«На всю жизнь запомнил слова Абдулманапа…»

Интервью корреспондента «Махачкалинских известий» с воспитанником Абдулманапа Нурмагомедова, чемпионом Brave CF в суперлегком весе (до 74,7 кг) Эльдаром Эльдаровым – о спортивной и тренерской карьере, уроках Абдулманапа Нурмагомедова и начале пути Хабиба.

В начале 2021 года, 14 января, Эльдар одержал уверенную победу над бразильцем Леонардо Марфой на турнире Brave CF в Сочи. До этого спортсмен не дрался почти два года.

– Мой бой был запланирован еще на 2020 год, но дело в том, что из-за пандемии турниры были отменены. Я уже приступил к подготовке и в начале прошлого года должен был выступить, но турнир опять-таки отменили. Вот я и ждал. Потом, с лета до зимы, было отменено еще несколько турниров. Так получилось, что протянул до января, – говорит Эльдаров.

– Как у тебя с предложениями от других организаций? Тебе уже 29, не рассматриваешь, например, UFC?

– Скорее нет, чем да. Я уже связал свою жизнь с Brave, и если они попросят меня остаться, то останусь. Для меня это важнее. А вообще были предложения, особенно сейчас, когда бойцовский остров находится в Дубае.

Когда я нахожусь в Бахрейне, я в часе от Дубая самолетом. И для них [UFC] очень выгодно привезти бойца, который может явиться очень быстро, потому что такого атлета можно держать на замене.

– То есть задачи перейти в UFC не стоит?

– Была такая цель еще до того, как завязались отношения с Бахрейном, но мне четырежды отказали в американской визе. После этого я и «забил» на это все.

«ТРЕНЕРСКУЮ ХВАТКУ МНЕ ПРИВИЛ АБДУЛМАНАП»

– Ты не только боец, но и тренер. Расскажи о том, как влился в наставничество.

– Это началось еще, когда я был студентом. Мне было уже стыдно брать деньги у родителей, чтобы поехать на сборы, соревнования, и мой тренер Абдулманап Нурмагомедов сказал, чтобы я взял группу воспитанников, дал мне зарплату, чтобы я мог тренировать и что-то зарабатывать.

Я тренировался с 5 до 7, а с 7 до 9 тренировал детей, юношескую сборную нашу. Так я начал, как говорится, совмещать приятное с полезным. И у меня получалось. Наверное, благодаря методам Абдулманапа. Даже завел специальный дневник, куда записывал все его выражения, советы. Я воспитал одного чемпиона Европы по боевому самбо, и потихоньку мои ребята начали выигрывать турниры.

– Ты был тренером одновременно с Хабибом Нурмагомедовым.

– Да, была группа, которую тренировал Хабиб. И вот как раз многие из этой группы перешли ко мне, когда уже перед Хабибом замаячила перспектива UFC. Он оставил тренерскую работу и сфокусировался на тренировках. А я продолжил, учеников Хабиба у меня было немало. Абдулманап давал нам возможность зарабатывать и помогать школе одновременно.

– А потом ты оказался в Бахрейне, потому что местный спортсмен попросил тебя помочь в подготовке к бою.

– Да, все так и было. Но я ехал туда не для того, чтобы остаться навсегда. Просто человеку понадобилась помощь за два месяца до проведения поединка. Подумал, почему бы и нет. Собрал сумку и полетел.

Два месяца мы готовились, было сложно, но в бою в первом же раунде получилось, что все пошло по нашему сценарию, а во втором мой подопечный просто вышел и добил соперника техническим нокаутом. Не стану скрывать, они были в восторге, меня встречали всей страной. Для них это было большое событие – международная победа. И после этого меня попросили остаться, сделали хорошее предложение.

О ЖИЗНИ В БАХРЕЙНЕ

– У тебя в Instagram часто мелькает наследный принц Бахрейна Халид бин Хамад Аль Халифа. Можно ли назвать его твоим другом?

– Думаю, можно. Несмотря на свой статус, он ведет себя именно как друг, и я, находясь рядом с ним, не чувствую, что нахожусь рядом с членом королевской семьи. Не чувствую, что мне необходимо вести так, как нравится принцу. Увидев эту простоту, отношение ко мне, я решил остаться в Бахрейне.

– Расскажи о жизни в Бахрейне. Тебе там нравится?

– Конечно. Если бы мне там не нравилось, то я, скорее всего, там не остался. Я такой человек, для меня на первом месте комфорт и спокойствие. Поэтому мне нравится. Место спокойное, люди очень уважительные.

– А сколько времени в году ты там проводишь?

– Круглый год. Я там, потому что моя основная работа – это тренер сборной Бахрейна по ММА и вольной борьбе. И там тренируем детишек, пытаемся сейчас целое направление воспитать. Представителей именно бахрейнской нации, чтобы кто-нибудь из них попал на Олимпийские игры по вольной борьбе. Это будет нелегко, но поставлена такая цель. Не знаю, сколько олимпийских циклов пройдет, но сейчас есть ребята от 6 до 10 лет, и мы делаем все, чтобы вырастить из них борцов-чемпионов.

– Разница в менталитете между жителями Дагестана и Бахрейна. Она большая?

– Много схожего. Наверное, из-за того, что мы исповедуем одну религию. И традиции – например, вот я рассказывал про гостеприимство. У них также очень важно, чтобы гость был доволен. Гость – это святое. Есть, конечно, вещи, которые я не понимал поначалу.

– Что, например?

– Думаю, если прочитают – не обидятся. Есть у них лень, то есть отсутствие трудолюбия. Наверное, это связано с более высоким уровнем жизни, но я тренировал детей здесь [в Дагестане] школьного возраста. Когда я приехал туда, те же самые нагрузки начал давать взрослой команде, и они стали жаловаться на то, что слишком тяжело.

«НА ВСЮ ЖИЗНЬ ЗАПОМНИЛ СЛОВА АБДУЛМАНАПА…»

– Кстати, о школьниках. Ты сам попал к довольно-таки требовательному тренеру в 13-летнем возрасте. Чем тебе запомнились первые тренировки у него?

– Я считаю, что попал в золотое время. Потому что это было время, когда Абдулманап еще стоял со свистком в зале, два раза в день тренировал и вкладывал в нас душу. То есть наша группа стала одной из последних, когда Абдулманап именно находился в зале, занимался только тренерской деятельностью. И багажа, который я от него получил, мне хватит на всю жизнь. Не только мне, моим ученикам это передается, тем, кого я воспитываю сейчас в Бахрейне. Наследие Магомедовича очень велико.

– Не секрет, что он уделял большое внимание воспитанию и беседам с воспитанниками. О чем вы говорили?

– Были разные темы. От жизни до спорта. Но я на всю жизнь запомнил его слова. Когда он стал более занятой, отошел от тренировочного процесса, мы иногда говорили, что нам тяжело без него.

И помню, он сказал нам: «Послушайте, мое дело направить вас в правильное русло, а в этом течении вы должны двигаться сами. Я не могу вести вас на лодочке все время».

«ХАБИБ НЕ ТАЛАНТЛИВ, ОН ТРУДОЛЮБИВ»

– У Абдулманапа Нурмагомедова, помимо Хабиба, есть и старший сын. Ты, как человек, знающий семью Нурмагомедовых уже достаточно давно, можешь сказать, действительно ли Магомед был более талантливым спортсменом, нежели Хабиб?

– Да, он был очень трудолюбивым спортсменом. Сразу после учебы в университете бежал на тренировки. Тогда, помню, он входил в сборную Дагестана по вольной борьбе, выигрывал международные турниры.

Кстати, он отличался от всех нас отличной выносливостью – всех обходил при забегах в Тарки. Он и Рустам Хабилов были сами выносливыми. Но когда Хабиб начал показывать результаты, Магомед стал больше помогать младшему брату. Помню один показательный момент – когда у Абдулманапа шла стройка, мы пришли помочь и Магомед сказал Хабибу, чтобы тот шел отдыхать, потому что через пару часов у него была тренировка. Возможно, он просто пожертвовал своей карьерой борца, чтобы продвинуть Хабиба.

– А в чем, по-твоему, феномен Хабиба?

– Я считаю, что у Хабиба абсолютно наименьший процент таланта. Все, что у него есть, он получил путем тренировок и труда. Если кто-то думает, что ему повезло с отцом, который тащил его, то они не правы. Абдулманап его во время тренировок игнорировал, не уделял какого-то особого внимания.

Не знаю, было ли это задумано специально, но именно из-за этого у Хабиба появлялось больше стимула доказывать всем и в том числе отцу, что он может выступать на высоком уровне. Как-то был чемпионат Дагестана по боевому самбо, а Абдулманап не хотел его пускать, говорил, что ему еще рано среди взрослых выступать. Хабиб настоял и выиграл этот чемпионат, победил очень сильных бойцов. И в том числе меня (смеется). Феномен в том, что он трудолюбивый. И все.

– Насчет твоего боя с Хабибом. Расскажи о нем.

– Немного странное стечение обстоятельств. Я должен был выступать на чемпионате Дагестана по боевому самбо в Агвали. Там проходили сборы и ежегодный чемпионат Дагестана. В это же время там были организованы и профессиональные бои, которые были запланированы на финальную часть турнира. Так вот, звонит мне вечером Шамиль Завуров и говорит: «Слушай, тут один слетел с боя, нужна замена, может выступишь?». Ну, я, естественно, согласился и выиграл. А потом меня ждал сюрприз.

Выяснилось, что турнир проходил в формате «четверки» (четверка финалистов должна была определить сильнейшего. – Прим. «МИ»), а моим соперником был определен Хабиб. Мы в замешательстве, не знаем, что делать, вчера спали в одной комнате, а сегодня деремся. Идем к Абдулманапу, а тот: «Деритесь, я должен знать, кто в моем зале лучший». Ну, мы и вышли, считай, очередной спарринг.

«БРАЗИЛЬЦЫ ХОТЕЛИ НАС УБИТЬ»

– В своей книге Хабиб рассказал о знаменитой фразе про самбо и джиу-джитсу: «Если бы самбо было легким, его бы назвали джиу-джитсу». Это была твоя идея. Как тебе в голову пришло сделать такую провокационную надпись на футболке?

– Я в то время занимался дзюдо в школе Джафара Джафарова. И мы вместе с Хабибом ходили туда, два года занимались дзюдо. У одного из тренеров была футболка с надписью «Если бы дзюдо было легким, его бы назвали футболом». И я не знаю, почему пришла мне такая идея. Пошел туда, где печатают принты на футболки, купил черную обычную и напечатал эту самую надпись.

– Все бы ничего, но Хабиб надел эту футболку в Бразилии, где джиу-джитсу возведен в ранг культа. Вопрос: как вам удалось выжить?

– Нам было очень интересно, но мы не ожидали такой реакции. Он надел ее, сфотографировался и мы ушли. А там интернета еще не было, сим-карту мы не успели купить. Доехав до отеля, где-то через 40 минут, мы включили интернет. Творилось что-то невероятное. Бразильцы угрожали Хабибу, говорили, что не простят этого, американцы рекомендовали не выходить из номера. Мы, конечно, смеялись. Что такое для дагестанца угрозы?

Нам сказали не ходить в фавелы (трущобы в городах Бразилии. – Прим. «МИ»), а мы в первую очередь взяли такси и поехали туда. Для нас это было смешно.

– И как прошло?

– Очень неприятно. Людям есть нечего, носить нечего. Живут в картонных домах. Тогда-то я и начал ценить свою жизнь. А вот опасность – это да. Там было очень опасно. Мы так и не вышли из машины, но все провожали нас злыми взглядами. Даже таксист дрожал от страха. Покатались и уехали.

Нурмагомед АСТАРХАНОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Сергей Меликов выразил соболезнования семьям погибших при стрельбе в школе в Казани

Врио главы Дагестана Сергей Меликов выразил соболезнования семьям погибших в результате стрельбы в одной из школ Казани, а также...

Двое подростков погибли в ДТП в Дагестане

Двое несовершеннолетних погибли в Дагестане в результате автоаварии с участием грузовика, сообщили 11 мая в пресс-службе регионального управления ГИБДД. ДТП...

Махачкалинские футбольные клубы войдут в ФНЛ

Профессиональная футбольная лига (ПФЛ) – третий по статусу футбольный дивизион страны – прекратит свое существование. Клубы лиги уже получили...

В Махачкале создадут специализированный скейт-парк

Специализированный скейт-парк будет создан на территории исторического парка «Россия – Моя история» в Махачкале, сообщили в пресс-службе министерства по...

25 тысяч человек протестировали систему дистанционного электронного голосования

«Ростелеком» подвел итоги технологического тестирования системы дистанционного электронного голосования (ДЭГ), которое состоялось в рамках подготовки к использованию ДЭГ на...

Контр-адмирал Пешков назначен новым командующим Каспийской флотилией

Новым командующим Каспийской флотилией назначен контр-адмирал Александр Пешков. Он сменил на этом посту Сергея Пинчука, который продолжит службу в...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам