Без танцев я себя не представляла!

«Когда звучит лезгинка, я не могу усидеть, ритм сердца учащается», – рассказывает преподаватель по хореографии ДШИ № 3 им. Цурмилова – Анна Александровна Сараева. Она проводит ладонью по руке и улыбается: «Мурашки бегут по телу, как будто кожей чувствую мелодию».

Сама Анна танцует лезгинку… с 5 лет! Невероятно энергичная, легкая, стройная – ее образ никак не вяжется с почти тридцатилетним стажем преподавания, в котором перемешались любовь к профессии, воспитанникам, культуре танца – как нечто большее, чем просто комплекс движений.

Когда слушаешь Анну Александровну и то, с какой интонацией она говорит о танцах, начинаешь понимать, что многое в жизни упустили те, кто не танцует. Невозможно у такого педагога не «затанцевать», ведь дети, пришедшие к ней, заряжаются с первого раза. Она знает, как найти подход к каждому, имея твердую уверенность в том, что неспособных детей не бывает. Многочисленные дипломы, призовые места ее ансамбля, благодарности красноречиво говорят о ее таланте педагога-хореографа. Сама же Анна Александровна об учениках, музыке и танцах может рассказывать бесконечно.

 

У НАС БОГАТАЯ КУЛЬТУРА

– С детства музыка была для меня всем. Раньше во дворах играли свадьбы, и все танцевали. Помню, как местные бабушки сравнивали танцующих девушек с лебедями. И мне в такие минуты хотелось быть не только лебедем… мне хотелось быть лучше всех. Когда мама привела меня в клуб пятилетней девочкой к педагогу Чалаю Ильясову, я думала: сейчас меня всему научат. Но почему-то всех смущал мой небольшой рост. Мама, поддавшись моему напору, сказала «пусть танцует», и я начала посещать занятия. С того самого времени я танцую (улыбается). Тогда в школе искусств не было хореографического отделения. Параллельно танцам я посещала занятия в Школе искусств – класс фортепьяно. Когда играла произведение, в моем воображении возникали рисунки танца. Те уроки танца подарили мне любовь к нашей культуре, фольклору. Поэтому себя я причисляю к фольклористам, каждый танец – это образец этнической культуры, и мы обязаны ее сохранить. В наши дни я замечаю, как молодые хореографы постепенно вводят современные элементы. У нас, дагестанцев, очень богатая культура, и у каждой народности есть свои обрядовые танцы. Жаль, что не все специалисты хорошо ими владеют.

Молодежь тоже увлекается современными танцами. Они думают, что это ярко, красиво. А я им говорю, у нас богатая культура, слушайте наши старинные мелодии, разучивайте наши танцы. И когда наши бабушки поют на свадьбах, я стараюсь записать эти мелодии. Показываю этот материал нашим музыкантам, и мы стараемся возродить старинную музыку. Печально, когда молодежь хочет идти в ногу со временем, но не с нашей культурой.

– Мне очень нравится та интонация восхищения, с которой вы произносите: «наши танцы, наша культура».

– Я родилась здесь. Это моя Родина, где бы я ни была, всегда возвращаюсь сюда. Где бы лезгинка ни звучала, я не могу стоять на месте. Я предана своей республике. При том, что я славянка, хотя корни грузинские тоже есть, не могу понять, как можно не любить лезгинку, как можно не танцевать лезгинку? Не было такого в моей жизни, чтобы я могла просто стоять, если где-то звучит лезгинка. У нас очень красивая культура, у нас очень красивые танцы. И так, как девушка парит в танце, мне кажется, такого нет ни в одной культуре.

– Родители не пытались отговорить от детской увлеченности танцами? Ведь это не только интересное занятие, но и большой труд, отнимающий время…

– Всячески пытались. Я болела бронхиальной астмой, и мне рекомендовали занятия спортом – на танцах пыль поднимается, нежелательно было их посещать. Но я находила тысячу причин, чтобы прибежать в клуб. И ни одну репетицию я не пропускала, потому что папа мне как-то раз сказал: «Если ты за что-то берешься, делай от души и до конца». Мама не верила в то, что я продержусь. Но я не сдавалась и убеждала ее, что буду лучшей и знаменитой.

К тому же я посещала занятия по художественной гимнастике на улице Оскара. Тот полученный опыт мне здорово пригодился. Физические нагрузки достаточно ощутимые, сильнее, чем в танцах, без которых я себя не представляла.

 

ТАНЦУЮТ ВСЕ!

– В Махачкале немало частных школ танца, обещающих новичкам быстрые успехи в танце свадебной лезгинки. Посвятить обучению годы или посетить несколько уроков танца – каждый выбирает сам. Но легко ли научить лезгинке «с нуля»? От чего это зависит?

– Прежде всего, нужно показать человеку, как танцуют в Дагестане. Как мужчина должен сопровождать женщину в танце, как женщина должна танцевать с мужчиной. И это достаточно нелегкий процесс. На это уходит месяц. У каждой народности свои элементы, и на свадьбе не включат ту музыку, под которую обучал танцевать педагог.

Я считаю, танцам нужно учить с детства, чтобы дети были более раскрепощенные. В нашей школе процесс обучения занимает 5-7 лет. Он идет постепенно, планово. Поверьте, человек, не имеющий стабильной практики, забывает полученные навыки. Поэтому забрасывать танцы нельзя. И не надо спешить научиться: да, возможно, он получит навыки, но волнение может помешать станцевать красиво и так, как хотелось бы. Нужно систематически посещать занятия, чтобы волнение и страхи прошли.

– Вы педагог с внушительным стажем, но если у ребенка не получается танцевать? Он не горит как вы, не слышит вас, не понимает. Все ли дети способны почувствовать красоту танца? Что вы способны сделать в таких ситуациях, как настроить ребенка на занятия?

– Вначале желанием горит только родитель. Бывает, у ребенка не получается, и сами родители говорят, «пусть идет домой, это не его». Но я же понимаю, что в каждом ребенке есть искра, которую надо разжечь. Каждый ребенок расположен к танцам, просто к нему надо найти подход. И каждого ребенка я постепенно раскрываю. Пусть я потрачу на это год-два-три, но это произойдет. Ребенка надо заинтересовывать. Спустя время родитель подходит ко мне и говорит: «Что вы сделали с моим ребенком? Он сам мне напоминает, что на танцы пора». Каждый педагог должен «раскопать» ученика. Что у него там внутри? Танцы ему неинтересны? А что его интересует? Телефон? Я начинаю давать задания по телефону: «посмотри этот танец, как он движения делает…» Он смотрит, зажигается и ненавязчиво вовлекается в процесс. Все зависит от педагога. У нас, дагестанцев, танец – он в крови, в генетическом коде. И я говорю, не забрасывайте детей, не идите у них на поводу, пусть ходит на занятия, мы еще как с ним «раскроемся». Всех детей я считаю своими. Мои дети растут, переходят в старший коллектив, потом – еще старше, потом женятся и приводят к нам своих детей.

 

НИКАКИХ ОГРАНИЧЕНИЙ

– Как мотивируете детей танцевать? Наверняка, они хотят знать ответ на вопрос, зачем нужны танцы.

– Во-первых, у тебя всегда будет красивая осанка, во-вторых, ты всегда будешь красиво танцевать. И где бы ты ни был, танцем сможешь показать, представителем какой уникальной культуры ты являешься.

– Уходя из школы искусств, выпускники выбирают разные жизненные пути. Есть среди ваших учеников те, кто продолжает танцевать в профессиональных коллективах?

– Многие работают в Москве в государственных ансамблях, несколько поколений моих выпускников являлись танцорами «Лезгинки». Мои выпускники танцевали в «Вайнахе», в «Нохче». Некоторые из них открывают школы танца, получают награды и признание. С годами я стала понимать: это так прекрасно, когда я могу приехать к моим ученикам в гости, обмениваться с ними опытом. И я им всегда говорю: цените и сохраняйте нашу дагестанскую культуру. Я смотрю на них и думаю, какая я молодец! (смеется).

– И вы никогда не испытывали разочарования в своей профессии?

– Бывало, плакала после занятий с детьми. Но это были минуты слабости. В «нулевые» дети «искали себя», и трудно было удержать их, но ни один мой ученик в дальнейшем меня не разочаровал, многие стали хорошими хореографами и даже преподают в школах искусств.

– В современном обществе возникают противоречивые мнения по поводу танцев. Есть и те, кто избегает мероприятий с песнями и танцами. Как вы относитесь к такой позиции?

– Раз в год я привожу детей в Пушкинскую библиотеку. Там есть большой архив по танцам. Я им показываю, что наши дедушки и бабушки и намаз делали, и все нормы соблюдали, и танцевали, и пели. Красота наших танцев заключается в уважении друг к другу.

– В профессии хореографа существуют какие-то возрастные рамки – когда нужно остановиться и уйти?

– Я преподаю с 1995 года. После 9-го класса поступила в Культпросветучилище и с головой окунулась в любимую мною атмосферу танца. В 2005 году поступила в Северокавказский институт культуры и искусств. Окончила его с красным дипломом. Большой багаж знаний привезла оттуда. И я хочу сказать, что основа всех танцев – это классика. Классика, станок выравнивает любого танцора.

Мои наставники по жизни – это Шалуми Самуилович Матаев и Светлана Ивановна Аванесова – два профессионала своего дела, которые вели меня по жизни. Это были первые люди, к которым я могла прийти и обратиться. И мой ученик Ислам Мурадханович сейчас работает вместе со мной. Теперь он мой напарник.

Мои педагоги и я всегда говорю: танцевать нужно столько, сколько хочешь. Спустя 41 год я вышла на сцену и станцевала со своими одногруппниками. И мои ученики гордятся тем, что я могу выйти с ними на сцену в парном танце. А почему бы и нет? Пока мое тело двигается, ноги ходят, руки поднимаются, я буду танцевать, никаких ограничений нет.

– Не представляя себя вне танца, своих детей вы смогли увлечь безграничной любовью к хореографии?

– Моя дочь – это моя гордость. И когда я ей прихожу и рассказываю о своих эмоциях, вот так мы выступили, все ей описываю, она мне говорит: мама, ты у меня такая замечательная, всегда в эмоциях, переживаниях. Да, я такой человек. Я не умею быть равнодушной, могу и заплакать от радости. Особенно если мы хорошо выступили, эмоции переполняют всю меня. Моя дочь окончила Школу искусств, но сейчас она учится в Медакадемии и нужно уделять основное внимание будущей профессии.

 

СПАСИБО ЗА БЕСЦЕННЫЙ ДАР

– Когда был создан нынешний ваш хореографический ансамбль? Где вам удалось побывать?

– В январе 2016 года я перешла работать из ДШИ № 4 в ДШИ № 3. И тогда передо мной поставили задачу: в конце марта будет конкурс, сможете создать коллектив? И хотя сроки были очень сжатые, эта мысль меня зажгла. Я попросила показать мне детей. Вместе с моим напарником Исламом Мурадхановичем отобрали детей, и у нас начались очень плодотворные репетиции. Не часовые и не двухчасовые, а четырехчасовые. Наш ансамбль называется «Горцы», это название придумано не мной, а Магомедали Иманалиевичем Абдуллаевым, который преподавал в школе искусств № 3.
К сожалению, он рано ушел из жизни. Но, наверное, он нас оберегает сверху. А первый основанный мною творческий коллектив – это ансамбль «Махачкала». Я создала его в школе искусств № 4.

Мы побывали во многих регионах России. После нашего первого выступления, после того как мы «выстрелили»,  я сказала родителям, что коллектив не может существовать без поездок. Первая поездка была очень волнительной, потому мне было трудно «оторвать» детей от родителей. Они очень переживали за детей. Меня мама в детстве так не опекала, и я их убеждала, что все будет хорошо. «А вдруг мой ребенок не справится? А вдруг мой ребенок кушать захочет, а его не покормят?» – беспокоились родители, но я ведь не одно поколение танцоров вырастила, и никто от голода в поездке не умирал (смеется). Первая поездка дала массу эмоций и детям, и родителям. Мы привезли пять первых мест. И с тех пор все пошло, как надо. И с каждой поездкой число родителей, желающих сопровождать детей в поездке, стало уменьшаться. Самым сложным для нас был конкурс в Санкт-Петербурге. Сюда приехали коллективы из всех регионов. Мы не заняли призовые места, но нам присудили звание «Лучший коллектив сезона». На тот момент мы не понимали, что это прекрасный результат, дети спрашивали, почему нам не дали медали, и некоторые даже расстроились. Но сразу после этого мы поехали в Сочи на два конкурса, и там мы заняли призовые места. Знаете, во многих регионах с большим нетерпением ждут представителей именно нашей республики. Наши искрометные и зажигательные танцы заводят всех, и столько оваций… мы, наверное, даже здесь не получаем. Конечно, нас везде побаиваются, но встречают очень тепло.

– Побаиваются в конкурентном смысле?

– Да, потому что по технике мы очень сильные, мы очень темпераментные люди.

– И у нас очень сильная школа танца?

– Да, но я всегда говорю: без классики, классического танца, ни один танцор не состоится. Балет – это классика, мы же там ставим корпус, ручки-ножки вытягиваем. Знаете, как ребенок танцует после этих занятий? Мы проходим классику, народные сценические танцы и потом переходим на третью стадию – национальный фольклор. Дети должны все знать, весь мир танца.

– Слово «балет» родителей не настораживает? Как-то не вяжется этот танец с местным колоритом?

– Сначала родители не понимали. Реакция была примерно такой: «Ужас, я не хочу балет». Я им объясняла, что все идет в репетиционном порядке, им никто не говорит, наденьте пачку и идите танцевать. Классика вытягивает ребенка. Правильно выстраивает каждую мышцу. Теперь дети с большим удовольствием приходят на классику. И после этого мы можем направить их на национальные танцы.

Вообще ребенок, который проводит здесь время, становится добрее, веселее, у него появляется свой внутренний мир. У них столько тем для разговоров, и я точно знаю, что они говорят о танцах.

Я болею своей профессией. Когда ставлю новый танец, процесс идет трудно, а потом все получается, как будто само собой, и, наверное, в этот момент счастливее меня нет никого на свете. И я говорю Всевышнему спасибо за такой бесценный дар!

Лариса ДИБИРОВА

Предыдущая статья
Следующая статья

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Мэр Махачкалы опубликовал поздравление в честь праздника Ураза-байрам

Глава столицы Дагестана Юсуп Умавов опубликовал в своем официальном телеграм-канале поздравительное сообщения, приуроченное к празднику Ураза-байрам, который в этом...

Юсуп Умавов принял участие в заседании махачкалинской Общественной палаты

9 апреля Глава столицы Дагестана Юсуп Умавов принял участие в заседании Общественной палаты города Махачкалы, на котором с отчётом...

29 махачкалинцев обеспечили лекарствами после вмешательства прокуратуры

Прокуратура Ленинского района столицы Дагестана провела проверку соблюдения прав граждан на льготное лекарственное обеспечение. Данная проверка показала, что с...

За незаконную реализацию квартир в Махачкале двое дагестанцев предстанут перед судом

Двоих жителей республики Дагестан будут судить по обвинению в незаконном предпринимательстве и хищении денежных средств граждан. Об этом заявили...
spot_imgspot_img

В Махачкале провели экологическую акцию “Исцеляющий сад”

Коллектив Маммологического центра L7 организовал экологическую акцию по высадке зеленых насаждений на территории парка Ленинского комсомола, который находится в...

Кассовый чек можно хранить и в электронной форме

УФНС России по Республике Дагестан напоминает, что кассовый чек – документ, который подтверждает факт приобретения товара или услуги между...
spot_imgspot_img

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам