Ветер века

Изучение истории родного края, знание его культуры, традиций является основой воспитания и любви к Родине. Каждый человек должен знать, откуда произошел его род, кем были его предки, как образовалось его родное село, откуда берут истоки те или иные традиции и адаты, не теряющие своей значимости и по сей день. В некоторых деревнях Китая существует многовековая традиция: женщина, укладывая своего ребенка спать, не поет ему колыбельных песен, а перечисляет имена более десятка поколений своих предков. Это способствует тому, что с молоком матери китайцы впитывают историю своего рода, племени. Это, на мой взгляд, прекрасная традиция, которая призывает каждого помнить о своих истоках, о том, кто мы, откуда и какова наша история. Ведь для человека нет ничего дороже Родины, дороже того места, где он родился, где жили его предки, где он впервые почувствовал сладость материнской ласки и мудрость отцовских наставлений, где он делал первые, порой еще неуверенные шаги в своей жизни.
Дидойцы – один из коренных народов Дагестана, населяющих высокогорную территорию юго-запада республики. В настоящее время территория их проживания включает Цунтинский район, в который входят
46 дидойских аулов и село Хушет Цумадинского района. Общая численность дидойцев достигает более 40 тыс. человек. Часть из них издавна живет в Турции (20 тыс.), другая – в России, из которой согласно переписи на территории Дидоэтии проживает 11 тыс. 370 человек.
Территория дидойцев окружена горными хребтами: на юге главный Кавказский, на востоке протянулись Богосский и Мичитлинский хребты, на западе возвышаются отроги Перикительского хребта.
На дидойских землях берет начало приток Андийского Койсу – река Митлуда, которая, сливаясь с Икмертой (грузинское слово) и тушинской Алазанью, несет свои мощные воды в Сулак. Река Икмерта, протекая через всю Дидоэтию, делит ее на две части, образуя гигантское скалистое, а потому и непроходимое ущелье. Несколько притоков Андийского Койсу расчленяют территорию дидойцев на ряд долин: Асах, Междуречье, Шаитли, Кедеро.

ИЗ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОШЛОГО ДИДОЭТИИ
Как известно, во II тыс. до н.э. в районе озера Ван и Месопотамии образовались государства Миттани и Хурри. В конце II тысячелетия до н.э. они распались под ударами Ассирийской военной державы. Согласно утверждению Г.А. Меликишвили, после этого, вплоть до возникновения в середине IX в. до н.э. Урартского царства, самым мощным, политическим образованием становится царство Диаухи. В этой связи интересны сообщения автора о племенном составе древнего государства Диаухи, где вместе с другими племенами упоминаются и didini.
Археологические материалы свидетельствуют о древнейшем освоении человеком данного региона. А.А. Чессен в своей работе перечисляет вещественные памятники, обнаруженные на территории Дидо. Коллекция находок в основном включает бронзовые фигурки людей и животных, которые А.П. Круглов считает схожими с инвентарем Казбековского клада и датирует V-IV вв. до н.э.
Во время археологических работ на культовой горе «Кадилашани» (гора кукол) И.В. Мегрелидзе также обнаружил большое количество бронзовых статуэток. «Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подобные изображения, – пишет он, – распространены в горных местностях Кавказа (Казбек, Тушетия, Хевсуретия)». Они напоминают некоторые кавказские, урартские и сирийские изображения.
Во второй половине первого тысячелетия в повествованиях грузинских летописей мы встречаем упоминания о нахождении дидойцев (didini) на северо-восточной территории современной Грузии, в Кахетии.
Есть легенда, которая повествует, что дидойцы во главе с вождем по имени Дидо (в переводе с грузинского «большой») располагались в районе Телав. В результате упорной борьбы (неизвестно с кем) Дидо был убит, а народ переселился на современную территорию проживания. Возможно, поэтому упомянутые выше племена и племенные объединения, в том числе didi, didini были постепенно вытеснены с территории Южного Закавказья, т.е. с юго-восточной части современной Грузии, где их локализует
Г.А. Меликишвили.
Видимо, не случайно И. Алиев в своей работе «Истории Мидии» связывает кедеринцев нынешнего Цунтинского района с кетарийцами, от которых албанский летописец производит самих албанцев и на языке которых говорила часть населения Атропатены. Он же считает возможным, что такой народ, как андийцы, также являются переселившимся с юга. Такого же мнения придерживается и Г.А. Меликишвили.
В конце I тысячелетия до н.э. в начале нашей эры дидойцы упоминаются в трудах античных авторов (Плиний, Плутарх). Грузинские летописи этой эпохи подчеркивают отношения между иберийцами и горцами, в частности, в «Картлис Цховреба» повествуется о древнейших событиях и в качестве северных соседей называют дидойцев (Тифлис, 1897 г. с. 1-58 «Известия грузинских летописей и историков»).
Располагаясь на стыке Дагестана и Закавказья, дидойцы принимали активное участие в политической жизни народов Кавказа. Были они известны и древним армянским авторам. Перечисляя горские племена, выставившие свои войска против правителя Армении, они называют и дидойцев. Автор XI в. Закарий Ритер, перечисляя народы Кавказа, упоминает и страну. Ценность данного сообщения заключается в том, что впервые очевидец событий сообщает не о племени диди, дидури, а называет страну Даду. Автор называет дидойцев в числе оседлых народов Дагестана.
О политической самостоятельности дидойцев говорит также арабский путешественник и географ Х века Масуди.
В исторической науке Дагестана сведения о дидойцах очень скудные. В учебниках и научных монографиях о дидойцах упоминается лишь как о народе, проживающем в Цунтинском районе. Подробных исторических фактов о жизни этого народа в древности, о его материальной и духовной культуре практически нет. Достаточно подробно рассказывается и раскрывается история других народов Дагестана. Дидойцы же, оставившие значительный след в формировании государственности своего народа, зачастую не упоминаются в истории вообще. И по сей день история дидойцев остается неизученной.
Уверен, что трудно найти уголок Дагестана, который бы знал столько нашествий и бурных исторических событий, сколько претерпела Дидоэтия. Иногда она попадала под влияние и власть завоевателя или другого народа, но всегда восстанавливала свою независимость. Мой народ не раз переживал подъемы и падения, расцвет и запустение, но никто и никогда не мог его покорить.
Изучение исторического прошлого народа до сих пор остается делом энтузиастов, любителей родного края. В декабре 2009 года в урочище «Чекух» близ Мокока были найдены глиняные изделия, предметы домашней утвари, которые, по мнению ученых Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН, относятся к III тысячелетию до н.э., то есть к Кура-Аракской культуре. Эти находки стали лишь экспонатами школьного музея.

КРАСОТА ПРИРОДЫ
Красота природы горного края всегда привлекала внимание путешественников, историков и этнографов. Восхищало гостей Дидоэтии не только величие горных вершин, зеркальная чистота родников. Особенно привлекала их своеобразная архитектура аулов. Еще
М.Ю. Пролетов отмечал, что «дидойцам характерны многоэтажные строения и высокие башни». В горах Дидоэтии удивительно красивая природно-архитектурная панорама. Для подтверждения вышеназванных слов уместно вспомнить слова ученого, государственного и общественного деятеля Дагестана А. Даниялова. Вот что он писал в своих воспоминаниях о Дидоэтии: «К сожалению, я не сумею передать впечатление, которое на меня произвел райцентр. Он утопал в богатырских соснах. За 35 лет руководящей работы я помногу раз бывал в каждом райцентре и в большинстве крупных аулов Дагестана. Такой красоты, такого чистого, ароматного воздуха не встречал нигде. Мой родной Гуниб красив по-своему, климат и воды его целебны, но Шаури затмевает Гуниб». Разве нельзя в Дидоэтии строить здравницы и оздоровительные центры, туристические лагеря и базы? Ведь у нас очень красивая, поистине швейцарская природа.

РАВНЫЕ ПРАВА И РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
Каждый народ должен иметь право на самореализацию, сохранение культурного наследия своих предков и дальнейшее развитие. Основой всего этого должно стать обеспечение спокойствия и межнационального согласия народов. Все эти ценности возможны при объективном анализе прошлого, извлечении из него уроков, определении ориентиров на будущее.
Нельзя делить народы на великие и малые: «На свете нет малых народов. Величие народа не измеряется его численностью, подобно тому, как величие человека не измеряются его ростом», – сказал В. Гюго. Все народы Дагестана должны иметь ровные условия для экономического развития творческой и политической деятельности. Этого от нас требует и ст. 5 Конституции РД, где говорится, что Республика Дагестан основана на единстве равноправных народов Дагестана, а также ст. 1, которая гласит, что Дагестан есть выражающая волю и интересы всего многонационального народа Дагестана республика. Не хочется верить, что руководство республики не интересуется жизнью дидойцев, но почему-то большинство направляемых государством бюджетных средств идут только в одни и те же достаточно развитые экономические районы. Почему бы не направить эти средства на строительство школ, больниц, спортзалов, учреждений соцкультбыта таких отсталых районов, как наш Цунтинский район?
Несмотря на то, что Цунтинский район и без того является самым отдаленным от столицы республики, из его райцентра в другие, более развитые в социальном и экономическом отношении районы постоянно переводят самые жизненно важные учреждения и организации. Так, в 1999 г. от дидойцев в Тлярату перенесли РКЦ. Туда же «ушел» Лесхоз и ПУГЭС (подстанция эл/сетей). Сберкассу перевели в Гергебиль, Сбербанк – в Ботлих. Санэпидстанцию – в Хунзах, а потом в Махачкалу. Военком, прокурор и председатель суда находятся в Бежтинском участке, что в 25 км от районного центра.
Любые поездки из Цунтинского района и обратно связаны с немалыми финансовыми затратами руководителей бюджетных учреждений и организаций района. Об этом в верхах никто даже не думает. А не думают они потому, что во властных структурах от дидойцев нет ни одного представителя, нет никого, кто бы, как говорится, болел за нас.
Нет нашего представителя даже в Общественной палате РД, которая должна являться примером гражданского мира, согласия, толерантности, нет представителя дидойцев и в Молодежном парламенте Республики Дагестан. Под разными предлогами от дидойцев «уводят» в другие районы самые жизненно важные госучреждения. Вышеназванные районные центры находятся ближе к столице. От них до Махачкалы 3-4 часа езды, а от нас – 9 часов (350-400 км). Поездка туда и обратно обходится дидойцу и в рублях, и по времени, как я уже говорил, гораздо дороже. А в зимнее время приходится преодолевать это расстояние с реальной опасностью для жизни из-за снежных лавин на Гинухском перевале (высота более 3000 метров над уровнем моря).
Каждый чиновник в республике заинтересован привлекать в свой район инвестиции из бюджета республики. Я внимательно слушал недавнее выступление министра экономики Дагестана в Народном Собрании РД. Он дал отчет о расходовании и намеченном строительстве на 2011-2012 годы. В этом отчете ни разу не упомянут Цунтинский район. Более 81% федеральных ресурсов направляются на строительство дорог, объектов образования, медицины, культуры и спорта. Значительная часть этих средств вложена в строительство дорог. А в каком состоянии находятся дороги в Цунте?!
Главной целью программы «Социально-экономическое развитие Республики Дагестан до 2016 года» является стабилизация социально-экономического положения, повышение благосостояния и качества жизни дагестанцев. Мы, дидойцы, насильственно переселенные в середине прошлого века в Чечню, имеем моральное и законное право требовать от властей включить в эту программу пункт о выплате компенсаций за насильственную депортацию. В противном случае мы в очередной раз останемся «обойденными» государственными проектами и на долгие-долгие годы лишимся полноценного дальнейшего социально-экономического развития.
Наш народ был насильственно переселен в 1944 году в Чечню, а затем и обратно из Чечни в 1957 году. Проводилась эта насильственная акция согласно Постановлению Совнаркома СССР от 9 марта 1944 года. Депортации из Дидоэтии подверглось все население района. Переселение сопровождалось сожжением жилищ и иного имущества переселенцев. В упомянутом постановлении предусматривалось выселение 700 хозяйств. Руководство же района вкупе с руководством Дагестана того периода проявило излишнюю расторопность и перевыполнило план на 100%. Недавно вместе с краеведами школы я побывал в гостях у долгожительницы из с. Махалатли Аминат Магомедовой (127 лет). Она рассказала о том тяжелом времени. Многие женщины, говорила она, рожали детей на ходу, и поэтому за ними закрепились названия тех мест, где у них проходили роды. Например, ныне живущая Хадижат Андийская родила в горах Анди и т.д.
В результате такого насилия дидойский этнос сократился на 50%. Из-за болезней и голода мы потеряли на территории Чечни более 4 тысяч человек, а жилье дидойцев было сожжено дотла. Нам пришлось возвращаться в наши разрушенные и разграбленные дома. Строить их пришлось заново, и делать это было нелегко. Следы руин тех лет можно увидеть и сегодня почти в каждом малом или большом из 46 селений района. В результате этого наш этнос лишился еще и компактного совместного проживания и социально-экономического развития на одном месте. Из-за депортации дидойцы также потеряли родственные связи, т.к. в период возвращения пришлось расселяться во многих районах республики. Как мне рассказал Джабраил Магомедов, житель села Мокок (90 лет), заслуженный учитель РД, им не объясняли, куда везут, как идти, как быть в дальнейшем. Действительно, люди не знали, куда их везут, на какое место, где им жить. Так уничтожающе и так оскорбительно за пределы республики не был переселен на чужбину ни один район Дагестана.
Через 13 лет наш народ возвратился обратно, и почти все дидойцы вынуждены были оказаться на улице. Разве одного этого мало, чтобы обратить внимание на этот народ?

ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ
Хочу обратить внимание на кадровую политику, проводимую властями республики в отношении дидойцев. Ни один дидоец за прошедший 81 год со дня образования района не работал и не работает в данный момент в министерствах и ведомствах, не говоря уже об аппарате Президента и Правительства РД. Неужели хотя бы
3-4 человека нельзя назначить на ответственные должности? Ведь и среди дидойцев есть грамотные и подготовленные люди.
В районе сегодня армия безработных. У нас ведь тоже, как и в других районах республики, можно открывать мини-цеха по переработке сельхозпродуктов и тем самым пополнять бюджет района и обеспечивать молодежь работой. Неужели о наших проблемах никто не информирует Президента Республики Дагестан? Но у народа есть определенная уверенность, что новый президент отнесется к этому вопросу с пониманием.
Продукты питания и товары первой необходимости привозятся в район бизнесменами из городов, а цены на них на месте поднимаются, вырастают втридорога. И без того неплатежеспособное население района загружается дополнительными расходами, связанными с повышением цен из-за транспортных и дорожных затрат. И это дорого обходится рядовому дидойцу. Например, если ему предстоит поездка в город к врачам-специалистам на обследование или на стационарное лечение, то необходимо иметь в кармане минимум 15-20 тыс. рублей. Все отмеченные выше и несказанные проблемы создают армию безработных. Плюс к этому сокращение более 600 единиц педагогов, согласно «мудрому» постановлению главы МО «Цунтинский район». Как никогда необходимые сегодня в школах района должности педагогов дополнительного образования, заместителей директора по методической работе и другие сокращены со ссылкой на нехватку средств в бюджете района. Сокращены также целые детские организации, интернаты, в школах – воспитатели, лаборанты и т.д.
Все эти вопросы имеют для нас важное значение, затрагивают интересы каждой семьи, поэтому руководству республики следует взять их на учет и предусмотреть в Стратегии социально-экономического развития республики.
Наш район, граничащий с Грузией, является самой отдаленной от центра Республики Дагестан административной единицей. Суровые природно-климатические условия: короткое лето, затяжная зима. На его территории – 5 пограничных застав. Здесь проживает один из малочисленных коренных и древних народов Дагестана.
Каждый из нас живет на своей Родине, всех нас радует то, что мы причастны к великой истории народа, являемся наследниками богатой материальной и духовной культуры, продолжателями дела предшествовавших поколений.
Каждый, даже «маленький народ» имеет свою историю, свой путь развития, отличающийся особенностями хозяйственно-экономического и политического уклада, культурно-историческим наследием. У одних она изучена и осмыслена, у других остается за семью печатями. Цунтинский район – это белое пятно на карте Дагестана, заброшенная и малоизученная часть республики. Немые свидетели его истории – остатки разрушенных сел и руины оборонительных сооружений – пока молчат. Наша задача – их разбудить.
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Участились случаи мошеннических рассылок от лица Налоговой службы

Управление Федеральной налоговой службы по Республике Дагестан сообщает об участившихся случаях мошеннических рассылок от налоговых органов. Неизвестные от имени ФНС...

Сергей Меликов опроверг присутствие беспилотников на территории Дагестана

Сегодня на просторах сети интернет начала появляться информация о якобы проникших на территорию республики Дагестан беспилотников. Глава региона Сергей...

Что делать при обнаружении беспилотника?

Администрация главы Республики Дагестан выпустила заявление в связи с распространяемой информацией о замеченных в республике беспилотниках: “Вопросы безопасности республики находятся...

Сулейман Керимов планирует принять участие в приватизации морского торгового порта Махачкалы

Сенатор от Республики Дагестан Сулейман Керимов планирует принять участие в приватизации махачкалинского морского торгового порта. Об этом сообщил в...
spot_imgspot_img

Мэр Махачкалы встретился с жильцами одного из многоквартирных домов города

7 июня мэр Махачкалы Юсуп Умавов по поручению Главы Дагестана Сергея Меликова провел встречу с жильцами многоквартирного дома №...

Мэр Махачкалы встретился с управляющим ВТБ в СКФО, а также генеральным директором ООО «Дагестан СтеклоТара» и ООО «Каспийский завод стекловолокна»

7 июня Глава столицы Дагестана Юсуп Умавов провел встречу с управляющим ВТБ в СКФО – вице-президентом банка Александром Дыренко...
spot_imgspot_img

Вам также может понравитьсяСВЯЗАННОЕ
Рекомендовано вам