся. Когда я, обидевшись, поинтересовался, почему они смеются, мне ответили, что я, мальчишка, веду себя, словно древний старичок, привыкший думать над каждым сказанным словом. Так это прозвище приклеилось ко мне на весь период.
Сегодня в моем рабочем кабинете на полках стоят книги, рассказывающие об истории лезгин, аварцев, кумыков, даргинцев. Из этих мозаичных кусочков я мысленно складываю историю родного края, живую историю легенд и преданий, которая мне намного интереснее сухой истории официальных учебников. Я будто снова мальчишкой сижу на годекане, вслушиваясь в разговоры взрослых. А перед глазами мелькают тени далекого прошлого…
Кстати, один из моих любимых рассказчиков на годекане дядя Шюкюр впервые в жизни напоил меня водкой. В Джаба и по сей день сохранился обычай, согласно которому взрослого, приглашенного на свадьбу, может и должен во время его отсутствия заменить кто-то из сыновей. Возраст сына при этом значения не имеет. Как-то отец уехал в командировку, брата дома тоже не было, и старшим мужчиной в семье на тот период оказался я. И поэтому мне пришлось идти на свадьбу одного из сельчан. Было мне в то время лет двенадцать-тринадцать.
Как сына седры, меня усадили на почетное место. Рядом со мной оказался дядя Шюкюр. В какой-то момент протягивает он мне 100-граммовый стаканчик водки и говорит:
– У такого сильного отца не может быть слабого сына. Выпей, Эседула, покажи нам свою силу!
Какой мальчишка устоит после таких слов! Взял я из его рук стаканчик и одним махом опрокинул. Смотрю, Шюкюр протягивает мне второй. Хлопнул и его. Через некоторое время чувствую, что со мной что-то не так. Все плывет перед глазами, руки и ноги не слушаются. Вышел я из-за стола и тихонько поплелся домой. Прихожу и говорю матери: – Что-то мне плохо на этой свадьбе стало.
– Тебя случайно там водку пить не заставили? – сразу же спросила она.
– Две рюмки выпил, – гордо ответил я, с трудом ворочая непослушным языком. Мать сразу же начала отпаивать меня простоквашей, и вскоре мне полегчало.
Урок этот я запомнил надолго, и, когда на очередной свадьбе, где мне пришлось снова замещать отца, мне протянули стаканчик водки, я твердо сказал:
– Меня один раз проверили, и я испытание выдержал. Я сильный, но пить не буду, мне не понравилось.
После этих слов от меня отстали и больше напоить не пытались.
– Есть такое мнение, что любой человек точно сможет написать одну книгу – книгу о своей жизни. Но о любой ли жизни будет интересно прочесть книгу…
– Я и не думал писать книгу. Жизненное кредо, что надо родить сына, построить дом и посадить дерево, я полностью реализовал, а написание книги не входило в мои планы. Но был в моей жизни такой период, когда мне нужно было подготовить информацию о том, как строилась ТЭЦ, кто ее строил, кто стоял у истоков ее основания. Попросту говоря, мне нужно было написать биографию Дагестанской ТЭЦ. Когда я начал писать, то многого не находил, и мне пришлось эту информацию добывать из архивов, документов бухгалтерских отчетов, встречаться с людьми того периода. Так я собрал необходимый материал, и мне нужно было выпустить его как историю ТЭЦ (это было примерно 10 лет назад). В форме брошюры издать материал оказалось невозможным. Так эта работа и прекратилась.
В 2005-м начались большие реформы в электроэнергетике, затянувшиеся не на один год: расширение структуры ТЭЦ, переход из так называемого «чубайсовского» подразделения в ведение «Дагэнерго», а затем «Лукойла». Начали вступать в силу новые законы, стали меняться владельцы и названия, но Эседула Ахмедов продолжал оставаться бессменным руководителем этого предприятия. До тех пор, пока «Лукойл» не продал активы ТЭЦ другому акционерному обществу. Тогда Эседула Исакович ушел в общественную деятельность и стал депутатом Народного Собрания РД. Не то что бы «ушел», а вернее было бы сказать, вернулся к общественной деятельности. «…Спустя несколько месяцев после моего первого появления на ТЭЦ я уже возглавлял заводской комитет профсоюза. Скажу сразу: лично для меня общественная работа дополнительным бонусом в карьерном росте не стала. Скорее наоборот – школа профсоюзов по меньшей мере лет на 10 отсрочила мое назначение директором ТЭЦ. Всему виной мой главный жизненный принцип – любое порученное дело выполнять качественно. Дело в том, что сама суть профсоюзной работы предполагает ее оппозиционность. Да и как иначе – защищая права простых работников, настоящий профсоюзный лидер рано или поздно неминуемо вступает в конфронтацию с руководством предприятия, которое эти самые права ущемляет», – вспоминает в своей книге Эседула Ахмедов. Зная специфику советского устройства, сейчас нам сложно представить, что такое вообще было возможным: кажется, что все были довольны, особенно если послушать всегда ностальгирующее по прошлому наше старшее поколение.
Но Эседула Ахмедов, будучи не только руководителем заводского профсоюза, но и молодым идеалистом, быстро впал в немилость начальства в лице тогдашнего руководителя ТЭЦ Николая Петровича Грузинова.
«Николай Петрович был очень сильным человеком. Бывший фронтовик и грамотнейший энергетик, он управлял предприятием жестко и твердо, требуя неукоснительного соблюдения всех своих распоряжений. Перечить ему боялись, да, собственно, никто и не пробовал – Грузинов мгновенно пресекал малейшие попытки «бунта на корабле», – вспоминает мой собеседник. О том, как развивалась эта ветвь жизненной истории Эседулы Исаковича в форме почти детективной истории с завязкой, своей кульминацией и развязкой (все, как следует, по законам жанра) он рассказывает в своей книге, назвав этот период своей работы на ТЭЦ – «Под колпаком» у Мюллера».
Уйдя с ТЭЦ, он забрал свой накопленный за годы работы архив «в коробочке» домой. Потом стал перебирать: что нужно, а что нет… Выбрасывать было жалко.
– Я подумал: «Ну, куда девать материал в таком сыром виде? Кому он нужен?!», и тогда мне вспомнились слова, которые мне говорили, когда советовали написать книгу. Как все это должно было выглядеть, я не знал, перечитал очень много книг разных авторов, но не видел себя в этих книгах. И подумал, что надо сделать что-то по-другому. Я представил перед собой простого человека, который должен будет меня в этой книге понять. Рассказ о своей работе я писал именно для этого самого человека, при этом я начал думать о своих внуках, которым, на мой взгляд, было бы интересно прочесть то, как было раньше, как жили раньше и т.д. Первые полгода у меня сначала не было единого образа, но потом все пошло как надо и в итоге получилось то, что получилось.
«Я хотел заняться реальным делом, чтобы ответить на главный вопрос, интересующий каждого человека: «Чего я стою в этой жизни?» – делится своими воспоминаниями в книге Эседула Исакович. – После этого прошло уже много лет. Как бы сейчас Вы ответили на этот вопрос? – спрашиваю я.
– Каждый человек должен спросить себя: «А чего я хочу? А что я могу?» Я считаю, что правильно прожил свою жизнь, потому что сейчас меня окружают друзья, у меня есть определенное положение в обществе, семья, – а это дорогого стоит. Сагидов Юрий Нурмагомедович говорит мне: «Ты сейчас мог бы быть министром промышленности и энергетики», на что я ответил, что я уже вне такого периода, когда мог бы занимать какие-то должности. Человек должен быть там, где он приносит пользу. Считаю, что я свое дело сделал. Сейчас я депутат, и если считают, что я могу быть полезным, – я им бываю. И свою книгу я, в первую очередь, адресую и просто молодым людям, и действующим менеджерам, управленцам. Современная молодежь думает, что сегодня невозможно ничего добиться самим. А я скажу, что сложного ничего нет. Абсолютно. Надо просто не лениться и иметь желание что-то делать. Нельзя ослушаться ни Всевышнего, ни отца, ни ближнего человека. Надо прислушиваться к близким и поступать правильно – тогда тебе гарантирован успех.
Я всегда говорил то, что правильно, даже если это было нелицеприятно какому-то большому чиновнику. Публично. И всегда говорил: «Это мое мнение».
– Вы по жизни были максималистом?
– Да. Я максималист: хочу – и получаю. По жизни я жесткий человек.
– А в семье?
– И в семье жесткий. Да, семья – это родной очаг, это близкие люди, которые всегда за тебя переживают, но, несмотря на это, я никаких поблажек не делал никому ни на работе, ни в семье. И, прежде всего, в семье. Но я всегда прислушивался и прислушиваюсь к мнению своих детей. Считаю, что опекать детей нужно только до совершеннолетия, а дальше предоставлять им свободу, и если они хотят того, что находится в рамках дозволенного, то я против этого не возражаю. Никто из моих детей не пошел по моим стопам и не стал энергетиком. Один сын стал экономистом, банкиром, другой сын – юрист, работает в следственном комитете, а дочь стала врачом. Мне многие говорят, что кого-то из детей я должен был сделать энергетиком, продолжателем своего дела. Я всегда отвечаю: «Нет», потому что каждый человек должен заниматься тем, чем ему комфортно заниматься.

«В ЛЮДЯХ Я БОЛЬШЕ ВСЕГО УВАЖАЮ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ»
Профессия энергетика для многих стала именем нарицательным, которое люди вспоминают недобрым словом, когда дома внезапно отключается свет, прекращается подача горячей воды или стынут батареи. Эседула Исакович, как человек, отдавший долгие годы жизни этой отрасли и знающий изнутри все трудности работы энергетика, работу Дагестанской ТЭЦ сравнивает с большим симфоническим оркестром, в котором десятки музыкантов играют на своих инструментах, создавая разные мелодии, в результате чего получается симфония, которую человеку так приятно слушать.
– ТЭЦ – это то же самое. У нас котел издает один шум, трубы свистят по-другому, двигатель – по-третьему, электрический трансформатор – гудит, трубопровод свистит как паровоз, по проводам идет шипение – и все это вместе взятое и есть шумовая симфония ТЭЦ. Я эту симфонию слушал более 40 лет. Мне она нравится. Бывает так, что, когда случай аварийный, станция останавливается – и там наступает гробовая тишина. И тогда становится страшно: души нет, ее не слышно.
Сделать так, чтобы весь этот гигантский механизм работал – это огромнейший труд, десятки людей на своем рабочем месте создают этот шум. Слышать эту мелодию… что может быть дороже?! Это все равно, что быть дирижером большого оркестра.
За столь долгие годы работы руководителем ТЭЦ у Э.И. Ахмедова возникало немало проблем, кризисных ситуаций, но самым сложным в работе энергетика он считает человеческий фактор.
– Надо сделать так, чтобы человек, с которым ты работаешь, полюбил работу энергетика. Если он не полюбил, как говорится, насильно мил не будешь, и надо помочь этому человеку или уйти, или осознать, что он находится именно на своем месте. Если человек решил остаться, я несу за него ответственность, потому что внушил человеку, что ему надо оставаться. Я должен создать для него безопасные условия труда, потому что энергетика – это и высокое напряжение, и высокое давление, повышенная опасность. В этом отношении мне всегда было нелегко.
– Работа ТЭЦ, АЭС, ГЭС – это ведь всегда повышенная зона риска, вследствие любой чрезвычайной ситуации может произойти авария или даже катастрофа, и нам известно много таких случаев. Как было у Вас с этим на ТЭЦ?
– (Стучит по столу). Трагических ситуаций у нас никогда не было. Я энергетик, который начинал с нуля и всегда чувствовал опасность, поэтому считал, что никогда нельзя быть спокойными, махнув рукой, сказать: «А! Все нормально! Ничего страшного!» Беспечность всегда наказывается. Ее не было ни у меня, ни у моих коллег, поэтому подобные ситуации нас миновали.

ДРУЗЬЯ, СЕМЬЯ, СЧАСТЛИВАЯ ЖИЗНЬ…
– Трудно назвать какого-то одного человека, который повлиял на меня в жизни, сделал меня таким, какой я есть сейчас. У меня все в комплексе. Я всегда, даже если считаю, что делаю правильно, ставлю это под сомнение, спрашиваю одного, второго, третьего. Вот я пишу в книге о своем первом руководителе Николае Петровиче Грузинове. Я очень высоко его ценю и горжусь тем, что рядом со мной был такой человек. Да, у нас были разные взгляды, разные подходы, но этот человек сыграл определенную роль в моей жизни. Также я пишу там про Вагида Муслимова. Он был жесткий, требовательный, но как я могу сказать, что он не сыграл никакой роли в моей жизни? Или если говорить об Абдуразаке Мардановиче Мирзабекове. Одна деловая 15-минутная встреча стала началом нашей 20-летней дружбы.
В книге Эседулы Ахмедова присутствует не только рассказ о ТЭЦ, работе, начальстве, коллегах, трудностях, которые приходилось преодолевать, но и интересные истории из личной жизни автора, иногда смешные, иногда казусные ситуации, в которые он попадал.
К примеру, в главе «Коньяк на спор» Эседула Исакович рассказывает, как однажды, когда он был студентом Азербайджанского института нефти и химии, его разыграл друг старшего брата: «В те годы мой старший брат Абдулгафар работал первым секретарем Ахтынского райкома партии. И он дружил с очень интересным человеком – Нури Меджидовичем Алиевым, который на тот момент возглавлял Азербайджанское управление гражданской авиации (это именно тот Нури Алиев, который добился разрешения на строительство в Дагестане современного аэропорта). Нури относился ко мне очень тепло, ему нравилось наблюдать, как я из сельского паренька превращался в раскованного и стильного юношу, способного поддержать любой разговор. Кстати, о стильности. Мои соседи по общежитию для иностранцев постоянно привозили из дома кучу вещей на продажу и в первую очередь приносили их мне. Так что в короткое время я стал не просто модно одевающимся парнем, освоившим несколько способов завязывания галстука, а записным стилягой, одним из законодателей моды в институте. Как-то брат приехал в Баку, и они с Нури собрались отдохнуть у него на даче. Я уже попрощался с ними и уходил, когда Нури вдруг остановил меня.
– Эседула, – спросил он, – а не хочешь заработать две бутылки армянского коньяка?
– Конечно, хочу, – ответил я, живо представляя при этом, какой праздник я организую вечером в общежитии.
– Тогда бери мою машину с водителем и гони на работу к моему двоюродному брату. Привезешь его к нам на дачу, сразу дам тебе две бутылки коньяка.
Брат мой при этом (он стоял за спиной Нури) засмеялся и сделал мне знак, чтобы я не соглашался. Но когда это уверенные в себе, модные и нагловатые студенты прислушивались к советам старших? Поэтому предупреждение брата я проигнорировал и сказал Нури:
– Говори, где и кем работает твой брат, и не забудь приготовить коньяк.
– О коньяке не беспокойся, – не выдержав, захохотал Нури, – а брата моего зовут Гейдар Алиев. И работает он председателем КГБ.
Мне повезло, что на машине Нури были правительственные номера, а кроме того, чекисты хорошо знали его «Волгу». Поэтому и позволили водителю беспрепятственно подъехать к зданию Комитета государственной безопасности. «Надо, Эседула», – сказал я себе и буквально вбежал в просторный вестибюль. И сразу же увидел, как с разных сторон ко мне двинулись люди в форме. Не дожидаясь вопросов и не останавливаясь, я бросил ближайшему охраннику: «Гейдар Алиевич меня ждет», – и рванул к лестнице… И вскоре я уже толкал массивную дверь с надписью «Приемная». Здесь тоже оказалось много народу, все они удивленно уставились на меня. Больше всех удивилась единственная женщина, сидевшая за большим столом. И опять я не стал ждать вопросов.
– Я от Нури Меджидовича, – оттарабанил я, – у меня от него к Гейдару Алиевичу срочное поручение.
Не буду врать: в кабинет к председателю КГБ меня не пустили. Какой-то мужчина вошел к нему, и через полминуты Гейдар Алиевич сам появился на пороге. И сразу протянул мне руку (моя при этом просто утонула в его огромной ладони).
– Ну, – сказал он, – говори, что там тебе передал Нури.
– Можно Вас на минуточку, – пролепетал я и попятился в коридор. – Алиев рассмеялся и вышел следом.
– Ну? – снова спросил он меня, когда мы на пару шагов отошли от двери.
– Понимаете, – в эту минуту я, видимо, растерялся и поэтому ляпнул: – Нури пообещал мне две бутылки армянского коньяка, если я смогу привезти Вас к нему на дачу. Они вместе с моим братом поехали туда на шашлыки.
– А кто твой брат?
– Абдулгафар Ахмедов.
– Ахтынский?
– Да.
– Ладно, получишь ты свой коньяк. Езжай к Нури и скажи ему, что я чуть позже обязательно подъеду. Сейчас не могу, дела.
– А Вы не обманете? – брякнул я, заглядывая ему в глаза.
– Не обману, – засмеялся он, – не бойся. А как, кстати, ты сюда прошел?
– Без проблем. Сказал, что Вы меня ждете, а эти люди, там внизу, мне поверили.
Тут он снова рассмеялся, похлопал меня по плечу и потянул на себя дверь в приемную…
На даче Нури меня встретили смехом. Я же молча подсел к столу и поинтересовался, где мой коньяк. – Так ты же его не заработал, – удивился Нури. – Если бы случилось чудо, и ты действительно привез сюда Гейдара, я бы тебе не две, а четыре бутылки марочного коньяка отдал…
Тут они снова начали смеяться и подшучивать надо мной. И смеялись до тех пор, пока в воротах не появился Гейдар Алиев…».
В книге много теплых слов об отце Исаке Абдулафизовиче Ахмедове, ахтынце, выросшем круглым сиротой, которого жизнь успела забросить и в Азербайджан, и в селение Джаба Ахтынского района, и в Рутульский район, о матери Энбиян, старшем брате и сестрах. Любимая профессия, ставшая делом жизни, проверенные временем друзья – это не все, чем наградила жизнь Эседулу Исаковича. У него прекрасная семья: жена Фироза, дети Азиз, Сабина и Арсен, у которых уже есть и свои семьи и дети. «Тыл у меня очень крепкий, – пишет в своей книге Эседула Ахмедов, – поэтому в будущее я смотрю с неизменным оптимизмом. Потому что знаю – род Ахмедовых не прервется ни при каких обстоятельствах. Ну а книгу эту, я надеюсь, в свое время мои внуки прочтут моим правнукам…».
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В сквере депутатов в Махачкале прошла акция по посадке деревьев

Акция по посадке деревьев состоялась сегодня, 25 января, в махачкалинском сквере депутатов по улице Магомедтагирова. Мероприятие организовали депутаты Кировского районного...

В Махачкале продолжаются рейды по соблюдению масочного режима в общественном транспорте

В Махачкале продолжаются профилактические рейды, направленные на соблюдение масочного режима пассажирами и водителями общественного транспорта. Накануне рейдовые мероприятия прошли на...

Назначен новый глава комитета по спорту, туризму и делам молодежи Махачкалы

Назначен новый председатель комитета по спорту, туризму и делам молодежи администрации Махачкалы. По информации «МИ», должность занял директор МБУ...

Представители общепита Махачкалы обязались не нарушать режим QR-кодов

Представители кафе и ресторанов Махачкалы обязались не нарушать действующие в республике ковидные ограничения и требовать с посетителей предъявления QR-кода...

В Махачкале организуют выставку «Наивные художники Дагестана»

Выставка «Наивные художники Дагестана» пройдет с 3 февраля по 2 марта в Дагестанском музее изобразительных искусств им. П.С. Гамзатовой...

Управление образования Махачкалы возглавил Марат Ибрагимов

Назначен новый начальник управления образования администрации Махачкалы, им стал председатель городского комитета по спорту, туризму и делам молодежи Марат...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам