Город, как культурный базис

В рамках проекта «Обычный горожанин» мы поговорили о культурном облике Махачкалы и отношении жителей города к его истории с телеведущим, основателем и владельцем рекламного агентства «Тролль-05» Магомедом Магомедомаровым.

– Ассаламу алейкум, Магомед! Мы сегодня в исторической части города, и, честно сказать, я хоть и родился в Махачкале, и всю жизнь прожил в ней, но в этой части города бываю нечасто. Что нас с тобой сегодня сюда привело?

– Ну, во-первых, я и сам-то эту улицу узнал только потому, что в свое время очень увлекался исторической архитектурой Махачкалы, и вел блог в «LiveJournal». Помню, как кто-то из подписчиков сказал: «Слушай, а ты на улице Агабабова не был?». К примеру, на Буйнакского или, допустим, Стальского, ты уже побывал, а тут на улице Агабабова, интересные домики тоже есть.

Сегодня я предлагаю начать разговор отсюда, потому что в общем смысле понятие «ценность исторической архитектуры» – не требует объяснений. Такое общее восприятие исторического дома на примере здания с атлантами, где сейчас находится музей Тахо-Годи или, допустим, того же здания музучилища, которое находится на Гамзатова, наверное, имеется в головах у некоторых махачкалинцев – если они вообще интересуются исторической архитектурой, а значит понимают, что это и есть историческая архитектура.

У нас немало уголков, которые на самом деле остаются за кадром, они неизведанны, но не менее ценны. Вот, допустим, обратите внимание на фасаде, получается, 1912 год, а между ними что написано? Можно прочесть Кашкаефф на каком-то из европейских языков. Допустим, на улице Оскара (Манташева теперь уже) или по проспекту Ярагского – на их пересечении есть, например, домик такой арочный – над входом видна Звезда Давида. Что это? Что это под собой подразумевает? Слава богу, что до сих пор ничего не снесли, не сломали. Вот, допустим, у этого здания есть дата. Наверное, она каким-то образом помогает пролить свет на его историю, а у того здания, с которого мы начинали нашу прогулку, в котором, якобы, судя по архитектуре, в свое время была то ли синагога, то ли армянская церковь, даты нет.

Вообще, отсутствие даты – это проблема очень многих маленьких красивых домиков исторической уже архитектуры. Надо только со специалистами уточнять, выяснять: «А что там было раньше?». В свое время, когда я по городу так ходил, снимал, если натыкался на жильцов – они мне рассказывали интересные истории. Кто-то рассказывал, что этот дом построил кто-то из армян, перебравшихся из Турции в свое время, кто-то рассказывал о том, что к его дому специально приходят студенческие группы из Худграфа ДГПУ и делают пейзажные зарисовки, потому что архитектура его дома представляет художественный интерес.

– Магомед, благодаря тебе я узнал немного нового для себя о старом городе, и вот мы стоим около здания с красивым таким фронтоном, и на нем выбито…

– Это я к тому, что у нас в свое время был организован проект к юбилею Махачкалы – я за свой счет развешивал перетяжки по городу, изготавливал специальные ролики на экранах в городе, и был на эту тему еще сюжет на РГВК «Дагестан» в новостях. Мы тогда в течение месяца-полутора раскачивали эту тему, проект так и назывался «Столетие Махачкалы». Спасибо Зареме Дадаевой – она в то время была директором музея Махачкалы – по многим моментам помогла сориентироваться, помогла фотографиями, а к проекту я, видимо, долго шел, пока вел свой блог.

Зародилось это понимание у меня, скорее всего, уже после того, как получил некий «волшебный пендель» после совещания на тот момент у Главы Республики. Нас всех собрали у Рамазана Гаджимурадовича, прежнего руководителя республики, – блогеров, журналистов, и тогда я впервые поднял тему сохранения исторической архитектуры. Мною было предложено заключить какое-то трехстороннее соглашение между владельцами домов, рекламными агентствами и, допустим, руководством республики, к примеру, в лице того же Минстроя, чтобы какое-то взаимовыгодное сотрудничество было, и эти дома приобрели нормальный облик.

 

турист, приезжая в Махачкалу, оставит здесь больше денег, если он будет воспринимать Махачкалу не просто как перевалочную базу для отдыха в горах или на море, а как вполне себе самостоятельный объект.

 

Я говорил о реставрации и, конечно же, архитектурной подсветке, без которой я вообще не представляю себе нормальный цивилизованный облик современного города, в том числе чтобы подчеркнуть красоту исторической архитектуры. И тогда, ну как оно делалось, с разрешения главы республики в Минстрой было направлено письмо, куда и меня потом вызвали. Но чиновники на тот момент, видимо, не понимали, какую юридическую конструкцию можно более или менее оптимально подобрать под такой проект, и, если честно, само мое предложение тоже было достаточно сырым. Сейчас-то я, конечно, понимаю, что такое предлагать бессмысленно – какие-то странные взаимозачеты – они не работают. Это нерабочая схема.

В общем, на тот момент проект развития не получил, и, в принципе, потом я подумал: «Ну хорошо, может быть, руководство республики пока еще в силу каких-то финансово-организационных моментов ограничено. Но я хотя бы сделаю то, что в моих силах – я дам информационный импульс этой истории. Я был вдохновлен в том числе Заремой Дадаевой. А суть проекта, чтобы показать картинку дома и его возраст – вот я и подошел к самому главному. Мы, махачкалинцы, должны знать (мое личное убеждение), что вот этому дому (Смотрим на фасад здания. – Прим.авт.) сколько ему лет? А, не знаете! А ему 110 лет. И вот уже человек заинтригован, начинает смотреть на старенькое здание иными глазами. Задумываться о том, что неплохо бы его сохранить.

– Мы, горожане, слабо знаем историю нашего города и его архитектуры. И относимся к нему потребительски: «Ну вот есть здание, где находится моя квартира, и я в нем просто живу». И это приводит, как мы видим, к негативным последствиям для архитектуры – трубы, решетки, пристройки и т.д. Человек обустраивает свой быт, не задумываясь о том, как это скажется на архитектурном облике здания. А это важно в первую очередь для воспитания населения. Мы часто говорим о том, кто такой горожанин, что такое городская культура, но как можно рассуждать о таких понятиях, не ценя сам город и архитектуру, которая его образует? Если же заглянуть в историю этой архитектуры, то мы обнаружим, что город наполнен гораздо большими смыслами, чем мы вообще представляем.

– Да. Потому что, во-первых, этот город все-таки во многом наполнен не дагестанцами изначально. То есть город русский, армянский, еврейский, и в этом смысле ценность Махачкалы заключается именно в том, что это все-таки не про Дагестан. Как и в случае с Дербентом – логистическая часть Шелкового пути и так далее. Можно сказать, вообще, что Дагестан – это то, что вокруг Дербента. То же самое у нас с Махачкалой – мы во многом ее недооцениваем. У нас нет Нарын-Калы, у нас нет тысячелетней истории, но Махачкала сама по себе представляет некий исторический интерес, не как столица Дагестана, а как тот самый город, который вдруг оказался именно на территории Дагестана, на побережье Каспия.

– Что же делать, допустим, чтобы сохранить конкретно этот дом, который сейчас за нашей спиной?

– Ну, во-первых, ему надо придать статус. Пока ты не придашь определенный статус охраняемого объекта, говорить о чем-то большем нет смысла. В этом плане однозначно есть понимание с новым руководителем города. Ризван Казимович на встрече с журналистами прямо дал понять (мои коллеги с ГТРК тоже часто поднимают эту тему на телевидении): «Да, безусловно, это надо делать». Эта работа должна проводиться, потому что после того, как объект приобретает статус охраняемого, его уже можно включить в различные программы. И уже через эти программы решать все вопросы по реставрационным, историческим моментам.

Сначала на доме должна появиться официальная табличка, что это охраняемый объект исторического культурного наследия города Махачкалы. После этого, когда объект попадает в нужные реестры, в нужные правильные списки, он становится в том числе объектом в рамках тех или иных федеральных и региональных программ, благодаря которым мы можем заняться, во-первых, реставрацией; устранить все эти ненужные элементы в виде теплосетей или решеток, или еще чего-то; мы элементарно подсветку сделаем – все-таки, красоту надо подсвечивать

Ну и четвертый аспект, безусловно – я надеюсь, в рамках этих программ существует и такой аспект – это найти общий язык с домовладельцами, потому что их комфорт важен, но без ущерба архитектуре. Как, собственно, в старой Европе это делалось и делается. Да, есть свои сложности и ограничения, но внутренность более или менее адаптируется под удобства современного характера, а внешность сохраняется благодаря тому, что есть определенные каркасные усиления – по фасаду или еще как-то, но внешность должна быть аутентичной.

– Магомед, тебе спасибо, что уделил время, рассказал нам о такой немаловажной, но вроде бы и невидной на первый взгляд проблеме. Живем в реалиях нашей условной «Пирамиды Маслоу», когда мы все в погоне за хлебом насущным и задумываться о прекрасном и великом получается лишь в десятую очередь. Но, однако мы должны понимать, что без некоего культурного базиса – не только в наших головах, но и на наших улицах, за хлебом насущным в современных реалиях гнаться нам будем сложно.

– В том числе, потому что турист, приезжая в Махачкалу, оставит здесь больше денег, если он будет воспринимать Махачкалу не просто как перевалочную базу для отдыха в горах или на море, а как вполне себе самостоятельный объект. При всем уважении к Дербенту, но мне было бы приятно, если бы люди приезжали не только в Дербент как в город с какой-то историей, с какими-то достопримечательностями, коих там на самом деле очень много, но и в Махачкалу, в которой своей изюминки хватает, но она пока не подсвечена. Вот в том числе, с точки зрения монетизации – это выгодная история.

Тамерлан МАГОМЕДОВ

 

Полную версию интервью смотрите на нашем YouTube-канале

https://www.youtube.com/watch?v=ZkVP5jE1xVw

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Махачкале состоится форум, приуроченный ко Дню России

13 июня в столице Дагестана на территории исторического парка «Россия – моя история» состоится форум, который будет приурочен к...

В махачкалинском посёлке Семендер ремонтируют дорогу на улице Хасавюртовской

10 июня работники подрядной организации по муниципальному контракту проводят мероприятия по капремонту дороги на улице Хасавюртовской в поселке Семендер....

Жители Хунзахского района Дагестана получили новые скорости мобильного интернета

Изменения уже почувствовали три тысячи жителей сел центральной части республики, интернет там ускорился на 10%. Технические специалисты МегаФона модернизировали...

Министр внутренних дел Дагестана сделал обращение к Абдулмуслиму Абдулмуслимову в связи с предстоящим купальным сезоном

Мониторинг ситуации, связанной с летним купальным сезоном в Республике Дагестан, показывает, что каждый год в регионе происходит множество несчастных...
spot_imgspot_img

Шестилетняя махачкалинка пострадала в результате ДТП

В столице Дагестана в результате дорожно-транспортного происшествия пострадала шестилетняя девочка. Об этом рассказали в пресс-службе МВД республики. «8 июня 2024...

В Армавире будут судить пятерых участников беспорядков в аэропорту Махачкалы

Пятерых фигурантов дела о прошедших в октябре 2023 года беспорядках в аэропорту столицы Дагестана будут судить в Армавире. На...
spot_imgspot_img

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам