Уполномочен представлять свой народ

Гамзатов Магомед Гамзатович, дидоец по происхождению, родился в селе Цицимах высокогорного Цунтинского района в многодетной семье узденя. По рассказам старожилов, его род («Наслу») принадлежал к «Готуби» Асахской линии. Дед Магомеда – Гамзатов Берку Гамзатович был торговцем и вел кочевой образ жизни. Отец Магомеда – Гамзатов Гамзат Беркуевич в поисках плодородной земли прошел путь из села Макалатли до с. Ретлоба, затем в Цицимах, где обустроился и завел домашнее хозяйство. Женившись на Халимат из Хутраха, которая по состоянию здоровья была не способна вести домашнее хозяйство, Гамзат берет вторую жену Халимат – мать Магомеда из села Къебатли, которая отличалась трудолюбием и выносливостью. От первого брака у Гамзата родилось два сына – Абдула и Увейси. От второго – четыре ребенка – Хасбула, Хизбула, Магомед-Къади, который умирает в тяжелые годы репрессий, и дочь Зайнаб.
Младший сын Гамзата Магомед рос озорным и смышленым мальчиком. «Уже в детские годы он проявлял свою принципиальность и любознательность, – вспоминает брат Хизбула. – В те суровые годы репрессий 1944 года Магомеду не было и 5 лет. Нам пришлось покинуть родные места и отправиться в Веденский район ЧИАССР, с. Агишта. Здесь всех нас ждало настоящее испытание. Мы не могли обрабатывать земли, голод и холод уносил на наших глазах жизни сотен людей». В новых несвойственных климатических условиях процесс адаптации и освоения земель шел крайне тяжело. Здесь Магомед идет в школу, но не завершает курс начальных классов. В 1950 г. семья решает вернуться на родную землю, на пепелище и руины родного села. На то, чтобы возродить все то, что так жестоко было уничтожено и сожжено тогдашним руководством Дагестана, ушли годы.
Насильственная репатриация не могла пройти бесследно и для семьи Магомеда Гамзатова. После возвращения в родное село в 1950 г. от тяжелой болезни умирает его мать. «Десятилетний мальчишка на тот момент еще не осознавал эту потерю, играл с ребятней в ауле, а рядом в последний путь мы провожали свою мать», – вспоминает его брат Хизбула. На своей исторической родине Магомед продолжал ходить в школу. После окончания начальной школы продолжение учебы в соседнем селении Кидеро, которое находилось в 20 км, стало для него невозможным. Вопреки запретам отца босоногий Магомед убегал в школу, столь огромно было его желание учиться: стремление к знаниям заставляло этого мальчика в лютую стужу тайком продолжать учебу.
Но семью постигает новое испытание. По несправедливому обвинению в хулиганстве отца Магомеда сажают в тюрьму. На тот момент старший брат Хасбула и сестра Зайнаб уже имели свои семьи, а двое подростков – Хизбула и Магомед оказались без опеки родителей. Предоставленные сами себе, они теперь самостоятельно вынуждены были зарабатывать на кусок хлеба.
В поисках пропитания Магомед решает уехать в соседнее государство – Грузию. Скитаясь по Тбилиси, в надежде найти любую работу, он натолкнулся на человека, который предложил ему пасти овец в убогих условиях проживания и за мизерный заработок. Несовершеннолетний подросток не мог долго оставаться без опеки и внимания, и Магомед попадает в детский дом. Здесь он в совершенстве овладевает грузинским языком, хорошо учится и получает культурно-нравственное воспитание.
В 1953 году по возвращении из тюрьмы отец Магомеда Гамзат едет в поисках сына в Грузию. В это время Магомеда отправили на отдых в детский лагерь «Лебарди» в г. Зугдиди. Гамзат пишет заявление для поиска сына в милицию и возвращается обратно в село. На основании этого заявления Магомеда вернули домой. В доме после приезда сына царила огромная радость. Особо близкие отношения у Магомеда сложились с братом Хизбулой, который был старше него всего на три года.
В 1957 г. физически подготовленный и активный Магомед решает добровольно поехать служить в рядах Советской Армии. Военную службу он прошел в Московской области, в
г. Долгопрудный.
После демобилизации Магомед отправляется в Ростовскую область, в г. Шахты, на заработки. Устроившись на обувную фабрику, он обучается в вечерней школе. Любовь к книгам и знаниям преследовала его всегда. Собрав хорошую библиотеку, в 1969 г. Магомед приезжает в Дагестан, в пос. Шамхал, и продолжает учебу в вечерней школе. Вскоре устраивается механиком на склад. В том же году Магомед встречает свою судьбу, 16-летнюю Патимат, которая и не подозревала о намерениях своего родственника. Счастливый жених увозит свою невесту к отцу в Цицимах. Погостив неделю дома, они переезжают в с. Богатыревка. Спустя три года молодая семья получает квартиру в пос. Шамхал, где супруги работают в молочном цеху. В 1971 г. Магомед заочно поступает в железнодорожный техникум города Орджоникидзе, где приобретает специальность электрика. В 1979 г. он оканчивает годичные курсы марксизма-ленинизма. По окончании техникума Магомед работал в пос. Шамхал механиком на железнодорожных путях, затем – в гостинице «Ленинград», а также электриком на птицефабрике. Магомед Гамзатов часто менял работу. Принципиальность и обостренная справедливость частенько мешали ему долго держаться на одном месте. Любовь к людям и чуткое отношение к проблемам общества он всегда ставил на первое место, трепетно относился к семье и детям, старался многое им дать.
Магомед Гамзатов вырастил и воспитал пятерых детей, горячо любил и заботился о них. Вспоминает дочь Халимат: «Я не могла позволить себе сидеть вместе с отцом за обеденным столом, было неловко. Он воспитал меня в строгости и уважении к старшим. Но я всегда могла полагаться на него, только он мог дать мне правильный совет. Мне казалось, что ему вообще не свойственно ошибаться. Его шутки были всегда со смыслом, только надо было понять их, и не всем это удавалось. С возрастом отец изменился, былая строгость обернулась добротой и чутким спокойствием».
Сын Берку: «Вместе с ребятами он устраивал нам соревнования по футболу, привлекал к различным спортивным играм, организовывал походы в музей и, конечно, на море. Он очень любил природу. Как и любой отец, он хотел видеть в нас высокоразвитых личностей».
Младшая дочь Хайрат: «Могу с уверенностью сказать, что все его мысли, идеи, высказанные на бумаге, находили свое отражение с моим участием. Часто, проснувшись за полночь, я видела, что отец не спит, а сидя за рабочим столом, либо пишет, либо читает. А утром, веселый и бодрый, он демонстрировал всем нам свое творчество. Это могло быть очередное обращение, заявление, стихи. Да, он нередко писал стихи о своей родине и о многострадальном дидойском народе. Часто он шутил, повторяя: «Я не поэт и не писатель, я рядовой электрик».
Мы с отцом были так дружны, что порой я ему доверяла больше, чем маме. После школы в 1999 г. я поступала в университет и не прошла по конкурсу. Видя меня расстроенной, потерявшей надежду, отец поддерживал меня и давал хорошие советы, которые впоследствии помогли мне добиться своей цели. Будучи студенткой, я ощущала его заботу и помощь, бывало даже, что мы вместе ходили в библиотеку, искали нужную литературу. А однажды отец помог мне во время моей практики в средней школе №3 на 4-м курсе ДГУ организовать культурно-массовое мероприятие со всем классом: он договорился с руководством морского порта провести детей с гидом по военным кораблям. Все были в восторге и под огромным впечатлением от увиденного. Помнится, в 2009 г. к нам из Америки приезжала аспирантка Энн Гаглиярди, которая изучала дидойский язык. Отец познакомил нас для совместной работы, ведь я окончила ФИЯ ДГУ и хорошо знала свой родной язык».
Всю свою сознательную жизнь Магомед Гамзатов посвятил служению своему народу. Он был интернационалист и патриот, идейный лидер и общественный деятель, и этот список его трудов и забот еще очень долго можно продолжать.
Живя в Шамхале, он нередко слышал негативные высказывания в адрес своих сельчан-цунтинцев. Большим ударом и толчком ко всей его последующей патриотической деятельности послужило то, что он по государственному телевидению услышал в одной из передач высказанные прямым текстом слова: «Цунтинцы – это люди что ли?». Как могли допустить оскорбление по телевидению всей нации?» – часто задавал он себе вопрос.
Вспоминает его друг Пайзула Сайпудинов, член инициативной группы старейшин: «Ни для кого не секрет, каким общественным деятелем и альтруистом был Магомед Гамзатов. (Для друзей и родных он был просто Гево). Именно поэтому он был избран председателем инициативной группы старейшин поселка Шамхал. Просто удивительно, как это возможно, чтобы малограмотный пожилой человек мог всегда со знанием буквы закона говорить о своих правах и решительно их отстаивать.
Права своего малочисленного народа он защищал с особым рвением. Даже в шутливой и веселой обстановке Магомед мрачнел, когда темой беседы становилась проблема депортации и статуса национальной принадлежности дидойцев. Это было его «ахиллесовой пятой». Многочисленные обращения к руководству Дагестана, постоянные визиты в Министерство по национальной политике РД не давали результатов. В
2007 г. Магомед Гамзатов на свою накопленную пенсию решает поехать в Москву для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации: почему руководство не реагирует на запросы представителей дидойского народа или занимается отпиской, почему законное право малого этноса ущемляется? Однако его поездка не увенчалась успехом. Теперь Магомед Гамзатов, собрав архивный материал и многочисленные факты ущемления, как уполномоченный представитель своего народа в очередной раз едет в Москву. От безвыходности положения в своем обращении в последнем пункте он указывает на желание дидойцев присоединить Цунтинский район к соседнему государству. Люди тогда еще раз услышали о дидойцах и о национальной проблеме, которая в действительности имеет место быть. И он был услышан. Интерес СМИ и журналистов был проявлен очень остро.
Что же побудило Магомеда Гамзатова к такому шагу? «Я требую разрешения следующих проблем, требую того, что мне полагается по закону.
1. Проблема изучения дидойского языка, который обречен на вымирание. 2 Проблема статуса малочисленного этноса.
3. Проблема депортации, которой подвергся дидойский народ в 1944 – 1957 гг. Более 10 лет я занимаюсь разрешением этих наболевших проблем, неужели руководство не в состоянии решить хоть одну нашу проблему?» Магомед Гамзатов был почти у цели. Но ему не довелось…
Но народ получил хороший стимул, и если Магомед Гамзатов всю инициативу брал всегда на себя и единолично представлял интересы своего народа, то теперь дидойцы понимают, как важны всеобщая поддержка друг друга и вера в будущее. Он часто любил повторять: «Народ нужно сплотить в один кулак, наша сила – в единстве. И тогда у нас многое получится».
Во имя вечной памяти о Гамзатове Гево-Магомеде Гамзатовиче и его многолетней работе, которой он посвятил всю свою жизнь, НКА «Дидойцы» признала его национальным героем и активно продолжает эту работу. Членами НКА «Дидойцы» и единомышленниками Гево-Магомеда готовится обращение в Европейский суд по правам человека, в котором будут четко озвучены все требования малого дидойского этноса.
 

Предыдущая статьяПеред посадкой – искупать!
Следующая статьяЗима не будет неожиданной

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Салман Дадаев поздравил экс-главу Дагестана Владимира Васильева

Мэр Махачкалы Салман Дадаев поздравил бывшего главу Дагестана, ныне – руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Владимира Васильева...

Глава города поручил оказать материальную помощь мужчине, пострадавшему от падения дерева

Мужчине, пострадавшему от падения дерева в Махачкале весной прошлого года, по поручению главы города Салмана Дадаева будет оказана материальная...

Проблемные вопросы по электроснабжению

В Махачкалинском городском Собрании состоялась встреча руководства Собрания с 1-м заместителем – главным инженером Филиала ПАО «Россети Северный Кавказ»...

Завершается благоустройство двора по улице Учительской

В Махачкале завершается благоустройство дворовой территории по улице Учительской, 11 «а». О проделанной работе рассказал начальник городского Управления ЖКХ Шамиль...

В Махачкале демонтируют незаконно возведенные строения

Мероприятия по демонтажу незаконно возведенных строений проводятся в Махачкале, между микрорайоном ДОСААФ и поселком Семендер, сообщает пресс-служба администрации города. Согласно...

154 дома в Махачкале подготовлены для введения в гражданский оборот

154 многоквартирных дома в Махачкале подготовлены для введения в гражданский оборот. Об этом на заседании под руководством Главы Дагестана...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам