Магомедхан АРАЦИЛОВ: «О подковерной борьбе в спорте и политике»

А когда в 90-е вместе с Союзом рухнула вся система подготовки спортсменов и Арацилов, как и многие его коллеги, остался не у дел, он не ушел в криминал, не спился, не уехал за границу. Занялся бизнесом, который успешно работает и по сей день. А с недавних пор Магомедхан Сулейманович – депутат Народного Собрания Дагестана (фракция «Патриоты России»), хотя до этого в политической жизни республики активного участия он не принимал. А еще 7 мая ему исполнилось 60 лет – в общем, поводов для интервью хватает.
– Где было сложнее бороться – непосредственно на ковре, в бизнесе, в политике?
– Сложнее всего было на тренерской работе. Когда ты выступаешь сам – ты отвечаешь только за себя, твои неудачи – это твои личные неудачи, а когда на ковер выходят твои ученики – это двойная ответственность, их поражения – это твои поражения в первую очередь. Здесь мало быть хорошим спортсменом, нужно иметь организаторские способности, уметь находить индивидуальный подход к каждому ученику, то есть быть педагогом и психологом, иметь медицинские знания – ведь ты за здоровье и жизнь этих ребят отвечаешь! Для меня это всегда была самая сложная работа. В политике я недавно, в ней есть разные люди – со своими амбициями, своей тактикой ведения борьбы, как в спорте – каждый отвечает за себя и одновременно является частью команды, представляя свою партию, но по большому счету все равны, и выигрывает тот, кто сильнее, кто лучше подготовился.
– В разговорах о политике часто используется спортивная терминология, только «подковерная борьба» чего стоит… Но я хочу спросить не об этом, а о том, почему вы все-таки пошли в политику? Громкое имя, деньги – все это у вас было и есть. Вас, выдающегося спортсмена, и сегодня узнают на улице, у вас достаточно авторитета и связей, чтобы в случае необходимости решать какие-то личные вопросы, не в обход закона, но, скажем так, по упрощенной схеме. И, наконец, почему вы вступили в оппозиционную партию?
– Я с представителями власти встречался только на официальных приемах – когда чествовали спортсменов, близкого знакомства ни с кем не водил, привилегий себе не выпрашивал. Жил на зарплату – 350 рублей получал, будучи тренером сборной СССР по вольной борьбе. Правда, тогда система работала четко – питанием, инвентарем, формой нас обеспечивали, командировки оплачивали. 5 января 1992 года мне пришло извещение о том, что я больше не работаю – нет СССР, нет и тренеров сборной СССР. Неделю я лежал дома, но семью кормить надо было, поэтому поехал в Пензу, начал там бизнес. Стартового капитала, как сейчас говорят, не было, но зато было честное имя и репутация – самый надежный капитал во все времена! Верили на слово, поставки и авансовые платежи – все было построено на доверии. Тогда начинались все эти движения 90-х, многие уходили в какие-то непонятные фирмы, ну сейчас уже понятно, что это был криминал, некоторые почти открыто бандитизмом занимались… Во власти тоже черт знает что творилось. Я оказался в стороне от всего этого благодаря случаю – в Пензе мне позвонили турки и пригласили работать – тренировать сборную Турции. Там вообще борьба была неразвита, 28 лет они не выигрывали ни одной медали, а у меня они через полтора года чемпионами Европы стали! Опыт работы в Турции многое мне дал, не только как спортсмену и тренеру, но и как бизнесмену. Я видел, что многие дагестанцы хотят там работать, возить какие-то товары, открывать совместные предприятия. В общем, вернувшись на родину, я открыл турфирму, наладил прямое авиасообщение между Махачкалой и Стамбулом, организовывали мы поездки и в другие страны, но Турция до сих пор остается приоритетным направлением.
– Это все замечательно, но политика-то при чем?
– А ни при чем (смеется)! Это я к тому рассказываю, чтоб было понятно, что власть как таковая мне была не нужна. Хотя меня звали не раз, многие хотели использовать мое имя для достижения своих целей. Я в этом не участвовал. Это все знают. У нас республика маленькая, а район (Арацилов – выходец из Чародинского района. – Прим.авт.) тем более – про всех все известно, так что проверить мои слова легко. А к «Патриотам России» я пришел по зову сердца. Случайно попал на одно их мероприятие, заинтересовался, подошел, познакомился. Уже когда выдвигал свою кандидатуру от этой партии, меня отговорить пытались – зачем они тебе, давай лучше к нам… А я так скажу – я всегда был свободен в выборе, я сам выбираю с кем мне быть.
– Думаете, сможете сделать что-то полезное как депутат?
– Особенных иллюзий на этот счет я не питаю, понимаю, что, не будучи партией большинства, сложно что-то коренным образом изменить. Но это не значит, что не нужно бороться. Нужно работать, спорить, убеждать, предлагать свои поправки – это на законодательном уровне. И одновременно нужно помогать конкретным людям в решении их частных проблем. Кстати, порой депутатское вмешательство и не нужно бывает, достаточно разъяснить человеку некоторые юридические моменты, помочь правильно оформить документы. «Патриоты России» сейчас открыли Общественную приемную, я там вел первый прием и убедился, что наши люди в правовом отношении совершенно безграмотные. Эту работу тоже нужно вести.
– То есть Приемная нужна?
– Обязательно нужна! Кстати, в Турции номера мобильных телефонов депутатов – там они называются, если дословно перевести, «представители народа» – общеизвестны. Каждый избиратель может позвонить своему представителю, и тот обязан отвечать на все звонки. И на выборы ходить там, кстати, тоже все обязаны, и обязанность эту выполняют, поэтому и приписать кому-то голоса невозможно.
– Вам 60 лет – пенсионный возраст наступил, понятно, что на пенсию вы не собираетесь уходить, но все же чем бы хотели заниматься на заслуженном отдыхе?
– (Смеется) Да, я пока еще собираюсь работать. А вообще мечтаю уехать в родное село (Хурух), прожить остаток дней там – в горах. Сейчас ведь все есть, чтоб создать комфортные бытовые условия – всякие водонагреватели, генераторы, резервуары, спутниковые тарелки – можно жить не хуже, чем в городе.
– Сколько хозяйств сейчас в вашем родном селе?
– Грустный вопрос. 16 хозяйств осталось, а было 50-60. В горах всегда было трудно жить, мое детство – это послевоенные 50-е годы, тяжелое время, но никто не жаловался, жили как-то. Дороги в район не было аж до 70-х годов! А сейчас из Махачкалы в райцентр ехать на машине три часа.
– Думаете, люди вернутся обратно в горы? И что для этого нужно?
– Думаю, рано или поздно начнут возвращаться. Нужно только, повторюсь, комфортные бытовые условия создать. И работать не лениться. Там же идеальные условия для развития пчеловодства, садоводства, камнеобработку можно развивать. Надо давать кредиты – безоткатные! – на развитие фермерских хозяйств, постройку жилья, и люди сами поедут в горы. И еще мне не нравится, когда говорят, что в Дагестане нет работы – сколько угодно у нас работы, просто люди отвыкли работать! Сельское хозяйство требует огромного количества рабочих рук, промышленности нужны токари, слесари, фрезеровщики, электрика и сантехника днем с огнем не сыщешь! Но никто же не хочет в электрики идти, все хотят в галстуках ходить и в кабинетах сидеть, хотя хороший рабочий сегодня может заработать больше какого-нибудь менеджера. Систему профтехобразования развалили – отсюда и дефицит квалифицированных профессиональных кадров. Нужны новые формы работы с молодежью, новые мотивации для молодежи. В Хурухе не было полной средней школы, и после 4-го класса я учился в интернате в соседнем селе. Нас было 20-30 человек в комнате, спали на железных кроватях, посреди комнаты стояла печка-буржуйка. Дров не хватало, мы все время мерзли, одеяла были тоненькие, байковые, складывали их в четыре раза, чтобы хоть немного было теплее. За питание родители учеников должны были заплатить… 2 рубля в месяц. Но и эти деньги были не у всех, ведь работали колхозники за трудодни. Полуголодные, раздетые, замерзающие, мы учились, старались, даже «четверку» получить было стыдно! Школьных знаний мне хватило, чтобы без труда поступить в мединститут в Махачкале. А мы еще и работали, помогали родителям по хозяйству, а что такое «помогать по хозяйству» в селе – это ж не две тарелки помыть или ковер пропылесосить! Пахали, как ишаки! И в голову не приходило отказаться – вот какое воспитание было, хотя никто нас специально не воспитывал. Я не помню, чтоб отец вел со мной какие-то воспитательные беседы и уж тем более хвалил. Мы сегодня жалеем детей и балуем всячески, вот они и растут лентяями, а то и вовсе о них забываем, занимаемся своими делами, а потом удивляемся – почему молодежь уходит в леса. Наши первые «тренировки» в интернате – сдвигали кровати к стене, бросали на пол пару матрасов и боролись. Сейчас столько денег на спорт тратится, залы строятся, форма, инвентарь – все есть, а побед почти нет, потому что нет самого духа спортивной борьбы. Я помню, собирался на какие-то уже международные соревнования, а дядя мне говорил: «Магомедхан, там сильных спортсменов много будет, кому угодно проиграй, но только не немцу! Немцу проиграть ты не должен ни в коем случае!» И дядя, и отец воевали, имели награды, да как я – сын советского солдата – мог проиграть немцу! Раньше боролись за честь аула, города, республики, страны – теперь за деньги.
– Помните свою первую зарубежную поездку, что оттуда привезли?
– Первая поездка была в Болгарию – привез жвачку и знаменитое розовое масло – вот и все. Денег у нас не было, 30 рублей суточных выдавали. А на чемпионат мира в США мы летели через Париж, нас везли автобусом из одного аэропорта в другой, и из окна мы видели Триумфальную арку, Эйфелеву башню. Потом я не раз видел все это близко, но те первые впечатления остались на всю жизнь.
– Вы жалеете о распаде Советского Союза?
– (Задумывается) Наверно, нет. Я не ругаю, но и не идеализирую те времена. При коммунистах и плохого, и хорошего было поровну. Пусть у нас не было красивых вещей, пусть мы были бедные, но мы были воспитанные, образованные, люди были добры друг к другу, делили горе и радость. Когда я выиграл Чемпионат мира, земляки-чародинцы по всему району собрали по 1 рублю, чтобы купить мне в подарок самую престижную в то время машину – «Волгу». Потом у меня было много машин, но эта «Волга» мне дороже всех. В США к советской делегации подходили обычные американцы, чтобы просто потрогать «русских медведей», «коммунистов», им почему-то казалось, что мы дикие какие-то, сейчас выхватим наган из-за пазухи и начнем палить…
– Тогда я перефразирую вопрос: когда было сложнее быть патриотом – в СССР или в новой России?
– Во все времена быть настоящим патриотом трудно, но во все времена быть патриотом необходимо. Не быть патриотом – преступление, я считаю. Это касается всех сфер жизни – спорта, политики, бизнеса и это касается каждого. Я из Дагестана и из России никуда не уеду, я должен быть тут, должен участвовать во всех процессах, что происходят в моей республике и моей стране. И дети мои отсюда никуда не уедут, и внуки вырастут в Дагестане!
– Тогда мне остается лишь пожелать вам здоровья, чтобы вы еще долго являлись примером для молодежи и непременно увидели свой Дагестан процветающим. С юбилеем! 

Предыдущая статьяНам нужен диалог
Следующая статьяВернулись с победой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Салман Дадаев создал штаб по поддержке семей мобилизованных махачкалинцев

Городской штаб по поддержке семей мобилизованных махачкалинцев создан в дагестанской столице по инициативе главы города Салмана Дадаева. К работе штаба...

В Махачкале заменили ключевые трансформаторы на более мощные

Энергетики заменили в Махачкале ключевые трансформаторы на более мощные. Данная работа проводилась на трех перегруженных подстанциях города: Приморская, Тепличный...

Ребенок выпал из окна 6-го этажа в Махачкале

Несчастный случай произошел в Махачкале с двухлетней девочкой, сообщает пресс-служба МВД Дагестана. Накануне из окна 6-го этажа многоквартирного дома по...

Более 40% махачкалинцев отложили работу, чтобы посмотреть речь президента в прямом эфире

Четыре из 10 жителей Махачкалы отложили работу, чтобы посмотреть в прямом эфире речь президента РФ Владимира Путина, посвященную подписанию...

Мэр Махачкалы обсудил с депутатами работу по сбору посылок для военнослужащих

Глава Махачкалы Салман Дадаев провел ряд встреч с депутатами Народного собрания Дагестана. Обсуждались вопросы проведения информационно-разъяснительной работы с жителями...

В Махачкале продолжают устранять локальные разрушения асфальта

В Махачкале продолжаются работы по устранению локальных разрушений асфальтобетонного покрытия улично-дорожной сети. Отделом дорожного хозяйства городских служб составлен план, согласно...

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам