Поэты славой не меряются…

К 100-летию Якова Козловского

29 июля исполнилось 100 лет со дня рождения замечательного поэта и переводчика Якова Абрамовича Козловского.

Осуществленные им художественные переводы стихотворений и поэм таких мастеров пера, как народные поэты Дагестана Расул Гамзатов и Юсуп Хаппалаев – стали классическими образцами сложного переводческого мастерства, а имя его по праву стоит в одном ряду с именами лучших писателей нашей республики.

Расул Гамзатов и Яков Козловский – легендарный творческий тандем, который зародился в Литературном институте им. Горького в Москве и которому друзья-поэты были верны всю свою жизнь.

1 июля 2001 года в малом зале Русского театра проходил Съезд дагестанских писателей. В президиуме собрания сидело все дагестанское правительство во главе с председателем Госсовета РД Магомедали Магомедовым. В какой-то момент к председательствующему, народному поэту Дагестана Расулу Гамзатову подошел помощник и, наклонившись, что-то тихо сообщил на ухо. Расул Гамзатович тотчас встал, подошел к микрофону и медленно произнес:

– Только что умер мой друг Яков Козловский… Прошу почтить его память вставанием…

И заплакал… При всех… Не стесняясь своих слез…

Яков Абрамович Козловский родился 29 июля 1921 года в городе Истра Московской области. В 1939 году он окончил школу в Москве и был призван в ряды Красной Армии. Служил Козловский на западной границе СССР – на реке Сан, правому притоку Вислы, протекающей по Львовской области и Польше. Так с первых минут Великой Отечественной войны младший командир 136-го полка 97-й стрелковой дивизии оказался на передовой. Прошел через все ужасы войны, был дважды ранен, и свои первые стихи он опубликовал в 1941 году… С 1942 года Козловский литсотрудник газеты «Красное знамя» 28-й армии. Осенью 1944 года член ВКП (б), капитан Козловский был уволен из армии по ранению, на костылях вернулся домой и сразу же поступил в Литературный институт им. А.М. Горького, который окончил в 1949 году. За военные заслуги был награжден боевыми орденами и медалями: орденом Отечественной войны 1-й степени, медалью «За боевые заслуги», медалью «За оборону Сталинграда», медалью «За победу над Германией». Именно поэтому тема войны занимала в его творчестве особое место.

 

Май 1945 года

Противнику был послан ультиматум.

А мой комвзвода в званье старшины

Пал смертью храбрых

на проспекте, взятом

За час до окончания войны.

Еще летели к женщинам России

Те письма, что писались на войне,

А мы в тот день вдруг о войне впервые

Подумали как о прошедшем дне.

 

Казалось, время приостановилось.

И молча, в неулегшейся пыли,

Сдавались победителям на милость

Те, кто до Волги некогда дошли.

 

Летели автобаты с провиантом.

И только бой на улицах утих,

Был дан приказ армейским интендантам

Кормить детей из кухонь полевых.

 

Смахнув слезу (мы каменные, что ли?),

Прости меня, погибший старшина.

Не мог я радость отделить от боли

Положенною чаркою вина.

 

Чумазые, откинув крышки люков,

Танкисты встали, словно на привал,

И, сняв фуражку, сам Георгий Жуков

Нас – пехотинцев – в губы целовал.

 

 

СУДЬБОНОСНАЯ ВСТРЕЧА

В Литературном институте и состоялась эта судьбоносная встреча двух студентов Яши Козловского и Расула Гамзатова, который поступил на год позже. Тогда в этом знаменитом, единственном на весь мир, писательском институте училась блистательная плеяда молодых поэтов и прозаиков – Михаил Луконин, Константин Ваншенкин, Александр Межиров, Эдуард Асадов, Юлия Друнина, Николай Старшинов, Юнна Мориц, Наум Гребнев, Давид Кугультинов, Сергей Наровчатов, Сергей Орлов, Петр Проскурин, Владимир Огнев, Маргарита Агашина, Маргарита Алигер, Юрий Бондарев… Все они станут друзьями и соратниками… Но некоторых из них свяжет не только человеческая, но и творческая дружба. О такой дружбе писал сам Козловский: «И нет для меня ничего более отрадного в жизни, чем общение с друзьями. Пусть они будут русскоязычные или иноязычные – это никакой роли не играет».

Когда читаешь в Интернете всякий вздор о меркантильных отношениях знаменитого поэта и его переводчиков, просто диву даешься. Откуда эти безграмотные и никому не известные сетевые авторы, никогда не видевшие ни Гамзатова, ни Козловского, берут эту несусветную чушь?

Студенческая дружба – особая статья! Зная обоих поэтов и долгие годы работая и общаясь с Расулом Гамзатовым, я уверена, что они стали симпатизировать друг другу с первой же их встречи. Оба – жизнелюбы и острословы, с великолепным чувством юмора, способные на высокие поступки и дерзкие студенческие проделки. Только тот, кто сам учился в Литературном институте, знает, как быстро и легко студенческая дружба перерастает в творческое содружество. Поэты-студенты переводят друг друга по зову души, порой соревнуясь в поэтическом мастерстве, порой экспериментируя со словом и даже хулиганя… Молодость!..

В этом творческом содружестве не было места меркантильности и расчету. Козловский никогда не заключал официальных договоров на переводы стихов Расула Гамзатова, потому что переводил их по зову сердца. Любое меркантильное предложение в то время он воспринял бы как оскорбление. Это сейчас все монетизируется – и совесть, и душа, и талант… Наверное, поэтому всего этого становится все меньше и меньше…

Яков Козловский и Расул Гамзатов до конца были преданы этой студенческой дружбе, которая их сотворчество превратила в целостный и несокрушимый монолит. В дружеских беседах, статьях и интервью поэты часто говорили об этом сотворчестве, иногда серьезно, а иногда в шутку и с лукавством… Расул Гамзатов порой подшучивал над Козловским: «Он меня переводит так, чтобы потом, когда я переведу его обратно на аварский, получилось совсем другое стихотворение – гораздо лучше, чем у меня…» Всем, кто общался с Расулом Гамзатовым при его жизни, хорошо известно, что поэт очень любил подтрунивать над другими, но прежде всего над самим собой – и здесь ему не было равных.

Так, когда его во всеуслышание на каком-либо литературном вечере называли великим – Расул тут же парировал: «Вы имеете в виду мой избыточный вес»…

Но во многих своих статьях и стихотворениях уже без шуток Гамзатов воздает переводчикам должное: «Переводчики делают важное государственное дело. Это труженики литературы, и о них надо говорить с уважением, особенно нам, национальным поэтам, их талантливой рукой и чутким сердцем подстрочники наших стихов оживляются, получают первоначальное поэтическое звучание на другом языке. Это большое счастье. Благодаря этому горская поэзия приобрела новые черты, умение создавать выразительные реалистические картины, и наши произведения приобрели тысячи новых читателей. Именно благодаря переводчикам русский язык стал для нас вторым родным языком».

 

ПЕРЕВОДЧИКИ НЕ МОГУТ ПРИДУМАТЬ

Когда же дотошные журналисты спрашивали Козловского, не переводчики ли сделали Расула Гамзатова, он неизменно возмущался и называл этот миф ерундой и глупой выдумкой завистников. «Поэзия Гамзатова тем и интересна, что, о чем бы он ни писал, в ней всегда присутствует дух Дагестана, – говорил Козловский, – переводчики тут ничего не могут придумать… В горской поэзии и в русской силлабика стихов разная. У него нет рифм, но есть аллитерация. Например, начинается строка с буквы «А» и кончается буквой «А», переходит в следующую, и это переплетение идет через все стихотворение. Русское ухо его не улавливает, а горцы улавливают…» Мне, как переводчику Расула Гамзатова, уже много лет задают тот же вопрос практически на каждой встрече с читателями, и я всегда привожу в пример этот ответ Козловского, который был не только другом Расула, но и блестящим знатоком Дагестана, его традиций и обычаев. Он много и часто гостил в доме Гамзатовых, переводил стихи Гамзата Цадасы, отца Расула, ездил по горам, изучал историю края, любовался дагестанской природой, наблюдал горские характеры. По просьбе Расула Гамзатова он стал переводить на русский язык и других дагестанских поэтов, тогда еще молодых Рашида Рашидова, Юсупа Хаппалаева, Нуратдина Юсупова, Газим-Бега Багандова, Магомеда Газиева, Кадрию и многих других. Он также переводил и классиков дагестанской литературы Ахмед Мунги, Эльдарилава, Таджтудина (Чанка) и др., уже не говоря о прекрасных поэтах Грузии, Абхазии, Украины, Таджикистана, Кабардино-Балкарии, Татарстана, Осетии и т.д. Национальные поэты, которых переводил Яков Козловский, получили широкое всесоюзное и даже мировое признание.

Сегодня мало кто знает, что Яков Козловский – замечательный детский поэт. Когда в 1963 г. (а затем и в 1965 г.) в издательстве «Детская литература» он издал уникальную книжку стихов «О словах разнообразных – одинаковых, но разных», мэтр советской детской поэзии и автор гимна СССР – России Сергей Михалков восторженно высказался о книге для детей: «Основой для создания этого веселого произведения послужило богатство русского языка и русской речи. Вся книжка – волшебная игра в слова. Не думаешь о том, что рифмы свежи, что строки энергичны и отточены. Мастерство-то и создает иллюзию того, что стихи родились в веселой игре, между прочим, и открыли трогательный мир взаимоотношений букв и слов. Ум и веселость для Якова Козловского – не цель, это как бы атмосфера его стихов, остроумных без претензии. По-моему, его книжка доставит радость читателям».

 

ТАКСА

 

Сев в такси,

Спросила такса:

 

– За проезд

Какая такса?

 

А водитель:

— Денег с такс

Не берем совсем.

Вот так-с!

 

Да и другие детские книжки Якова Козловского могут стать настоящими творческими учебниками по омонимам и синонимам русского языка, в которых уроки словесности совмещаются с уроками по другим предметам. Старший брат чертит треугольник, младший съезжает с треугольной горы «на пузе по гипотенузе». Оригинален и раздел словесных шарад.

Яков Козловский блестяще владел каламбурной рифмой, которая очень нравилась маленьким детям:

 

Нёс медведь, шагая к рынку,

На продажу мёду крынку.

Вдруг на мишку – вот напасть –

Осы вздумали напасть!

 

Мишка с армией осиной

Дрался вырванной осиной.

Мог ли в ярость он не впасть,

Если осы лезли в пасть,

Жалили куда попало,

Им за это и попало.

 

 

СОБСТВЕННЫЕ СБОРНИКИ СТИХОВ

 В разные годы Яков Козловский выпустил такие замечательные детские книжки, как «У буквы-невелички — волшебные привычки» 1966 г., «Прежде кумекай, потом кукарекай», 1975 г., «Вещий знак», 1983 г., «Пожарная лошадь», 1989 г., «Веселые приключения не только для развлечения», 1979 г., 1993 г.

Очень жаль, что их теперь почти не переиздают…

Вопреки расхожему мнению, упорно навязываемому Интернетом, что тогдашняя власть не издавала стихи самого поэта-фронтовика, как еврея, собственные поэтические сборники Якова Козловского выходили довольно-таки регулярно. Вот их, возможно, неполный перечень: «Офицер связи» 1961 г., «Тропа», 1964 г, «Каламбуры», 1967 г., «Вереск», 1969 г., «Избранная лирика», 1970 г., «Арена», 1972 г., «Нагорья лет», 1972 г., «Воочию», 1974 г., «Созвездие близнецов», 1974 г., «Две музы — две сестры», 1978 г., «Осенняя страда», 1979 г., «Как в молодости отдаленной», 1981 г., «Кизиловая ветвь», 1981 г., «Избранное», 1983 г., «Похвальное слово аджике», 1985 г., «Вольница», 1986 г., «Разноплеменная молва», 1992 г., «Колчан», 1994 г.

В них вошли стихи Козловского о прошлом и настоящем, о любви и верности, о раздумьях современников, о мужестве и долге и, конечно, воспоминания о войне. Многие строки поэта посвящены Кавказу – краю, который он знал и любил и с которым был связан многолетней творческой дружбой.

А еще и книги переводов!.. Такой работоспособности можно было только позавидовать. И завидовали, и распространяли самые немыслимые слухи и о нем, и о тех, кого он переводил… Но сам Козловский никогда и никому не завидовал. Он щедро делился своим талантом и опытом, помогал даже тогда, когда его об этом не просили…

 

ДУХОВНАЯ ПОДДЕРЖКА

Только с годами я поняла, какую неоценимую духовную поддержку он оказал мне в начале далеких 80-х. Впервые тогда я перевела Расула Гамзатова, стихотворение «Имя твое». Поэту мой перевод понравился и он взял его с собой в Москву, чтобы показать Козловскому. Яков Абрамович перевод одобрил и дал мне рекомендацию в члены Союза писателей СССР, хотя я даже не просила его об этом. И честно говоря, пусть и стыдно в этом признаться, я даже не поблагодарила его тогда за эту помощь, без которой моя творческая судьба могла бы сложиться совершенно иначе. Я ведь и в то время знала, что Расул Гамзатов очень прислушивается к мнению своего друга и переводчика и не доверяет переводить свои стихи тем, чьи опыты Козловский не одобрил. Вот теперь говорю: – Спасибо вам, Яков Абрамович! – и стараюсь так же бескорыстно поддерживать молодые таланты.

Конечно, сейчас, когда для писателей наступили не лучшие времена, имя Якова Козловского уже почти забыто… Но только не в Дагестане. Здесь, как и прежде, Поэт и его Переводчик на равных – их помнят, чтят и читают. И их общая слава не меркнет от времени, как по-настоящему драгоценный сплав. Сам же Яков Козловский говорил: «Я никогда не думал о его славе. Я вообще считаю, что поэты славой не меряются. Грибоедов написал одну пьесу и остался в литературе, а Софронов написал множество, и никогда не останется. Конечно, одним достается больше, другим меньше. В прежние времена тоже было так. Вы думаете, не баловали Крылова? Баловали. Дали деньги на издание книжки, а он проиграл их в карты, и Николай Первый сказал: «Не жалко денег, жаль, что в карты играет»… А уж какие отношения с царем были у Пушкина, как они отзывались друг о друге – оба, в один голос: «Я говорил с самым умным человеком в России»… – Боюсь, что сегодня ни один правитель не скажет такое ни об одном поэте. И наоборот».

За свой творческий труд и большой вклад в развитие российской словесности Яков Козловский был награжден орденом «Знак Почета», удостоен звания заслуженного деятеля искусств Дагестанской АССР, стал лауреатом Республиканской премии имени Сулеймана Стальского, премии имени Николая Тихонова, премии Союза писателей РСФСР и многих других престижных литературных премий.

Я.А. Козловский был членом правления Союза писателей РСФСР с 1985 года и Союза писателей СССР до 1991 года, членом Высшего творческого совета СП России с 1994 года.

Он всего лишь два месяца не дожил до своего 80-летия и ушел из жизни 1 июля 2001 года.

Похоронен Яков Козловский на Химкинском кладбище Москвы, где на памятнике из красного мрамора выбита надпись:

Поэт Яков Козловский 1921-2001.

«Всякий раз, бывая на кладбище,

Убеждаться рок мне положил,

Что душа возвышенней и чище

У родных становится могил».

А лучшим памятником поэту-фронтовику стало его высокое творчество – прекрасные стихи и замечательные переводы.

Марина АХМЕДОВА, народный поэт Дагестана

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Махачкале планируется отключение холодной воды

В связи с необходимостью проведения ремонтных работ на водопроводе на Юго-Восточных очистных сооружениях 6 июля с 22:00 до 03:00...

Махачкалинец получил реальный срок за гибель в ДТП семи человек

Суд в Калмыкии вынес приговор по отношению к водителю пассажирского автобуса, по вине которого в ДТП погибли семь человек....

В Махачкале задержали мужчину, подозреваемого в изнасиловании

В Махачкале задержали мужчину, подозреваемого в изнасиловании 23-летней местной жительницы, сообщает пресс-служба МВД по РД. Мужчина обманным путем проник в...

«Ростелеком» и НМГ объединяют онлайн-кинотеатры

«Ростелеком» и Национальная Медиа Группа заключили соглашение о намерениях по объединению видеосервисов Wink и more.tv в рамках совместного предприятия, в котором...

В Махачкале завершился Международный фестиваль «Горцы»

В Махачкале состоялся заключительный гала-концерт XX Международного фестиваля фольклора и традиционной культуры «Горцы», приуроченный к 85-летию Республиканского дома Народного...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам