Поэт есть мир, одним объятый человеком

…Для чего мы приходим на эту землю? Что наполняет жизнь смыслом и уверенностью, что все не зря? В бурливом шумливом потоке обыденностей и мелких страстей без вздоха и кручины тонут, бесследно уходя на дно, тяжелые и неудобные мысли о сути нашего мира.

Судьбы расписаны заранее, утешены простой житейской мудростью, мол, все так живут! И только люди, называющие себя поэтами, плывут против течения жизни, раскрывают свою душу, в чистых звонких строчках пытаясь приоткрыть тайны Вселенной.

Супиянат Мамаева – поэт, переводчик, редактор кумыкского выпуска литературного журнала «Тангчолпан», заслуженный работник культуры Республики Дагестан. Из-под ее пера вышли такие книги, как «Росинки на зеленой траве» (1984), «Затосковала по тебе» (1995), «Мосты» (2008), «Бессмертник» (2013), «Избранное» (2018), также для детей «Ай-яй-яй» (2005), «Страус» (2008) на родном и русском языках и другие.

Конечно, талант дается человеку с рождения, но надо ведь это понять, ступить именно на ту тропку, которая ведет к вершине. А сколько их, этих тропинок, выводящих на широкую дорогу! И первая ­– детство.

ЧЕЛОВЕК ЧЕСТИ

– Мой отец, Магомед Мамаев, человек красивый, породистый, широкоплечий был в душе настоящим эстетом. Любил угощать друзей, родственников, причем делал это так красиво, что диву даешься. Даже если он разделывал рыбку, он так изящно это делал, отделяя косточки от филе, складывая их ровными стопками.

Ему нужно было общение, всегда вокруг него собирались люди. Открытая душа, он никому не позволял никого обижать. Это врожденное чувство справедливости однажды привело его на центральную площадь Махачкалы, где собрались защитники Саддама Хусейна. Человек чести – так говорили о нем.

И женился он на яркой, красивой, честнейшей девушке – Разии, моей маме. Она была грамотной женщиной. Уже имея детей, поехала в Махачкалу, где окончила курсы дезинфекторов, и некоторое время работала в нашей сельской больнице.

ИСТОРИЯ ХАДИЖАТ

Хадижат, бабушка Супиянат по матери, была замужем за человеком по имени Эльмурза Баймурзаев. Он был уже взрослым, прошедшим войну. У них рождались дети, но умирали. Выжила только Разия. Да и то, вспоминали, какой она была слабой, болезненной, долгое время, пока не окрепла, ее держали в папахе.

Судьбе было угодно, чтобы сама Хадижат была единственным ребенком в семье, к тому же рано осталась сиротой. Понимала, как тяжело одной без братьев и сестер. Потому и придумала, как сделать, чтобы ее дочь не осталась одна.

Решила женить своего мужа на молодой разведенной женщине, чтобы та рожала детей. Нашли такую, звали ее Чубай. У нее уже была дочка от первого брака. Родные Чубай были против такого жениха, но факт остается фактом: они поженились.

Мы часто бывали у бабушки с дедушкой, – продолжает рассказ Супиянат, – тетя Чубай родила пять сыновей, и все они обожали мою маму. Мальчики называли Хадижат мамой, свою звали по имени.

Гораздо позже мы узнали, что эти две женщины – жены моего деда. Ради своего ребенка Хадижат пошла на это. У нас была дружная семья, и сегодня я поддерживаю добрые родственные отношения с братьями мамы, их детьми и внуками.

КОСТЕК

Костек Хасавюртовского района – старинное кумыкское село с интересной историей. Именно здесь будущему поэту пришло понимание и ощущение родины, родного края.

Я до сих пор чувствую на своих губах вкус спелых слив, вишни, черешни, яблок из нашего сада, – вспоминает Супиянат, – запах фруктов будил по утрам. Я бегала по росе, воображала себя принцессой из сказки, поднимала с земли упавшие яблоки…

Благодатная земля в нашем селе! У нас был огород, где росли кукуруза, фасоль, тыква, арбузы, дыни. Вдоль речки Карасув цвели сказочно красивые цветы, мы собирали букеты, приносили домой.

В доме царил культ чистоты. Проснулись – начиналась уборка. Двор подмести, курочек накормить, завтрак приготовить. Все нужно делать быстро, чтоб скорее открыть ворота.

Неписаное правило существовало в те времена – в гости не ходят, если ворота закрыты. Мы собирали и рубили дрова, пилили, складывали. Они пылали в нашей расписной печке. До сих пор, когда я смотрю на закат или рассвет, вижу красные отблески горящих в печи угольков.

В возрасте 9 лет написала первое стихотворение. Что такое автор, рифма, ритм еще не знала. Но эта красота вокруг, эти переполнявшие чувства – все требовало выхода, излилось крупными строчками на бумаге.

Сначала просто рифмовала услышанные от взрослых сентенции, писала о Ленине, не зная, кто это такой. Первые аплодисменты прозвучали на школьной линейке, когда исполнила песни на свои стихи.

Впервые увидела опубликованным в газете свое стихотворение «Весна», когда исполнилось 14 лет. А еще у Супиянат был дядя по отцу – Айнутдин Мамаев, поэт, переводчик, журналист. Он-то и обнаружил в ее стихах золотые крупицы таланта. Рассказал о Литературном институте имени Горького в Москве, посоветовал после школы поступать туда.

Но, не все сразу…

СОВЕЩАНИЕ МОЛОДЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

Очередной шаг к осознанию себя поэтом был сделан уже в Махачкале, на совещании молодых писателей. Приглашение ей организовал дядя Айнутдин. Супиянат уже училась в Хасавюртовском педучилище имени З. Батырмурзаева.

Приехала. Город большой, раньше никогда здесь не бывала. В здании на улице Буйнакского, где находится Союз писателей, располагался Театр кукол. Там и проходили совещания. Семинарские занятия в кумыкской секции вел Анвар Аджиев, народный поэт Дагестана.

– Нас, участников совещания молодых писателей, поселили в гостинице «Ленинград». Как-то вечером, – вспоминает Супиянат, – ко мне постучались Бадрутдин Магомедов, Магомед Атабаев и дядя Айнутдин. Говорят, покажи стихи, завтра ответственное выступление. А у меня только блокнот, исписанный от руки.

Прочитали. Выбрали. На следующий день в большом зале я вышла со своими стихами. Помню: не могу дышать, в голове туман… Но собралась. Выступила. И тут раздались аплодисменты: Анвар Аджиев, Абдул-Вагаб Сулейманов, Шарип Альбериев, Магомед-Султан Яхьяев, Камал Абуков… Редакторы газет и журналов захотели напечатать мои стихи. Мужчины уступили редактору журнала «Женщина Дагестана» Умукурсюн Мантаевой. Так с моими стихами смогли познакомиться жители нашей республики.

Потом были выступления на радио, телевидении. Но главная награда – признание поэта Анвара Аджиева, тончайшего лирика и очень щепетильного редактора, который пожал мне руку и пожелал успехов.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ

Вот, наконец, Москва, Литературный институт имени М.Горького. После творческого конкурса, собеседования и вступительных экзаменов Супиянат Мамаева оказалась в поэтическом семинаре Льва Ошанина. Самый большой семинар в вузе, 24 человека, со всего мира – Монголии, Польши, Чехословакии…

Занятия проводились следующим образом, – делится воспоминаниями Супиянат, – на языке читаем свои стихи, все слушают мелодию стиха, как он звучит в оригинале. Потом читаются подстрочники. Затем выступают два оппонента и третьим – руководитель семинара.

Когда я прочитала свою подборку, думала, как всегда на «ура». Какой там! Меня разгромили… Потом итог: да, стихи имеют право на существование – имеется тема, ритм, рифма, образы, но все это штампы. А должно быть новое. Сугубо мамаевское, чтобы читатель понимал, что так могла написать только Супиянат Мамаева.

Помню, я ревела, написала подруге Джамиле, что меня разобрали по косточкам, смогу ли я себя собрать? Долго не могла в себя прийти, но потом поняла, что и как нужно писать.

У нас были прекрасные педагоги. Аза Тахо-Годи, дочь знаменитого революционера Алибека Тахо-Годи, преподавала античную литературу. Такая мощная женщина с седыми волосами, она вела предмет так, будто сама участвовала в описываемых событиях. Мы рассчитывали, на ее снисходительность к студентам из Дагестана. Но нет, с нас она еще больше требовала.

Руководитель семинара, Лев Ошанин, очень любил своих студентов, часто собирал нас на своей даче. Там я впервые попробовала варенье из апельсиновых и лимонных корочек.

Часто в Москву приезжали Камал Абуков, Расул Гамзатов. Они всегда встречались с дагестанскими студентами. Иногда привозили деньги от Литфонда Союза писателей. Тогда начинался пир горой – мы всех угощали!

Хорошее было время, но все-таки тянуло на родину, не хватало своей ауры, воздуха. Как-то во время каникул я на последние деньги купила билет на самолет до Махачкалы. Когда самолет приземлился и я спустилась с трапа, хотелось встать на колени от переполнявших чувств, я дома, я на родине! С этим ощущением и живу до сих пор.

Наталья БУЧЕНКО

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Шестеро директоров центров соцобслуживания задержаны в Дагестане по делу о хищении 620 млн рублей

Шестеро бывших и нынешних директоров центров социального обслуживания в районах Дагестана задержаны в рамках расследования уголовного дела против бывшего...

Известный финский архитектор посетил Махачкалу и прогулялся по Эльтавскому лесу

Известный финский архитектор Маркку Ланг посетил Махачкалу. Глава города Салман Дадаев пригласил его на прогулку по Эльтавскому лесу, где...

Бывшие госслужащие Дагестана назначены на руководящие должности в Мордовии

Бывшие госслужащие Дагестана Илья Соколов и Игорь Губайдуллин назначены на руководящие должности в Мордовии. В ноября 2020 года президент России...

Один из горных районов Дагестана остается без автомобильного сообщения

Цунтинский район остается без автомобильного сообщения после сильных дождей, сообщили 27 сентября в пресс-службе главного управления МЧС по Дагестану. Напомним,...

В Дагестане после непогоды без света остаются более 50 населенных пунктов

Энергоснабжение 57 населенных пунктов Дагестана восстановлено после нарушения из-за проливных дождей, без света остаются еще 54 населенных пункта, сообщили...

В Дагестане молодые люди вымогали у мужчины 300 тыс. рублей за молчание

Двое молодых людей в Дагестане требовали от местного жителя деньги за нераспространение сведений о его частной жизни. В отношении...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам