В орлином краю

…Если запрокинуть назад голову и устремить любопытный взгляд вверх, можно увидеть кусочек синего неба. Громадные заснеженные скалы как длинные ресницы прикрывают небесный свод, берут под свою защиту неправдоподобную голубизну.

Цумада – в переводе с аварского звучит как «в орлином краю». Воздух чистый и немного разреженный: шутка ли – 4 километра над уровнем моря!

А еще бурливые водопады и четкие, как рифмы стиха, названия сел: Хуштада, Агвали, Кванада!

Вале Карабицкой, вчерашней студентке пединститута, приехавшей по распределению в Цумадинский район, точнее прилетевшей на самолете-кукурузнике в село Хуштада, совсем не было страшно. Наоборот: необычная природа, смуглые кареглазые люди – так все непохоже на родную Белоруссию с ее непроходимыми лесами и болотами.

 

ОККУПАЦИЯ

Что я видела до этого в своей жизни? – вспоминает Валентина Билалова (Карабицкая). – Сожженную немцами деревню Любаничи, где родилась. Голод, землянки, потери близких, тяжелое послевоенное время…

Действительно, сметающем все живое, удушающем смерчем пронеслась война по белорусской земле, оставив после себя выжженные поля, разгромленные города, слезы одетых в черное женщин.

22 июня 1941 года немецкая группа армий «Центр» уже шагала по белорусской земле. Первые две недели фашисты просто бомбили города, захватывая территорию, вводили оккупационный режим.

9 июля был потерян Витебск, потом Минск, а 26 июля вся Белоруссия была под немцами.

Именно в 1941 году в семье Александры и Константина Карабицких и родилась дочь Валентина.

– Я, конечно, плохо помню оккупацию, но, по рассказам матери, вполне представляю, как все происходило, – рассказывает Валентина Константиновна. – С первых дней войны отец ушел на фронт, где вскоре погиб. Мама осталась одна с детьми на руках. Вскоре от голода умерла сестра Надя. Да и я чудом осталась жива. Мне рассказывали такой случай. Во время бомбежки мама, схватив детей, увела всех в погреб, а про меня они забыли. Сестра Женя, которой тогда уже было 14 лет, оглядевшись, говорит: – А где Валя? На что мама отвечает: – Оставь ее, все равно кормить вас нечем… Если ее Бог спасет… Однако Женя выскочила наружу, под разрывами, в клубах кружащейся земли схватила меня, грудничка, прижала к себе и бегом вниз в подвал.

А еще случилось вот что. Молодых здоровых женщин немцы угоняли на работу в Германию. Детей отбирали и отправляли в концлагерь. Женю куда-то спрятали, а сама Александра вынуждена была стать в колонну с другими женщинами. С левой стороны за юбку ухватился брат, справа – сестра, а Валю мама держала на руках.

Немцы, вальяжные, на белых конях с кручеными плетками в руках лениво объезжали будущую рабочую силу. Александра сделала попытку спастись. Подошла к офицеру и говорит: Klein! (малышка), показывает на Валю. Немец усмехнулся: – Zuruck! (назад!). Александра повернулась и пошла прочь, всем телом ожидая автоматной очереди.

Однако фашист убивать не стал: подскочил сзади и со всей силой жахнул плеткой по спине. Александра боли не почувствовала, но вернувшись домой, обнаружила, что вся спина в крови…

 

ВЕЛИКИЕ ЛУКИ

Выживали, как могли. Мужчины, не попавшие в действующую армию, уходили в партизаны. Благо в густые белорусские леса и топи немцы боялись соваться. Местные же знали назубок каждую тропку.

Командиром партизан в районе деревни Любаничи был человек по фамилии Семидянко. Жену его звали Надеждой, и была она родственницей Карабицких.

Много немцев погубили партизаны, но и сами не спаслись: супругов Семидянко, которых выдали полицаи, поймали и казнили лютой смертью.

Но все когда-нибудь кончается. Отошли, став историей, черные военные дни. Надо жить дальше, а как? Сестра Женя опять помогла Валентине. Работала она в то время на текстильной фабрике в городе Орша Витебской области. Взяла к себе Валю, та окончила ФЗУ (фабрично-заводское училище) и трудилась на фабрике вместе с сестрой.

А еще училась в вечерней школе, очень хотелось получить аттестат. Раньше строго было: после работы пять уроков до 9-10 часов вечера, после домашнее задание до утра – и все, опять на фабрику.

Выпускные экзамены принимала строгая комиссия из различных вузов страны. Специалистов тогда было мало, педагоги присматривали будущих студентов среди выпускников школ.

Валентина сдала экзамены хорошо, а на вопрос: кем бы хотела стать, ответила: учительницей. В конце лета пришел вызов из пединститута города Великие Луки, ее зачислили на филологический факультет.

 

ДАГЕСТАН

Жила Валентина в общежитии с четырьмя другими девушками. Когда получила долгожданный диплом, встал вопрос – куда ехать работать? Взяла в руки карту необъятной страны и увидела незнакомое слово – Дагестан. Особенно покорило название города Дагестанские Огни. Это звучало так романтично…

Ой, девочки, а давайте поедем в Дагестан, – предложила подругам. Почему бы и нет? Все написали заявления с просьбой отправить в горную республику.

Насовсем оставаться здесь никто не собирался. Планы были вполне земные и прагматичные. Валентина Константиновна хотела накопить денег, чтобы купить в Белоруссии квартиру. Зарплата инспектора районо в Агвали ее не устраивала, и она попросила своего заведующего Шуайба Гамзатовича отправить ее учителем в село Нижнее Гаквари.

– Вот тут-то меня и «накрыло», – признается Валентина Константиновна,
– почувствовала себя одинокой, брошенной всеми, сосланной, «куда Макар телят не гонял». Плакала по ночам, обидно было: если бы не война жила бы в своей Белоруссии, зачем мне нужен Дагестан?

А работал в то время в школе молодой преподаватель географии и биологии Ибрагим Билалов. Он недавно окончил Ставропольский пединститут и вернулся в родные края.

Был он обстоятельный, толковый, серьезный. Его ученики постоянно привозили из Махачкалы награды победителей различных олимпиад. Проникся душой, заглянув в грустные глаза молоденькой учительницы. Окружил заботой и вниманием, растопил ее сердце. А вскоре сделал предложение.

Цумадинцы очень хорошие люди, – говорит Валентина Константиновна, – когда у меня родился сыночек Хаджимурат, мне приносили хлеб, молоко, творог. Я ведь не умела печь, вести хозяйство… Когда мы с мужем решили уехать в Махачкалу, нас просили остаться.

В городе купили домик в общем дворе на улице Ермошкина. Здесь родилась дочь Ася. Вместе с Ибрагимом Магомедовичем работали в СПТУ-14 Дагестанского управления строительства. От этой организации получили квартиру.

Последние двадцать пять лет я работаю в Многопрофильном лицее №9. У нас прекрасный коллектив, отличный директор – Шамсият Насрулаева.

Я считаю, что жизнь удалась. В Дагестане сформировалась моя личность, я научилась доброте, хозяйственности. Я люблю этот народ, здесь моя родина.

 

Наталья Бученко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

И.о. мэра Махачкалы посетил ветерана Юрия Петрухина

Исполняющий обязанности главы Махачкалы Ризван Газимагомедов и заместитель мэра Эмилия Раджабова в День Героев Отечества посетили ветерана Великой Отечественной...

Суд приговорил к длительному сроку главу террористической ячейки в Махачкале

Булат Гамзатов, создавший террористическое сообщество на территории Махачкалы и руководивший им, решением Южного окружного военного суда приговорен к 15,5...

Жителя Махачкалы задержали за кражу ящиков с фруктами

Житель Махачкалы задержан сотрудниками полиции по подозрению в краже нескольких ящиков с фруктами, сообщает пресс-служба МВД Дагестана. В полицию Кировского...

В Махачкале откроют Центр для стрельбы из лука

Центр для стрельбы из лука будет создан в Махачкале. Об этом в интервью агентству «Интерфакс» сообщил председатель правительства Дагестана...

В Махачкале приступили к вывозу и утилизации мертвых тюленей

Работа по сбору, вывозу и утилизации туш погибших каспийских тюленей ведется в Махачкале по поручению исполняющего обязанности главы города...

В махачкалинской школе имени Героя России Гаджимагомедова проведут капремонт

Капитальный ремонт будет проведен в махачкалинской школе №42 имени Героя России Нурмагомеда Гаджимагомедова, сообщил исполняющий обязанности главы города Ризван...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам