Был такой город (94)

 В детстве, живя в горах, я буквально бредил городом. Городом вообще, а не каким-то конкретным, имеющим определенное название. Этот фантом, созданный детским воображением, мне представлялся местом если не волшебным, то, во всяком случае, замечательным, таинственным. Я наполнял его замками, парками и садами, широкими проспектами, машинами и людьми.

Попал же я впервые в город только в 1957-м году, после 6-го класса, да и то потому лишь, что Кахибская школа выделила мне путевку в «Артек». Чтобы успеть подготовиться к отъезду, отец в конце мая привез меня в Махачкалу и оставил на попечении своего старинного друга Алиасхаба Гамзатова – управляющего делами Совета министров.

Махачкала, как реальное воплощение воображаемого города, меня не разочаровала – я попал в иной, необычный мир, где жизнь была устроена совсем не так, как в горах. Здесь я впервые увидел безбрежное, сине-зеленое море, которое то нежно лепетало, то гневно бушевало, совсем как в сказке о золотой рыбке. Я был покорен и восхищен.

В тот же день случился и первый конфуз. Туалет находился почему-то не во дворе (где ему положено быть), а прямо в квартире дяди Алиасхаба. Я мучительно думал, как быть и решил, что придется пользоваться им только глубокой ночью, когда все уже будут спать: где-то аж после часов 10-11-ти. Каково же было изумление, когда обнаружилось, что в городе в 10 часов почти никто спать не ложится, наоборот, все, можно сказать, только начинается. Весь следующий учебный год ушел на то, чтобы уговорить родителей отпустить меня на учебу в город, снившийся теперь чуть ли не каждую ночь.

Мне здорово повезло – в пропагандистских целях в Махачкале открыли экспериментальную школу-интернат, и правительство Дагестана отдало под нее совершенно роскошные, по меркам того времени, здания бывшего погранучилища (теперь это главный корпус и студенческий кампус педуниверситета по ул. Магомеда Ярагского). Родители мои согласились на довольно-таки дорогое удовольствие: за мою учебу семья должна была платить в кассу школы по 504 рубля в месяц. Для сведения: минимальная зарплата тогда составляла что-то около 280-300 рублей в месяц.

Итак, в конце августа 1958 года я стал одним из примерно 100 тысяч жителей Махачкалы, но аборигены этого и не заметили. На улице со мной никто не здоровался, а на мои приветствия некоторые горожане нервозно таращили глаза. Я быстро сообразил, что в городе так вести себя неправильно и отказался от деревенской привычки здороваться даже с незнакомыми людьми.

Махачкалинская школа-интернат №1 им. Ленина была одной из многих социалистических «потемкинских деревень». Сюда приводили всех сколько-нибудь серьезных гостей республики, включая делегации из социалистических стран. Они восхищались тем, в каких прекрасных условиях живут и учатся горские дети, наивно полагая, что во всех интернатах Дагестана ситуация столь же идиллическая. Кормили нас четыре раза в день, еда была обильной, разнообразной и вкусной (каждый день овощи и фрукты, даже зимой). Посуда в столовой была фарфоровой. Правда, неуемная наша энергия побудила администрацию заменить ее на более демократичную фаянсовую. Ученикам полагалось несколько комплектов добротной одежды: парадной, школьной, спортивной и рабочей. Директором школы был замечательный человек – Хизри Магомедович Магомедов, многие годы до этого возглавлявший Министерство просвещения республики. Его стараниями интернат для сельских детей превратился в некое подобие дореволюционного привилегированного учебного заведения, где воспитанников обучали всему, начиная со слесарного дела и кончая бальными танцами. Природная интеллигентность самого директора и его желание воспитывать питомцев в духе классических ценностей старой интеллигенции сыграли главную роль в создании атмосферы тотальной устремленности к знаниям, всеобщей гармонии, красоте и совершенству. Даже наши хулиганы с остервенением учились играть на гитарах, пели вторыми голосами в школьном хоре и соглашались на…роли пай–мальчиков в школьном театре.

Интернат располагался между городом и фабрикой «трех националов», как в шутку называли ее, а сразу за фабрикой до самого подножия Тарки-Тау тянулись виноградники и неустанно кланялись горбатые насосы – нефтекачалки (теперь это район технического университета). Приморская (основная) застройка города тогда заканчивалось, не доходя до нынешней улицы Батырая, а дальше, до самого нашего интерната, простирался пустырь, заросший кустарником и жухлой травой, и на нем паслись редкие коровы. Современному горожанину, изнывающему в автомобильной пробке возле второй городской больницы, сложно представить, что лет 50 назад здесь был вполне сельский пейзаж. Вообще город в те времена представлял собой полтора десятка разрозненных жилых массивов, расположенных далеко друг от друга и от основной прибрежной застройки. Поселок Морстроя, Гургур-аул, Четвертый поселок, Первая Махачкала, Альбурикент, Фабричный поселок, Степной поселок, Пятый поселок, Кяхулай, Тарки и др. Тогда еще никто не верил, что когда-нибудь Махачкала и Махачкала-I могут слиться и образовать целостное городское поселение. За маяком на Анжи-арке на несколько километров тянулись виноградники и лишь где-то посередине одиноко возвышались здания сельхозинститута и строительного техникума (ранее в этом корпусе располагалась областная совпартшкола).

Тогда, кстати, в Махачкале невозможно было услышать совершенно идиотские вопросы: «Че стало?», «Ты какой нации?», «Че ха-ха ловишь?» и прочие. Говорили на хорошем русском языке, людей не интересовала этническая принадлежность одноклассников, все читали книги, и очень многие ходили в филармонию слушать живую классическую музыку.

Главным ресурсом нашей школы были педагоги высочайшей квалификации. Их рабочий день начинался рано утром и заканчивался поздно вечером, чаще ночью. Эти достойнейшие люди были настоящими подвижниками. Перед нами был живой пример интеллигентов-бессребреников, преданных своей архисложной профессии. Особым нашим расположением пользовалась завуч школы – Лидия Александровна Далина. В ней чувствовалась особенная стать, некий духовный аристократизм, и никто из нас не мог мысли допустить, что Лидия Александровна в какой-либо ситуации может быть несправедлива, что она способна на неблаговидный поступок. Преподавала она химию, и благодаря ее стараниям я по сей день весьма прилично знаю этот предмет. Сильнейшее влияние на наше становление оказала и бессменная воспитательница – Алиева Надежда Яковлевна, которая вела русский язык и литературу. На ее уроках все мы учились смотреть на мир глазами великих писателей, учились сострадать, сопереживать, сочувствовать героям книг. Она была влюблена в Дагестан и передавала это чувство нам. Среди наставников наших вообще было много ярких личностей, но особой нестандартностью взглядов на жизнь и оригинальностью мышления выделялся молодой преподаватель физики Владимир Яковлевич Дворкович – выпускник Таганрогского педагогического института, прибывший в интернат по распределению. Помимо всего прочего, он оказался кандидатом в мастера спорта по шахматам и создал в школе шахматный кружок. Потом выяснилось, что он прекрасно говорит по-английски, и наши слабаки-троечники, стали осаждать его по вечерам, и он занимался с ними английским аж до самого отбоя. Владимир Яковлевич был, пожалуй, не только и не столько физиком, сколько философом и культурологом, и мы, забыв обо всем на свете, подолгу сидели у него в физкабинете, слушая рассуждения о моделях цивилизации, о взаимовлиянии и взаимопроникновении базисных парадигм Востока и Запада. Кстати, от Владимира Яковлевича я впервые услышал утверждение, что Дагестан – это форпост Европы на Востоке. Увы, его уже нет, в 2005 году он ушел из жизни…

Прошло много лет, давным-давно нет школы-интерната №1. Ушли из жизни многие наши учителя (светлая им память), начали редеть, увы, и ряды моих школьных товарищей, но в памяти живых сохраняются воспоминания о нашей замечательной альма-матер, этом чудесном островке между старой Махачкалой и текстильной фабрикой, где юные люди познавали сложный мир, где бурлили страсти и надежды, где умные наставники сеяли «разумное, доброе, вечное», своим личным примером бескорыстия и альтруизма вырабатывали у мальчиков и девочек почтение к классическим нормам высоконравственного поведения, стремление быть порядочными, добрыми, достойными гражданами.

 

Редакция просит тех, кто помнит наш город прежним, у кого сохранились семейные фотоархивы, звонить по номеру: 8-988-291-59-82 или писать на электронную почту: pressa2mi@mail.ru или mk.ksana@mail.ru.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Мэр Махачкалы обсудил деятельность местного отделения Партии «Единая Россия»

11 июня под руководством Главы столицы Дагестана Юсупа Умавова прошло заседание местного политсовета Махачкалинского местного отделения Всероссийской политической Партии...

Сергей Меликов вручил мэру Махачкалы государственную награду

11 июня в преддверии праздника – Дня России Глава РД Сергей Меликов отметил государственными наградами дагестанцев, которые проявили патриотизм...

В мэрии Махачкалы обсудили послание Сергея Меликова Народному Собранию РД

Сегодня в стенах мэрии столицы Дагестана состоялось обсуждение Послания Главы республики Сергея Меликова Народному Собранию РД. Об этом сообщили...

В июне самым доступным городом для аренды жилья оказалась Махачкала

Согласно данным сервиса "Авито Путешествия", столица Дагестана вошла в топ-20 популярных городов России, куда туристы планируют поездки на День...
spot_imgspot_img

Мэр Махачкалы провел выездное совещание в парке имени Сулеймана Стальского

Вчера, при участии руководителей структурных подразделений мэрии, ресурсоснабжающей компании и подрядной организации Глава столицы Дагестана Юсуп Умавов провёл выездное...

Арендодатели имущества обязаны декларировать доходы

Управление ФНС России по Республике Дагестан напоминает, что доходы, полученные гражданами от сдачи в аренду имущества, подлежат налогообложению (ст....
spot_imgspot_img

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам