Абутраб АЛИВЕРДИЕВ: «Я пишу как горожанин для горожан»

Абутраб Аливердиев – кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики ДНЦ РАН. Завершил докторскую. Он – лауреат медали Российской академии наук с премией для молодых ученых (2001, единственная в Дагестане медаль РАН) и Премии Европейской академии для молодых ученых (2002, также единственная в Дагестане). А. Аливердиев – автор более 100 научных публикаций, в том числе и в ведущих мировых журналах (в частности, в американском издании «Physical Review»). Он принял участие более чем в 30 международных конференциях, симпозиумах и школах в разных странах мира.
Ко всему этому Абутраб является самым популярным молодым прозаиком Дагестана, его литературные произведения получили высокую оценку коллег и критиков-литературоведов. Он – серебряный лауреат Национальной премии «Золотое перо Руси» (Москва, 2006), призер Международного Татьянинского конкурса (Санкт-Петербург, 2008). Абутраб публиковался в различных периодических изданиях России, Казахстана, Белоруссии, Болгарии, Германии, Украины, Италии, Канады и Франции. Не так давно он вернулся из города Майкопа (Адыгея), где состоялось совещание молодых писателей Северного Кавказа, на котором он представил свой роман «За гранью хрусталя». Мы встретились с талантливым прозаиком, чтобы поговорить с ним о его творчестве, науке и литературе.
– Абутраб, ты писатель-сказочник?
– Да, но сказки, которые я пишу, больше адресованы взрослым. Их можно читать и детям, но выборочно. В принципе и сказки Андерсена в большинстве своем довольно жестокие и мало подходят для детского чтения, тем не менее его считают автором детских сказок.
– Только хотела спросить о жесткости некоторых сказок. Я прочитала несколько произведений и подумала о том, что ребенка они могли бы травмировать, может, это и слишком громко сказано. К примеру, история маленького серого котика. Финал довольно трагичный, мне вот после прочтения стало грустно.
– Да, наверное, так и есть. Но ведь трудно назвать доброй ту же сказку, где Русалочка стала пеной морской, не говоря уже о злом герцоге, который хотел завоевать самого Бога, но лишился рассудка от укуса одного комарика.
– Согласна. Абутраб, но несмотря на то, что ты больше ориентируешься на взрослую аудиторию, тебя приглашают участвовать в разного рода мероприятиях, связанных с литературой для детей. Критики иначе расценивают твое творчество?
– Видимо, у них какой-то уровень. То, что они прошли тот отбор, который прошли в Филатовском фонде, это говорит о качестве, потому что кого угодно они не пригашают, это естественно. «Живая бомба», «Маленький серый котик», «Черт- читатель», «Хранитель мира» – вот с этими сказками я и был приглашен на семинар молодых детских писателей, который проходил в этом году.
– Абутраб, почему именно сказка, а не другой жанр?
– Сказка дает возможность в сжатой форме представить чистую ситуацию. Любая ситуация в реальном мире несколько смягчена и засорена деталями, которые необязательны или нуждаются в пояснении. Иногда требуется представить такую ситуацию, которая вроде бы невозможна, но если хорошо подумать, возможна. Это и дает сказка. У меня нет экшена, прорисовывается ситуация.
– А писатель-сказочник и писатель-фантаст – это люди разных направлений? Необходимо их разделять?
– Сказка и фантастика – это, конечно, разные понятия. Сказка, как я уже сказал, дает возможность представить чистые ситуации, для детей это особенно важно. Потому что ребенку трудно отвлекаться на всякие мелочи. А фантастика с самого своего зарождения – это фантастика техническая. Объектом всегда выступало какое-то научное творчество, новые разработки, изобретения. Сейчас все меньше и меньше об этом пишут, потому что жизнь сама стала фантастической. Настоящая наука дала практически все, что можно было придумать, и писатели не угонятся. Я писатель-сказочник, но в фантастике тоже немного себя попробовал. Фэнтэзи сейчас завалены прилавки книжных магазинов. Но там штампуются по общим схемам романы с очень низким сюжетным и языковым уровнем. Но, как говорят сегодня, «people хавает».
– Кстати о people. Ты думаешь о своем читателе, когда создаешь произведение, то есть о его восприятии и понимании того, что ты напишешь?
– Я обычно пишу для людей своего уровня и пишу то, что сам бы хотел прочитать, но не нашел.
– В сказках много контрастов: есть положительный герой, есть отрицательный, есть хороший поступок, а есть плохой. Маленькому читателю важно разделить, чтобы понять. Ты в своих произведениях проводишь эту четкую границу между «светом» и «тьмой» или же взрослые сами разберутся?
– Я считаю себя фаустовским человеком. Зло, конечно, есть зло. Нельзя, очень вредно, плохо, когда некоторые люди пытаются представить, что добро и зло неразделимы. Начинают приплетать какую-то восточную философию (всякие там инь-ян), кабалистику и все такое прочее. Это нехорошо. Но само по себе общение Доктора Фауста непосредственно с Мефистофелем не является чем-то запретным, ему просто интересно. Именно сомнение и научный интерес – вот что отличает европейского человека, который двигал науку вперед. Воплощением этого образа стал Доктор Фауст. В той же трагедии ему противостоит Доктор Вагнер (ученый-схоласт), который не может ничего двигать. Он – оппозиционная фигура Фаусту в научном плане. Обычно в своих сказках я даю ясную оценку добру и злу. И эти понятия я разделяю. Тем не менее я показываю, что и зло иногда может обернуться добром, а добро – злом. И такое тоже бывает. В общем, могу сказать, что яркая оценка позитива и негатива у меня всегда есть. В той же сказке «Живая бомба» это показано. Конечно, герой обманул героиню, но для ее же блага.
– Обманул, причем через любовь. И это мне в твоей сказке особенно понравилось. Абутраб, как ты считаешь, что есть составляющие хорошей детской сказки? Яркий персонаж, увлекательный сюжет, легкий стиль или что-то другое?
– Трудно ответить. Каждое произведение целостно. Непросто сказать, что там главное. Например, сказка «Пиноккио». Если на нее посмотреть с точки зрения профессионального текстоделания, то сказка получилась слабая, так как разбегается сюжет, нет законченной композиции. Видно, что Коллоди не был профессионалом. Это так. Алексей Толстой, когда взялся за перевод, столкнулся с этим, поэтому хотел написать сказку по мотивам. Но Карло Коллоди – не тот писатель, которого можно переводить, как угодно, это все-таки западная классика, нужно стараться максимально сохранить текст. А там сразу видно, что композиция хромает. Первые же попытки экранизации показали, что это довольно трудное дело. Тем не менее, сказка мне очень нравится. Больше, чем вольный пересказ Толстого. Она несет в себе много души автора. И это переходит к читателю. Поэтому она стала так популярна во всем мире. Это законченное произведение. Хотя ее композиция и не является абсолютно целостной, но это все равно жемчужина. Необязательно гранить природный камень. Его естественная огранка, даже если она окажется немного сбитой, может быть лучше, чем искусственное совершенство. А с другой стороны, я бы привел пример очень хороших сказок Шарля Перро. Если мы возьмем сказки «Кот в сапогах» и «Золушка», то это просто чистое воплощение мечты для мальчика того времени и чистое воплощение мечты для девочки. Какие-то внешние силы сделали всю черную работу, и в белых перчатках герой вышел в царственные особы. Ведь это мечта того времени – стать царем, царицей. Этим, кстати говоря, фэнтэзи и отличается от сказки, где герой не марает чести. Для феодальной морали это критично. В этом плане Толкиен стоит особняком. Он – все же писатель «старой закалки», и его работы отличаются от той волны подражателей, которая пошла потом. В фэнтэзи сегодня нет ограничений, и такие понятия, как честь, совесть, достоинство, воспринимаются уже на современный лад. То есть герои очень просто все это игнорируют. А в старых сказках было иначе.
– Ты и не заметил, как сам дал ответ на мой вопрос, когда сказал, что «Пиноккио» несет в себе много души автора, и это переходит к читателю. Возможно, это и есть главная составляющая хорошей детской сказки. Но раз разговор зашел о современной прозе, я спрошу: считаешь ли ты, что детская и подростковая художественная литература сегодня претерпевает кризис, или же, учитывая обилие издаваемых книг, напротив, говорит о расцвете?
– С одной стороны, всегда можно сказать, что литература переживает кризис. Какой век ни возьми, критики говорят, что литература в кризисе. Всех современных писателей ругали, ставили в пример старым. Помните Свифта: «Поэтам ставит он в пример таких поэтов, как Гомер…» Есть сейчас у нас и талантливые писатели, есть и посредственность. Посредственность, естественно, публикуют больше, потому что для того, чтобы опубликоваться сейчас, легче написать что-то под какой-то другой раскрученный брэнд (можно чуть похуже), и тебя включат в эту серию. К сожалению, опять-таки, «people схавает». Я сам не люблю таких выражений, но тут оно отражает суть. Хороших и неординарных писателей публикуют меньше. Потому что неизвестно, как их раскупят, а рисковать никто не хочет. Все мы проходим (вы как журналисты и я как писатель) школу текстоделания. И у кого-то эта школа входит в нутро и превращается в дракона, который рушит всех, кто не похож. К сожалению, такие люди занимают узловые места в издательствах, и таким образом идет поток однородной субстанции. Такова жизнь. Это как раз те баобабы, которые маленький принц у Сент-Экзюпери выкорчевывал каждый день. Вот ты спросила в кризисе ли литература сейчас? Та работа, которая необходима для того, чтобы литература не попала в глубочайший застой и кризис, должна проделываться постоянно, необходимо напоминать, что все это надо выкорчевывать. Единственное отличие сегодняшнего дня от дня вчерашнего – это то, что мы живем во время информационного взрыва. Поток информации такой, что мы не в состоянии ее переварить, осмыслить. Поэтому у писателя есть риск остаться незамеченным.
– Современная дагестанская литература тебе нравится?
– У нас есть интересные авторы, но я не хочу об этом много говорить. К сожалению, и национальная литература страдает этим, и «высокая русская почвенническая литература» страдает тем, что ищет корни только в деревне, и только в маленьком селе. Это неправильно. Получается, что человека, у которого корни в большом городе, они заранее отметают как какого-то космополита, с которым не надо иметь дело. Нормальный горожанин оказывается подвешенным в воздухе. Ему не к чему прислониться. И я как раз пытаюсь восполнить это. Я пишу как горожанин для горожан.
– Ты пишешь на лезгинском языке?
– Нет, но переводы моих рассказов вышли в «Лезги газет». Спасибо М. Жалилову.
– Как тебе удается совмещать науку и литературу?
– Это само собой. Сюжеты рождаются в голове и они требуют выхода. Единственное, не хватает времени. Больше всего времени отнимают мелко текущие заботы, которые невозможно ни переложить на кого-то другого, ни повременить. Но жизнь из этого и состоит.
– Абутраб, ты неоднократно представлял Дагестан на разного рода конкурсах, форумах, симпозиумах, связанных как с литературой, так и с наукой. И не просто участвовал, а занимал призовые места, получал высокие награды. Наверняка, это открыло тебе здесь большие возможности, ведь ты, можно сказать, прославляешь республику на весь мир.
– Все эти признания литературные и научные имеют значительный вес только в Москве, за границей, а у нас я с 2003 года не могу получить даже бумагу от своего института, что докторская диссертация может быть рассмотрена где-то в другом специализированном совете. Экспертной оценки комиссии РАН по наградам почему-то недостаточно. Еще у меня не так давно вышла научная работа в журнале «Physical Review». Так вот, это вторая работа в этом издании «Physical Review» от дагестанских учреждений со времен основания этого издания в середине XIX века. И всего их пока две. «Physical Review» на сегодняшний день является основным научным изданием в США. И хотим мы этого или не хотим, одним из центров научной жизни является Америка. Поэтому «Physical Review» читают все. Так вот, за эту работу я получил в два раза меньше официальных надбавок, чем сейчас полагается за статью. Мне сказали, что статья сделана не в институте (что само по себе странно) и все такое, скажите, мол, спасибо, что меньше в два раза, а не в четыре. Вот такая у нас ситуация. Был еще один смешной эпизод, когда мы собирались на Совещание молодых писателей в Майкоп. Туда из Дагестана были приглашены 7 человек (всего участников 25), поехать из которых смогли только трое. Так вот в республике не нашлось 6 тысяч рублей, чтобы оплатить нам дорогу туда и обратно. Нам просто отказали. А ведь мы представляли нашу республику. И в Майкопе нас встречали на самом высоком уровне. Заседание открывал президент Адыгеи, а само событие было общекавказским. Вот ответ на вопрос о литературе Дагестана. Культуре, искусству, литературе не уделяется должного внимания, которое уберегло бы от кризиса и застоя.
– Абутраб, представь, что ты на трибуне перед огромной аудиторией. Среди них, возможно, много твоих читателей. Что ты им скажешь?
– Мне вспомнился фильм Чаплина «Великий диктатор», там второй чаплиновский герой, оказавшись на месте диктатора, попытался призвать народ к миру. Это потонуло в овациях так, что он сам испугался и не был услышан (улыбается). Я призову людей помогать друг другу, стараться больше отдавать, чем принимать. И тогда всем было бы хорошо. Призову людей быть людьми. Мои произведения на это все и направлены – пробуждать в людях человечность. Надеюсь, со своей стороны я что-то сделал. Как говорил Некрасов: «Я лиру посвятил народу своему. Быть может, я умру неведомый ему, Но я ему служил, и сердцем я спокоен». Ведь я принадлежу и русскому народу, и лезгинскому, принадлежу и Дагестану, и России.
– Спасибо, Абутраб, за интересную беседу. Желаю тебе еще много побед в литературе и науке!
– Спасибо!
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Исполняющий обязанности мэра Махачкалы направил сообщение в честь Международного дня людей с ограниченными возможностями здоровья

3 декабря 1992 года был установлен Международный день инвалидов. Ризван Газимагомедов не оставил эту дату без внимания, опубликовав следующее...

Махачкалинец подозревается в незаконном обороте наркотических веществ

1 декабря В Каспийске сотрудниками полиции был задержан 19-летний житель Махачкалы. При личном досмотре у подозреваемого обнаружили и изъяли сильнодействующие...

Ризван Газимагомедов осмотрел махачкалинские школы и детские сады

2 декабря исполняющий обязанности мэра Махачкалы провел очередной осмотр школьных и дошкольных учреждений. Компанию градоначальнику составили глава Ленинского района...

В махачкалинский аэропорт инвестируют больше 13 миллиардов рублей

В рамках госпрограммы «Развитие транспортной системы» в 2023 – 2025 гг больше 13 миллиардов рублей будет инвестировано на реконструкцию...

В Махачкале закрыли стадион имени Елены Исинбаевой

Как сообщает Министерство спорта Дагестана, стадион, названный в честь прославленной олимпийской чемпионки по прыжкам с шестом Елены Исинбаевой будет временно закрыт в...

Исполняющий обязанности главы Махачкалы обсудил с депутатом Госдумы РФ вопросы образовательных учреждений

И.о. мэра Махачкалы Ризван Газимагомедов провёл встречу с депутатом Госдумы РФ Нурбагандом Нурбагандовым. На обсуждение были вынесены вопросы капремонта...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам